новая книга
ТЕАТР ОТЧАЯНИЯ
ОТЧАЯННЫЙ ТЕАТР

купить на ozon.ru
купить на ЛитРес

17 июля 2009

Здравствуйте!

Позавчера прибыли утром в Иркутск, прибыли Денис Бургазлиев, его гитара и я. Гитара в фильме сниматься не будет. Просто Денис никогда не ездит без гитары. Два дня ушли на акклиматизацию… Точнее не на акклиматизацию, а на вхождение в иркутский часовой пояс. С акклиматизацией как раз всё проще. Здесь стоит чудесная погода, то есть тепло, но не жарко, вечером прохладно, но не холодно, а ночью просто хорошо, правда, не без комаров. А что с ними поделаешь — Сибирь-матушка! Я с большим трудом переношу смену часовых поясов при движении на восток. Когда летишь на запад, всё очень просто: вылетел из сибирского города в Москву утром, например, в девять, прибыл в столицу в те же самые девять часов по-московскому времени, прожил день, постарался перетерпеть сонливость, уснул вместе с москвичами и проснулся утром уже вошедший в жизнь и в часовой пояс. А вот на восток — всё совсем по-другому. Вылетел вечером, пролетело ночь насквозь, приземлился утром и в то время, когда местные люди бодро идут на работу, ты ходишь варёный и ни черта не соображаешь. В общем, два дня ушли на то, чтобы войти и слиться с местной жизнью. Денису помогала гитара — он на ней играл и как-то быстрее меня адаптировался. А я то засыпал раньше времени, то просыпался в пять утра, понимая, что больше спать не могу… Просыпался и шёл смотреть, как рыбаки на Ангаре рядом с гостиницей ловят хариуса, а потом засыпал днём… В общем, маялся, а сегодня уже началась работа.

Сегодня ездил на полигон с инструктором по огнестрельному оружию и учился правильно обращаться с пистолетами. Нет, вы не подумайте, в фильме «Сатисфакция» мой герой не стрелок, не боец и не профессионал в смысле обращения с оружием, но в одном эпизоде должно быть видно, что он знает, как правильно обращаться с пистолетом, и здесь нужно выучить правильные движения, чтобы это выглядело вполне убедительно. Мне было это интересно. Хоть оружия я и опасаюсь, всё-таки есть в огнестрельном оружии какая-то притягательная жуть. Но именно жуть. Со стрелковым оружием мне на службе дело иметь практически не приходилось. Несколько раз я стрелял в тире за всю жизнь, из пистолета в том числе, но правильно обращаться с пистолетом не умею, точнее не умел до сегодняшнего дня. Инструктор и режиссер в итоге остались моими действиями довольны.

Буквально час назад начали немножко репетировать с Денисом Бургазлиевым первую сцену.

Это как раз фото с нашей первой репетиции. Здесь вы видите актера Дениса Бургазлиева, режиссеров Юру Дорохина и Аню Матисон, ну, и меня.

Завтра первый съемочный день. Завтра будет разбита традиционная тарелка… Ну, это такая киношная традиция разбивать тарелку… Это сродни разбитию бутылки шампанского о борт спускаемого на воду корабля. Завтра же познакомлюсь со всем съемочным коллективом и непременно вам об этом расскажу. Завтра вообще для всех тех, кто долго готовился к съемкам фильма «Сатисфакция» — ответственный и незабываемый день.

Ваш Гришковец.

14 июля 2009

Здравствуйте!

Прибыл в Москву. Если есть возможность избежать Москвы летом, в середине июля, то лучше бы это сделать. Да и не только в середине июля, до конца августа её стоит избегать. Особенно в качестве некой транзитной точки. Аэропорты и стоянки вокруг аэропортов наэлектризованны нервными, усталыми, опаздывающими или ожидающими задержанных рейсов людьми. Люди, прилетевшие издалека и летящие дальше мечутся, тянут за собою издёрганых и ноющих детей, вымещают на них своё раздражение, усталость, а главное беспомощность перед всей этой транспортной ситуацией… Целый час ждал получения багажа по прилёту. Сам наэлектризовался и впитал в себя всё накопившееся в аэропорту статическое электричество.

В Москве жуткая духота. Утром, ровно в шесть утра на центр Москвы (не ручаюсь за окраины) обрушилась короткая мощная гроза с таким ливнем, какого я не видывал. Рассвело рано и я проснулся, чтобы задёрнуть шторы, подошёл к окну и увидел как стремительно надвигаются на Москву мощные… даже не тучи, а какие-то совершенные горы чего-то тёмного и страшного, будто бы посланные какой-нибудь Гингеммой или Бастиндой. А потом обрушился ровно двадцатиминутный… не ливень, а просто водяной обвал. Он шёл двадцать минут и закончился. У меня сложилось полное впечатление, что мэр Москвы научился включать душ над городом… ну, или заключил какой-то договор с Гингеммой или Бастиндой.

Главное, чтобы такого не случилось с восьми вечера, так как в это время должен пройти наш концерт с «Бигуди». К тому же с нами совершенно по собственному желанию сегодня несколько произведений сыграет знаменитый и прекрасный (всемирно знаменитый) виолончелист Борислав Струлёв. Это было ужасно приятно, когда он обратился к нам с предложением что-нибудь отрепетировать и сыграть. А он музыкант абсолютно мирового значения. Очень важно, чтобы не было дождя, а то у Борислава виолончель очень дорогая. Мы-то с «Бигуди» что? мы не размокнем. А вот старинная дорогущая виолончель… (улыбка).

Диктую это торопясь на интервью, на ещё одно интервью, потом пресс-конференция, посвящённая началу съёмок нашего фильма «Сатисфакция», потом концерт, а потом немедленно поеду в аэропорт, потому что нужно лететь в Иркутск. Завтра буду уже в Иркутске. Буду писать уже оттуда. Мало того, буду регулярно вести ЗДЕСЬ дневник съёмочного процесса. У меня впервые большая роль в кино, будет интересно сформулировать свои ощущения, зафиксировать происходящее и всем этим поделиться. Так что я даже ненадолго пропадать ОТСЮДА не намерен.

Ваш Гришковец.

11 июля 2009

Здравствуйте!

Пришёл последний вечер каникул. Сегодня решил до пляжа не доехать, а именно дойти. Захотелось детских ощущений. Тех самых, когда от бабушкиного дома в Жданове (Мариуполе) долго шагал по звенящему солнцепёку, по пыли и идущему от асфальта жару, к морю. Шагал. Придумывал себе какие-нибудь занятия, типа, не наступать на трещинки или ловил бабочек… Вот сегодня решил дойти до моря, чтобы всё это вспомнить. Прошёл и вспомнил (улыбка).

Когда идёшь вот так, загар прилипает сильнее, чем на пляже. Шагал, сняв майку и повязав её на голову. Я был чуть ли не единственным пешеходом на этой дороге. Мимо ехали имашины, трещали мотороллеры. Несколько раз меня спросили, причём, на разных языках, как проехать на пляж. Спросили, как местного. А кто ещё может здесь разгуливать, не торопясь, по жаре, без майки и уже весьма загорелый, но главное, никуда не спешащий (улыбка).

Ещё приятно видеть на пляже свежеприбывших. Они белые, они всё рассматривают, они выливают на себя литры всяких кремов для или от загара (я в них не разбираюсь). Они с жадностью заказывают себе напитки, с жаднстью купаются, и всё их радует. Через пару дней они будут сонно лежать, читать какие-нибудь скучные книги и лениво попивать что-нибудь, и с неохотой будут тащиться за своими детьми к прибою, чтобы присмотреть за детским купанием. Я всё это пережил за прошедшие десять дней. А сегодня чувствовал, что это последний день каникул, и всем хотелось напитаться, насладиться и по возможности насытиться.

Сегодня было много медуз, и пацаны с сачками бегали и вылавливали их. Они это делали не без опаски, потому что родители, поднимая строго палец вверх, каждые на своём языке,говорили им что медузы очень опасны. Каждую выловленную медузу обступали разновозрастные мальчишки, что-то горласто обсуждали, а потом закапывали её в песок. А моего приятеля медуза-таки ужалила. Или, если говорить по-детски — укусила. Специальный крем нашёлся у кого-то из отдыхающих,да и слух об укушенном распространился среди детей моментально. И они подходили, с интересном рассматривали моего приятели и его намазанное мазью плечо. Стояли и смотрели, как сурки возле норки, и что-то тихонечко между собой обсуждали. А приятель намеренно изображал сильные муки. Они с уважением посмотрели на это и стали к медузам относится осмысленно осторожнее (улыбка).

Как эти дети из разных стран моментально находят общий язык и какое-то совместное дело. Они каждый на своём языке чтот-от даказывают, кричат, периодически заходятся плачем и с рёвом бегут к родителям за защитой. А вот родители уже не очень могут найти общий язык. Языковой барьер. Остаётся им только вежливо улыбаться.

Как же неутомимо дети что-то делают на пляже: чего-то роют, что-то ищут в прибое, и при этом непременно находят, куда-то носят ведёрками воду, с радостью что-то разрушают не ими построенное из песка, а потом с не меньшей радостью строят что-то с теми, чьё строение недавно разрушили…Чего-то жуют, пьют, куда-то всё время хотят. Даже на нытьё у них уходит очень много сил. Я смотрел на это всё и понимал, что уже могу им только завидовать, а меня самого на жизнь в их режиме и на пол часа не хватит.

Вернулся с пляжа так же, пешком. Утомился, потому что надо было идти в гору. Запылился, вспотел, потом принял душ, и вот сейчас диктую эти строчки. Скоро закат. Вот бы каждый день на отдыхе удавалось проживать так цепко улавливая каждый час, так внимательно чувствуя каждый запах, ветерок и переход обного времени дня в другое. Не получается! Десять дней назад казалось, что каникулы будут очень долгими. И вот последний вечер. И вот она — острота восприятия (улыбка).

Завтра весь день буду в пути, доберусь до дома ночью. А там уже надо будет лететь в Москву на концерт, а там полечу в Иркутск, где ждёт хоть и интересная, любимая и радостная, но в то же время долгая и ответственная работа… далеко от дома и семьи. Но ничего… И хотелось бы сказать, что ещё не вечер (улыбка), но уже вечер. Проведу его здесь с удовольствием.

До скорого.

Ваш Гришковец.

9 июля 2009

Здравствуйте!

Всё-таки как же удивительно некогда совсем деревня Сан-Тропе превратилась для многих в вожделенное место, наполненное магазинами, галереями, разного качества, но в основном хорошими ресторанами… Сюда стекаются и тратятся такие деньги! Забавно смотреть, как с вечерними сумерками набережная и порт Сан-Тропе превращаются в ярмарку тщеславия. Плотно, борт в борт, стоят большие и не очень большие яхты, на них ужинают и делают вид, что ни на что не обращают внимание в основном одетые в белое люди. Вдоль яхт прогуливаются те, кого можно назвать зеваками, рассматривают скучающих людей в белом, пытаются заглянуть в доступные глазу внутренние помещения яхт, и усиленно фантазируют на тему: а каковО это, интересно, отдыхать на яхте. Тут же вдоль порта медленно ползут роскошные автомобили или громко, почти истерично, взрёвывают моторами «Феррари» и прочая мощная техника. Этим машинам не нравится ехать медленно, и их зверские двигатели ревут, заставляя окружающих оглянуться или вздрогнуть, к ленивой радости владельцев этих монстров. Вот так вечером, на небольшом кусочке французского берега, длинной всего метров в четыреста, происходит во многом совершенно карикатурная ярмарка тщеславия, где кажется всё неторопливым, вальяжным и равнодушным, а на самом деле люди именно для этих четырёхсот метров покупают дорогие машины, драгоценности, строят яхты и выделяют огромные суммы из семейных бюджетов на салоны красоты и пластические операции (улыбка).

Наших людей на этой ярмарке очень много. И яхты у наших побольше, и бриллианты крупнее, и машины мощнее, и ноги у наших барышень длиннее… Но французы и прочие европейцы, привыкшие, видимо, ещё с детства с родителями отдыхать в этих местах, в те времена, когда Лазурный берег ещё не был таким вожделенным и раскрученным местом… Так вот эти французы умеют свои не такие большие бриллиатны и украшения носить так, как наши не умеют. Они носят шляпы и южную одежду, как надо, и это им чертовски к лицу, даже если лицо совсем немолодое и к нему не прикасалась рука косметолога. А ещё здесь очень много очень сильно загорелых людей. Таких загорелых, что кажется загар у них уходит на сантиметр вглубь. Как бы я хотел хоть раз в жизни так загореть. Но для этого нужно не загорать, а просто жить у моря.

Кстати, здесь вполне легко встретить на пляже или на набережной знаменитых людей. Я имею ввиду настоящих звёзд. Не наших (улыбка), а французских или голливудских. Люди реагируют на них вполне спокойно, улыбаются, может быть оглядывабтся, но не дёргают, не кричат, не тычут пальцами. Вчера плыл в море и нос к носу столкнулся с Ральфом Файнсем. А потом в маленьком кафе на пляже встретил Лиама Нисона. Мы оказались совсем рядом, и я сказал ему, что он здорово сыграл русского морского офицера (в фильме «К-19») и форму носил правильно, в отличие от Харрисона Форда. Он сказал, что у них были очень хорошие консультанты. Распросил меня о морских деталях, которые ему были любопытны и непонятны во время съёмок. В общем, мы немного побеседовали и немног выпили, я — вина, а он что-то — со льдом. Единственное, сказал ему я, что было неправдоподобным в созданном им образе подводника, это то, что наши подводники практически не бывают такого большого роста, как он. А потом мы сфотографировались по моей просьбе. Было приятно кого-то попросить сфотографироваться с ним, потому что обычно бывает как раз наоборот (улыбка).

Жаль, что он зажмурился.

А ещё до воскресенья, а стало быть до конца отдыха осталось совсем чуть-чуть. Хотя домой уже хочется. Значит, отдых удался. Главная цель любого отдыха — это возможность соскучиться по дому. Цель достигнута (улыбка).

Ваш Гришковец.

7 июля 2009

Здравствуйте!

Вчера мой товарищ, конечно, выполнил условия спора. Он прыгнул в воду вечером в порту. Но после дошедших до нас вестей о смерти Василия Павловича Аксёнова как-то всё прошло без удали, без особой радости. Вечер прошёл тихо в разговорах. Мы, не сговариваясь, решили уже совсем поздно нарушить голодовку, выпили вина и чего-то пожевали. Василий Павлович умер. Как-то было не до веселья и споров.

Я не буду говорить о его месте в литературе, о его культурном значении, о его знаковости и прочее. Об этом могут сказать лучше, а главное, об этом скажут те, кто больше меня знает. Я просто очень, ОЧЕНЬ люблю некоторые его произведения. А ещё мне довелось с ним общаться, и общаться не просто так.

У меня был замысел написать сценарий и сделать фильм по нескольким его ранним рассказам. И я вышел на Василия Павловича, позвонил, не помню точно, его агенту или секретарю, что-то про себя объяснил… Он перезвонил мне через два дня. Я сразу же узнал его голос. В Аксёнове всё было классным и даже каким-то культовым.Всё! Голос особенно! Он сказал, что идея ему нравится, что он прочёл две моих книжки «Рубашку» и «Реки» и считает, что я могу заниматься выбранным материалом. Я долго не мог прийти в себя от одной только мысли, что АКСЁНОВ читал то, что я написал. Это у меня не укладывалось в голове. АКСЁНОВ!!!

Мы встречались не один раз. Мы беседовали, даже обедали и ужинали, даже пили вино. Не помню, чтобы мы обсуждали вопросы литературы. Мы говорили о новом времени, о сути происходящего… Он много расспрашивал меня о моём восприятии текущей жизни, о моих жизненных опытах… Он очень здорово слушал. А я старался говорить точно, потому что меня слушал Аксёнов.

И ещё он звал приехать к нему в Биаритц. Говорил, что не спеша прогуляемся, что он знает несколько очень приятных и вкусных ресторанчиков, и вообще, вряд ли кто-нибудь сможет лучше него показать другому русскому этот чудное место.

Он умер. О нём скажут те, кто его знал лучше и ближе, те, кто глубоко знает его творчество и со вчерашнего дня уже наследие… Я же настоятельно порекомендую следующее: немедленно найти и прочитать несколько его ранних рассказов… «Папа, сложи», «Жаль, что вас не было с нами», «Маленький кит лакировщик действительности» и другие. Прочтите, если не читали! И вы тут же поймёте и осознаете КТО ушёл.

А сегодня 7 июля. Как же мы ждали этого дня в детстве и надеялись, что погода будет хорошая. День Ивана Купала, обливай кого попало!!! Как много людей сегодня было облито, как много беззащитных модниц пострадало от неудержимых пацанов. И сколько же всё равно в этом дне было и будет детской радости. В этом дне для меня всегда будет ощущаться концентрация всего летнего! К тому же, именно с этого дня считалось, что у нас в Сибири можно купаться. Хотя, конечно, многие начинали раньше, но именно после 7 июля купание в нашей реке Томи, при наличие солнца, становилось массовым. Так что, лето ещё, можно сказать,только начинается.

Всех благ. Пойду окунусь и я. Хотя, сегодня здесь облачно и откуда-то доносится гром приближающейся грозы.

Ваш Гришковец.