8 сентября.

Здравствуйте! Вот-вот на экраны выйдет фильм Резо Гигинеишвили «Заложники». Я посмотрел этот фильм на Сахалинском кинофестивале. Жюри этого кинофорума совершенно справедливо отдало приз за лучшую режиссуру именно этой картине. И на нынешнем Кинотавре «Заложники» получили приз за лучшую режиссуру и за лучшую операторскую работу. Я нечасто соглашаюсь с мнением жюри, но в данном случае Резо заслуживает приз именно за режиссуру, поскольку самое главное в его новом фильме – это то, какие большие кинематографические возможности он демонстрирует. Резо прежде снял широко известные фильмы «Жара» и «Любовь с акцентом». А ещё он всем известен, как зять Никиты Михалкова. До показа на Кинотавре фильма «Заложники» про него было всем всё понятно. Кому-то нравились его работы, кому-то не нравились. Но и тем и другим было всё понятно. Своей новой картиной он смог мощно удивить тех, кто шёл её смотреть с готовым мнением. Правда, многие, удивившись, всё равно остались заложниками своего предвзятого и уже оформившегося взгляда на режиссёра Гигинеишвили. Я разговаривал с людьми, которым фильм категорически не понравился, и понимал, что люди увидели то, что заранее решили увидеть. Поэтому я решил написать то, что пишу. «Заложники» — картина довольно странная. Резо, по мнению многих, лёгкий и весёлый автор, весьма предсказуемый и даже попсовый, вдруг снимает картину про 1983 год, про время, в котором он сам был ещё младенцем. Он снимает историю страшной трагедии, боль которой ещё не улеглась, а именно, историю захвата заложников в самолёте рейса Тбилиси-Батуми. Снимает он свой фильм на грузинском материале, с грузинскими актёрами и, в основном, на грузинском языке. То есть, в наш прокат он выйдет с субтитрами. А это мужественно. Это почти так же смело, как поступок Клинта Иствуда, снявшего фильм «Письма с Иводзимы», в основном, на японском, зная, что американские зрители субтитры читать не любят.

Читать далее…8 сентября.

8 сентября.

Здравствуйте! Меня просто распирает от желания срочно, немедленно поделиться впечатлением. Это почти детское желание. Я, как в далёком детстве, посмотрев кино или мультфильм, который привёл меня в восторг, хочу обязательно посоветовать его всем, всем, всем… И конечно же, очень хочу его пересказать… Но я уже не ребёнок. Поэтому просто настоятельно порекомендую всем, кто любит настоящее, прекрасное, современное, умное и при этом интересное, подлинно увлекательное кино… При первой же возможности посмотреть аргентинский фильм «Почётный гражданин». А точнее, я всячески рекомендую НАЙТИ возможность и посмотреть эту картину. Сняли этот фильм два режиссёра: Гастон Дюпра и Мариано Кон. Увидел я фильм на фестивале «Край света» на Сахалине. Фильм получил специальный приз жюри и почти получил приз зрительских симпатий… Однако, это неважно! Вряд ли он будет в кинотеатрах… Но я могу его рекомендовать, потому что знаю, что он есть в Сети. Фильм прекрасно переведён на русский язык и лучше смотреть его с субтитрами, чтобы по-настоящему оценить мастерство актёров, которых вы вряд ли могли прежде видеть. Фильм настолько меня впечатлил, что я написал авторам письмо с признанием в любви, а также сообщил в нём о своих глубочайших впечатлениях. Я очень хотел бы сейчас пересказать его содержание… Меня просто подмывает сделать это. Мне хочется рассказать, насколько сильно этот фильм со мной совпадает… Но я не буду этого делать. Я просто со всей ответственностью, рекомендую и советую посмотреть это кино. Делаю это, ни капельки не сомневаясь, прекрасно зная, насколько опасно в сегодняшнем мире кому-то, что-то советовать… А тут я советую! Я просто не представляю себе людей, которым бы этот фильм не понравился. Я таких не знаю. Только не подумайте, что это совет литератора и специалиста, который хочет порекомендовать что-то крайне специфическое, элитарное и не для всех. Это не тот случай. «Почётный гражданин» — это настоящее искусство. А настоящее искусство не бывает специфическим и элитарным. Настоящее искусство адресовано всем. Вот только доходит оно до тех, кто этого хочет и кто искусство любит. А ещё этот фильм хорош не только потому, что в последнее время мы испытываем серьёзный недостаток настоящего, глубокого и подлинного кино… Этот фильм просто хорош и всё. Он умный, смешной, страшный… Нет! стоп! А то я не удержусь и что-нибудь перескажу. Последуйте моему совету. Прислушайтесь к моей рекомендации, посмотрите это кино и если понравится, посоветуйте ещё кому-то… А также, если будет возможность, сообщите мне о своих впечатлениях. Ваш Гришковец.

19 сентября.

Здравствуйте! Хочу дать несколько рекомендаций и обратить внимание тех, кто прочтёт эту запись, на несколько фильмов, которые я видел в программе Сахалинского кинофестиваля в августе. Эти картины вряд ли увидят широкий экран и, боюсь, что могут пройти мимо тех людей, которые кино любят. Боюсь, что эти фильмы могут затеряться среди более громких кинособытий и тех, кому возможно, эти фильмы нужны останутся без них. А их лучше посмотреть сейчас, потому что это кино сегодняшнее, оно свежее. Живое. Очень рекомендую посмотреть картину «14+» Андрея Зайцева, картина очень простая и ясная, в которой простота совсем даже не хуже воровства. Это история первой любви в 14 лет, история сделанная без сладости и умиления перед нежным возрастом и при этом вовсе без ненужной грубой «социалки», при этом любовь эта случается в очень точно снятом и отображённом городском пейзаже в обычном спальном районе, который не прекрасный, не ужасный, а просто такой какой есть. И в такой городской среде живёт подавляющее большинство городских жителей нашей страны. Картина трогательная, точная и позволяющая вспомнить свою первую любовь в этом возрасте, если таковая случилась. Я так свою вспомнил. Причём вспомнил вплоть до мельчайших деталей. А до фильма казалось, что забыл.

Читать далее…19 сентября.

4 сентября.

Здравствуйте! Хочу завершить сегодня свои впечатления от Сахалинского кинофестиваля… Напомню, что это был международный кинофестиваль, в программе которого было три отечественных картины. Две картины были художественные, так называемые игровые, и одна документальная. Это были фильмы «Долгая и счастливая жизнь» Бориса Хлебникова, «Географ глобус пропил» Александра Велединского и документальное двух с половиной часовое полотно Виталия Манского «Труба». Хочу сказать об этих фильмах и о том, что мне довелось посмотреть их бок о бок с китайским и японским членами жюри, видеть и слышать их реакцию, и даже обсудить эти произведения. Удивительно, но чем лучше была отечественная картина, тем меньше она была понята, а то и вовсе не понята моими восточными коллегами по жюри. «Труба» Манского им показалась интересной. Но именно интересной, с некой познавательной точки зрения. Они удивлялись тому, что видели на экране, совершенно не различая того равнодушия и абсолютно лобовой прямолинейности автора этой картины. Только моими усилиями удалось вывести эту картину из обсуждения по причине её документальной сути. И несмотря на то, что в программы многих фестивалей игрового кино теперь модно включать документальные ленты, я весьма категорично отказался следовать этой практике. К тому же, я видел, насколько очевидно эта картина адресована именно фестивальному взгляду. Бесконечно длинная и исполненная такого взгляда на жизнь, с которым я по возможности стараюсь бороться всеми возможными художественными средствами. В этой картине есть подлинность и правда. Но эта правда столь однозначна и замысел столь элементарен, что я не понимаю того восторга, которое было высказано кинокритиками по поводу этого фильма, после его показа на «Кинотавре». Я не ругал этот фильм на заседании и вообще о нём не говорил. Я просто отказался его обсуждать. Китайский режиссёр Джанкэ очень хотел поговорить и даже говорил, но было ясно, что он навыдумывал себе по поводу показанного таких своих восточных метафор и наплёл столько символизма, что обсуждать это с ним не было никакого смысла.

Читать далее…4 сентября.

2 сентября.

Здравствуйте! Всё время возвращаюсь мысленно к тому, что происходило со мной в течение восьми дней на Сахалине. А происходили со мной, в основном, просмотры фильмов и разговоры о кино. Причём разговоры не простые, не болтовня, а довольно концентрированные и требующие вдумчивости и точности формулировок. Я же общался с людьми, которые связаны с кино, а стало быть, гораздо лучше знают происходящий кинопроцесс. Но и от них я услышал то, что сам интуитивно чувствовал и понимал на основе своих хоть и внимательных, но отрывочных киновпечатлений. От тех, чьё мнение мне интересно и важно, я внятно услышал о практически глобальном кризисе мирового кинематографа, который совсем, полностью распался на киноиндустрию, развивающую технологии захвата аудитории и на кино, так называемое, фестивальное, которое доступно только киносообществу и совсем немногим въедливым любителям «кино не для всех». Это разъединение существует и существовало давно. Это разъединение наметилось ещё в незапамятные годы, в момент зарождения и появления первых кинофестивалей. Но в те годы всё-таки многие картины-лауреаты тех самых фестивалей становились мировыми кинохитами и даже народными фильмами. Сейчас же это редчайшие, точнее единичные случаи, и то не каждый год. Наоборот. Признание фильма Берлинским или Венецианским фестивалем чаще всего просто отталкивает от картины публику, сообщая о том что это будет скорее или же прежде всего скучная, возможно кровавая или же наполненная остро, но узкой социально-национальной проблематикой картина. То есть, картина зрителю непонятная, так как она интересна профессиональному киносообществу.

Читать далее…2 сентября.