28 мая.

Здравствуйте.
Это коротенькую запись делаю в Сан-Франциско. После Чикаго был Сиэтл. Но пока ни про Чикаго, ни про Сиэтл нет никакой возможности, времени и сил для того, чтобы оставить запись об этих городах.

Я мечтал побывать в Чикаго с давних пор. И вот наконец-то побывал. Впечатления мои таковы, что пока не могу с ними совладать. Чикаго – это воплощенный 20-й век. Это город, который поражает возможностями человека, человеческими амбициями и идеями. Он поражает не высотой зданий, и даже не технологиями, которые позволили такие дома построить… Хотя эти технологии и были в Чикаго задуманы. Все-таки, Чикаго — это родина самого первого небоскреба. Чикаго поражает мощью градостроительного ансамбля.

Мне было очень мало тех двух дней, которые я провел в Чикаго. Я очень хотел в него углубиться, привыкнуть к нему, что-то почувствовать кроме первого и сильного впечатления. Но это было решительно невозможно.

Я давным-давно уже не бросаю монетки в моря, реки и фонтаны, загадывая желание вернуться. А в Чикаго я хотел это сделать… Мне вспомнились мои давние воспоминания о самых первых поездках в Европу. Каждый раз возвращаясь на родину в начале 90-х, я всегда думал: а удастся ли мне снова побывать здесь, будет ли у меня такая возможность, позволят ли мне обстоятельства и средства снова прилететь в Париж, Брюссель или Вену. Так же я думал, покидая Чикаго. В Чикаго пришло совсем мало зрителей, так что думать о новых гастролях в этот удивительный город не приходится. Только самостоятельно…

Читать далее…28 мая.

23 мая.

Здравствуйте!

Вылетаю из Бостона в Торонто. Бостон с утра дождит, если так, можно сказать. Дождь падает с большой высоты, небо для пасмурной погоды необычно высокое. Бостон мне и под дождем нравится. Замечательный город. Особенно после Нью-Йорка.

Бостон произвел впечатление невероятно осмысленного, разумного и даже умного города. Я, конечно, провёл в нем совсем мало времени, но вижу, что людям здесь жить удобно. Он весь какой-то чертовски удобный, при этом разнообразный и красивый. Да и климат, судя по всему, нам привычный.

Нью-Йорк слишком поразительный, слишком грандиозный, слишком, слишком, слишком. Но при этом, он еще и уникален, поэтому, то что Америка великая страна, в Нью-Йорке я не понял. Нью-Йорк великий город — ну и на здоровье. А какова Америка, в Нью-Йорке непонятно.

В Бостоне становится понятно, что Америка действительно великая страна. Она великая, потому что позволила сделать себе такой красивый, осмысленный и удобный для живущего в нем человека город. Я впечатлен. Однако по-прежнему никак не могу привыкнуть к тому, как тут зверски дорого. Не одежда, не предметы туалета и быта… Дорого: гостиницы, рестораны, всякая еда на рынке, выпивка и прочее… То есть все то, что можно отнести к простым и не самым простым удовольствиям. Пиво 10 долларов за пинту… Ну куда это годится! Их собственный бурбон вдвое дороже, чем у нас. Что тут скажешь – великая страна.

Спектакль в Бостоне прошел очень качественно. Бостонская публика произвела самое приятное впечатление. Внимательная, знающая, качественная. Однако качественного никогда много не бывает. Поэтому зрителей было, скажем, не достаточно для того огромного зала, в котором я играл. Но мы точно остались довольны друг другом.
Лечу в Торонто. Мне сказали, что в Торонто проживает целый миллион людей, которых можно называть русскоговорящими. Миллион!!! Это, как два с лишним Калининграда. Это, в сущности, Омск или почти Саратов. Я, честно говоря, был удивлен такой огромной цифрой.

Что ж, сегодня посмотрю, как они там устроились.
Ваш Гришковец.

21 мая.

Здравствуйте!
Пишу из Бостона. Вчера после спектакля успел выпить двойной бурбон в маленьком баре недалеко от театра, сел в машину и покинул Нью-Йорк.

Спектакль прошёл очень хорошо. Публика была, в основном, нарядная и молодая. Реакция практически ничем не отличалась от знакомой и привычной. Однако, в тех местах, кода звучала тема невозможности вернуться домой, тема безвозвратного расставания с прежней жизнью, в зале возникала звенящая и острая тишина. Понятно, что эта тема имеет для живущих здесь людей особое значение. Значение сугубо их собственное. Значение, которое мною таковым не задумывалось. Но сама тишина в зале была прекрасная. Люди мне были рады. Ждали. И, не сочтите это за нескромность, я их ожидания оправдал.

Читать далее…21 мая.

20 мая.

Здравствуйте!
Впервые в жизни пишу запись в этот дневник, находясь в Соединённых Штатах Америки. Точнее, пишу из Нью-Йорка. Сегодня у меня тут спектакль.

Больше месяца не делал здесь записей. Просто не знал, о чём писать. Очень хотел как-то сообщить о своих ожиданиях и предчувствиях перед первой своей поездкой в Америку. Хотел поделиться возможно наивными, но весьма сильными на этот счёт фантазиями и предвкушениями. Однако, этого не сделал. Не довелось. Поскольку до самого последнего дня, до самого последнего момента не было ясно, полечу я в Америку или нет.

Просто месяц назад мне в визе отказали, без указания каких-то серьёзных причин. А потом целый месяц мытарств, письменных запросов, увещеваний, унизительного ожидания и полного отсутствия понимания происходящего, а также неизвестность – состоятся намеченные гастроли или не состоятся. В итоге, визу я и мой коллектив получили меньше чем за сутки до вылета. Наверное, лишним будет говорить о том, что настроение и предвкушение были напрочь, к чёртовой матери, испорчены… Но я здесь, в Нью-Йорке, на Манхэттене, и сегодня сыграю спектакль.

Я третий день в Нью-Йорке. Этот великий город полностью меняет представление о человеческих возможностях в области создания городской среды… Однако, о Нью-Йорке и о первых своих впечатлениях говорить рано. Смогу это сделать только вернувшись домой.

Первое, что становится ясно в Нью-Йорке, это то, что нужно убрать фотоаппарат и даже не пытаться доставать свой смартфон для того, чтобы сфотографировать этот город. Никакая фотография ничего не сможет передать. Думаю, что даже великие фотографы, которые сделали знаменитые фотографии Нью-Йорка, понимали всю тщетность своих попыток.

Читать далее…20 мая.