18 июня.

Здравствуйте!

Дорогие друзья! Хоть я и объявил 4-го июня онлайн ужин последним, но всё же предлагаю и приглашаю собраться в воскресенье 21-го июня… 

Дело в том, что 15-го июня я закончил писать новую книгу под названием «Узелки», над которой работал практически всё карантинное время. Кстати, отрывок про хомяка, который я зачитывал во время одной из наших трапез, как раз из этой книги.

Кроме этого, напечатан другой тираж книги «Водка как нечто большее», а первый тираж с опечаткой «страх – трах» мы под нож не пустили, а приберегли. Эта долгожданная книжка наконец-то выходит в продажу.

И ещё… В первый раз за три месяца вылетаю на день в Москву. В субботу, 20 июня, будет последний съёмочный день второго сезона картины «Обычная женщина». То есть, я в первый раз с марта буду работать, встречусь с людьми, полетаю на самолёте в Москву и обратно… Это всё для меня большие события. 

А заведения в Калининграде по-прежнему закрыты. Ни окончание работы над книгой, ни выход в продажу «Водка как нечто большее», ни первый рабочий день после самоизоляции – ничего из этого мне отметить не удалось и не удаётся. У меня есть только одна возможность хоть как-то всё мною перечисленное отпраздновать… Только вместе с вами.

Приглашаю вас 21-го, в 20 часов по Москве немножко посидеть, побеседовать, послушать отрывочек из новой книги и символически выпить по предложенным мною поводам. А ещё я попросту соскучился и понял, что мне не хватает вашей компании.

Ваш Гришковец.  

23 декабря.

Здравствуйте!

Эту запись делаю как напоминание о себе. Вся усталость уходящего года сконцентрировалась в последних его днях.

Три дня назад весь день снимался, потом играл спектакль, после спектакля мчался в аэропорт, чтобы улететь в Питер. Едва не опоздал. Прилетел в город на Неве глубокой ночью. Два вечера играл в питерском ТЮЗе спектакли и двадцать второго декабря завершил свой театральный год. Исполнял «Предисловие». Спектакль шёл два пятьдесят. В Москву прилетел в четыре утра и буквально сразу поехал на съёмки в город Зеленоград в перинатальный центр, а проще говоря, в роддом. Поспать не удалось вовсе. Зато снимали сцену, которая меня полностью взбодрила. Снимали то, как забирают из роддома младенца. А младенец был настоящий. Крошечная трёхмесячная чудесная девочка, которую, правда, я по роли называл сыном.

Как давно я не держал такого маленького человека на руках! Как давно я не был в роддоме в качестве отца. Почти десять лет.

Крошечная девочка оказалась очень хорошим партнёром, спокойная, не пугливая, смотрела на меня с интересом, не дёргалась, покряхтывала и пахла так, как пахнут только совсем маленькие люди. Как только мне дали её в руки, мою усталость и сон как рукой сняло. Всё-таки нет ничего более ответственного и волнующего, чем держать на руках младенца. Все забытые, но как выясняется, незабываемые навыки тут же вспомнились, и в душе что-то такое произошло, о чём и сказать-то не получится.

В общем, хороший был день. В итоге.

Ваш Гришковец.


А это моё киносемейство.

4 декабря.

Здравствуйте! 

Сегодня у меня весьма и весьма особенный день… Продолжают съёмки второго сезона фильма «Обычная женщина». Я по-прежнему играю доктора Лаврова, мужа главной героини картины. И сегодня я впервые снимаюсь с актёром Евгением Сытым!!! 

В 1991 году, лютой зимой во время жуткого фестиваля сибирских команд КВН в городе Барнауле я позвал Женю Сытого в свой театр «Ложа». Он тогда играл за команду Кузбасского политехнического института и был самым ярким и явно выходящим своими актёрскими возможностями за рамки КВН-овских стандартов. Меня тогда попросили выступить за его команду, потому что театр «Ложа» был театром Политеха, и я был обязан участвовать во всех культурных мероприятиях этого ВУЗа.

На том фестивале все страшно пили. Это были какие-то три беспробудных пьяных дня и ночи. Я был наверное там единственным трезвым человеком… И решился позвать Женю в свой театр. Помню у нас состоялся долгий ночной разговор. В результате Сытый стал моим любимым актёром, на которого я почти сразу стал ставить спектакль. Спектакль «Осада». Из этого спектакля потом получилась пьеса. И спектакль по этой пьесе уже 15 лет идёт в МХТ им. Чехова.

Потом именно с Женей Сытым и ориентируясь на его актёрские возможности я придумал и сделал спектакль «По По», который теперь я играю с Игорем Золотовицким в том же самом МХТ. Семь лет в Кемерово я работал с Женей невероятно плодотворно и интенсивно. А после моего отъезда в Калининград Евгений Сытый придумал и поставил несколько замечательных спектаклей в оставленном мною театре «Ложа»… 

Читать далее…4 декабря.

28 октября.

Здравствуйте!

Всю неделю снимался в московских больницах. Точнее, это было две больницы и роддом в Зеленограде, часть которого находится под реконструкцией.

Очень утомительно находится в больнице с утра и до позднего вечера. К тому же, по роли я доктор, и поэтому ходил по больничным коридорам во врачебной одежде с бэйджиком. Стоило мне оторваться от съёмочной группы для того, чтобы сходить в туалет или выйти на улицу, как тут же ко мне кидались все, кто пришёл лечиться или посетить больных. У всех была куча вопросов к доктору. Чувствовал себя страшно неловко, говоря людям, что я не настоящий доктор. 

Я уже как-то писал о том, что всегда испытываю неловкость, когда снимаюсь в какой-то роли и встречаюсь с реальными людьми той профессии, которую пытаюсь сыграть. Когда исполнял роль батюшки в фильме «Частица вселенной», и несколько съёмок проходили в настоящем храме, я старался прятаться от прихожан, особенно старушек, потому что они норовили подойти ко мне за благословением, поцеловать руку… А когда мы снимали сцену в каком-то административном здании, я в рясе и с крестом зашёл в туалет. Мужики возле писуаров почему-то остановили свои струи и выпрямились почти по стойке смирно. Видимо, из уважения к сану. Тогда я не стал говорить, что я не настоящий, а безмолвно прошествовал к закрытой кабинке. Сильно подмывало мужиков перекрестить… Но не стал шалить.

Читать далее…28 октября.

25 октября.

Здравствуйте! 

Позавчера после спектакля ко мне подошли люди. Большая компания, человек двадцать. Среди них были молодые, а также мои ровесники.

Все они приехали из Одессы, а также была семейная пара из города Измаила. Это не была компания друзей или приятелей, это была скорее организованная группа людей, которые прилетели в Москву через Минск специально, чтобы посмотреть несколько спектаклей, в том числе и мой. Все они купили книги и хотели получить автограф, поэтому у нас получился коротенький разговор. 

Как я понял, какая-то одесская туристическая компания или, может быть, отдельный человек практикует организацию культурных туров из Одессы в Москву и Питер, предлагает информацию, покупку билетов и транспортно-отельные услуги. 

Я ничего у людей не спрашивал, ни про то как обстоят дела, ни про настроения, ни про вообще… И люди меня тоже не спрашивали о том, как обстоят мои дела и вообще. Только одна женщина сказала, что давно собиралась поехать в Москву, чтобы посмотреть накопившиеся за пять лет интересующие её спектакли, но надеялась на то, что грядут перемены и интересующие её российские деятели искусства и культуры сами приедут в Одессу. «А когда поняла, что надежды опять нет- сказала она, печально улыбаясь, — и стало ясно, что ждать слишком долго, решила, что тянуть дальше нет смысла и полетела в Москву сама. Остальные, по-одесски очаровательно улыбаясь, закивали и подтвердили верность её слов. 

От этого мне стало как-то так грустно… Я всерьёз верил в то, что как раз вопрос с отменой запрета на въезд российских артистов на территорию Украины будет решён новым руководством в кратчайшие сроки. Я считал, что решение этой проблемы было бы очень показательным и было бы принято с радостью и без глупостей.

Читать далее…25 октября.