21 ноября.

Здравствуйте! 

Вчера побывал в эфире телеканала «Дождь» у Михаила Козырева, правда, по скайпу и из Калининграда. Говорили про песню «Письмо другу»… Как же давно мы, на самом деле, не разговаривали с Мишей, моим старинным другом. Я даже сосчитать не могу… Был у него в программе лет, наверное, пять тому назад, но коротко, и совсем не удалось пообщаться… 

А как же тесно и плодотворно мы дружили!!! Помню, у меня даже было удостоверение работника «Нашего радио». Это было удивительное время… Время беспрерывных затей, весьма лихих замыслов, а главное, это было время, когда нам на все эти идеи и замыслы хватало времени и сил. 

Помню, когда я познакомился с Мишей, он для меня был полубогом! Такое же у меня было ощущение, когда меня познакомили с Ритой Митрофановой… С Алексом Дубасом я познакомился, ещё когда он жил в Риге. С Бачинским и Стиллавиным жизнь свела позже. Вот это были настоящие радиогерои!!! 

Первым радиопрорывом в девяностые было появление в России радио «Максимум». Оно вещало тогда в Москве и, почему-то, ещё в Перми. Я в те годы частенько из Кемерово приезжал в Пермь. Первое, что я делал, попав к кому-нибудь в Перми в автомобиль или домой — включал радио «Максимум». Я жалел в Перми тратить время на сон, так я хотел слушать радио «Максимум». Для меня те люди, которые его делали, были людьми из высших сфер. Это потом появилось много разных радиостанций, но радио «Максимум» было самым первым, а голоса Козырева и Митрофановой так и остались для меня будоражащими. 

Читать далее…21 ноября.

19 ноября.

Здравствуйте!

В Калининграде стоит настоящая глубокая осень. Многие деревья совсем облетели, парки и леса стоят прозрачные, но золота ещё много, в основном, на земле.

Знаю, что в родных сибирских краях уже настоящие зимние морозы, поэтому с особенным чувством, которое намного острее, чем у тех людей, которые родились в Калининграде, ценю и чувствую каждый осенний денёк. 

Позавчера съездили в небольшое путешествие по предместьям. Калининградская область — самая маленькая в стране. Но тут так много удивительных уголков и необычных для русского глаза мест. В этот раз проехали через Правдинский район и город Правдинск (некогда г. Фридланд) до посёлка, или можно сказать, маленького городка под названием Железнодорожный. До войны он назывался Гердауэн. 

По дороге осмотрели несколько гидротехнических сооружений: пару шлюзов и маленькую гидроэлектростанцию. Шлюзы и электростанция такие, каких в России нигде нет и не было. Потому что они маленькие. В калининградской области нет больших рек. Все реки тут, по сравнению с Обью, Иртышом, Енисеем или Леной, крошечные. Много каналов. Когда-то это всё было судоходным. Всё работало и всё было изумительно устроено.

Сейчас же это печальные и не лишённые торжественной грусти руины. Все эти маленькие технические сооружения не могли сохраниться. Для огромного советского и социалистического хозяйства они были такими крошечными, что никто и не собирался их сохранять и использовать. Но как же это всё было здорово построено и сделано! Как ни разбирали эти замечательные строения на кирпичи, ни растаскивали на металлолом, ни предавали запустению, они всё равно стоят и пока ещё украшают пейзаж. Можно только восхищаться тем, в каких красивых местах прежние хозяева всё это построили. 

Читать далее…19 ноября.

14 ноября.

Здравствуйте!


Вчера вылетел из Екатеринбурга в семь утра. Шёл сильный снег, самолёт долго поливали. Прилетел в Москву, весь день мотался по интервью. Минимум четыре часа повёл в автомобиле. А в 21.00 вылетал домой в Калининград.

Уже сидел в самолёте, как мне поступил звонок от моего коллеги и приятеля. 
— Дружище, — сказал он, — сейчас в Калининграде с творческим вечером выступает Николай Николаевич Дроздов, он, не знаю, почему, очень хочет с тобой встретиться, пусть даже за полночь. Он в Калининграде никогда не был, но знает, что ты тут живёшь. — Я в данный момент вылетаю из Москвы, но как раз к полуночи, если Николай Николаевич этого хочет, буду там, где он скажет. 

У меня вообще не было сил. Позади длинный тур по всему Южному Уралу, где было так холодно, как никогда не бывает на Северном Кавказе. У меня были бессонные сутки позади и, как минимум, два перелёта за эти сутки. Но я понял, что я не могу отказать в таком желании и таком приглашении. 

Он начал вести программу «В мире животных», страшно сказать, в 1977 году. Мне было десять лет. Но я прекрасно это помню. До него ведущим был Песков. Все его обожали, и нового ведущего приняли с недоверием и даже неудовольствием.

Но как же быстро Николай Николаевич всех в себя влюбил, и другого ведущего никто уже не мог себе представить. Его культовый голос стал символом спокойствия, доброты, благодушия и исключительного миролюбия. 

Читать далее…14 ноября.

12 ноября.

Здравствуйте!

Второй день получаю и получаю отклики и отзывы по поводу сыгранного в Екатеринбурге концерта. А еще пишут практически со всей страны знакомые и приятели… Пишут, в основном, претензии, мол, почему концерт состоялся не у них. Не припомню, чтобы в былые времена, когда мы активно концертировали, случались такие всплески внимания и интереса. Может быть, наша музыка наконец-то настоялась, как вино или как вчерашний борщ… 

Вот какие шедевры появились после позавчерашнего концерта.

Читать далее…12 ноября.

11 ноября.

Здравствуйте! 

Вчера состоялась очень значительное лично для меня событие. Мы с группой «Бигуди» сыграли первый после расставания в две тысячи двенадцатом году концерт. Сыграли в Екатеринбурге в «Ельцин-центре». Так я не волновался лет десять. 

Сейчас я испытываю счастливое удовлетворение от сделанного, а также счастлив тому, что решение возобновить сотрудничество было правильным и плодотворным. Еще дней десять назад я так сильно сомневался. Мне казалось, что я все забыл, что утратил былую форму и что просто во мне не найдется достаточно рок-н-ролла для концерта. 

Выходя на сцену, я еще думал, что я не смогу все воспроизвести в памяти и не смогу, как раньше, импровизировать… Первые две песни провел на сцене в каком-то полубессознательном состоянии.

Но потом случилось удивительное. Микрофонная стойка передо мной, музыканты за спиной, стоящая публика перед сценой, мощный звук… И все вспомнилось, как будто открылся файл, а также вернулся драйв и то неповторимое и ничем не заменимое чувство музыки и музыкального концерта. Даже захотелось воскликнуть, процитировать фильм «Когда деревья были большими» … Помните, как герой там сказал: «А руки-то помнят, помнят руки-то».

Читать далее…11 ноября.