21 сентября 2009

Здравствуйте!

Вчера прилетел из Москвы домой. Отоспался. За пять дней, проведённых в Москве, удалось сделать кучу дел, втретиться с огромным количеством людей… и почти всё намеченное успеть сделать. Но не всё. Как-то на прошлой неделе Москва в смысле пробок превзошла сама себя. В среду и в четверг провёл в автомобиле в общей сложности часов восемь. Ужас, конечно! Даже для Москвы было ужасно. А после того, как долго в Москве не был, такое состояние жизни в этом городе просто изумляет. И когда стоишь в очередной пробке и видишь вокруг только машины, а в машинах лица людей, которые махнули на всё происходящее рукой… рефреном звучит в голове: «Боже мой, как же тут можно жить-то?!»

При этом, я сильно соскучился по Москве. Это я почувствовал в первый же вечер, когда только приехал в театр. Соскучился по своим коллегам, по гримёрной, в которой всё разложено и расставлено, как я привык, соскучился по сцене, на которой так много сыграно, отрепетировано, сделано. Как я люблю смотреть в окно своей гримёрной, а мне видна площать перед театральным центром. На этой площади сразу видно и понятно многое. Вот стоит молодой мужчина, пришёл за сорок минут до спектакля, стоит, ждёт, смотрит в одном направлении… без цветов. Конечно, ждёт ту, в которую влюблён и которую пригласил на спектакль. Наверняка долго думал, купить ли цветы, но не решился, потому что не знал, куда потом эти цветы в театре девать. Его возлюбленная придёт минут за пять до спектакля, и появится она в тот момент, когда он ненадолго отвлечётся или ему кто-то позвонит по телефону, т.е. он не увидит, как она появится из-за угла.

Мне нравится наблюдать, как встречаются четыре-пять подружек. Они растались может быть часа четыре тому назад (я играю в Москве в 21.00), но встречаются, обнимаются и целуются, как будто не виделись мног лет. Они хохочут и очень шумно заходят в театр. Мне нравятся нарядные и элегантные дамы, которые ждут перед театром, посматривают на часы и нервно звонят по телефону. Их мужья приезжают в последний момент на дорогих автомобилях, выскакивают из машин, подбегают к своим жёнам… Мне не слышно, о чём они говорят, но элегантные дамы гневно что-то говорят своим мужчинам, видимо досадуя по поводу того, что им не удалось минут пятнадцать-двадцать до спектакля неспешно походить по фойе, сверкнуть бриллиантами, блеснуть платьем, т.е. совершить этот приятный театральный ритуал. Но они позволяют мужьям оправдаться, поцеловать их… и они вместе пешат занять своё место в зале.

Мне нравится наблюдать как какая-то молодая женщина ведёт на спектакль своего мужчину, который идёт нехотя, потому что он не любит театр, или даже ни разу в нём не был. Он идёт на спектакль, как на двухчасовую муку, для того чтобы угодить своей спутнице. Чаще всего именно вот такие мужики во время спектакля больше всех радуются.

Мне нравится выглянуть в окно перед тем, как уже идти на сцену. Я слышу третий звонок, слышу по трансляции шум публики в зале, кто-то от нетерпения уже даже начал аплодировать. Я выглядываю в окно, и обязательно вижу одну, а то и несколько бегущих ко входу парочек. Чаще всего опаздывают именно парочки. Вот бежит парень в куртке с рюкзаком и девушка в светлом плаще. Они бегут, смеются… Потом уже, стоя на сцене, я вижу, как они тихонечко просачиваются в зал. Я люблю свою московкую публику. Кстати, надо отдать должное именно московской публике, именно в Москве реже всего в зале срабатывают мобильные телефоны. Московская публика особенная. Может быть потому что она самая смешанная. Приезжих и выходцев из каких только городов и губерний нет на московских спектаклях!

Сезон открыт. Четыре раза сыграл «+1» Перед самым первым в этом сезоне спектаклем волновался очень. Текст повторял на три раза, и всё равно путался. У спектакля чертовски сложная структура, композиция и очень сложный ритм. Это так интересно исполнять! Мне так сейчас интересно преодолевать и разбираться во всех сложностях этого спектакля, что я хочу играть в ближайшее время только его. Но в этом году десятилетие спектакля «Как я съел собаку», поэтому сформирован этакий юбилейный тур. Я сыграю свой первый моноспектакль в этом сезоне по всей стране. Мне очень важно отдать должное этой своей первой работе, своему матросику, и посмотреть что же с ним и со мной случилось за десять лет. Спектакль «+1» во многих городах буду играть в паре со своим первым спектаклем. Между ними десять лет. И я рад тому, что в моём новом спектакле мне удалось оторваться от ассоциации и сравнений с тем персонажем, с которого я начинал, а главное, перейти в другой мой сценический возраст. Это было, наверное, самое сложное и при этом необходимое дело.

На ближайшие месяцы намечено много гастролей, завершение редакции и выпуск следующей книжки по этому ЖЖ (редактор уже предложил совй вариант, работа идёт). До нового года хочу сформировать книгу, в которую войдут тексты в данный момент ни разу не опубликованные и даже ещё не написанные: хочу оформить в пьесу текст спектакля «поПо», записать и оформить наконец-то пьесу «Осада», которая уже давно идёт во МХТе, а текста нет, хочу подготовить к публикации текст сценария фильма «Сатисфакция», но не в том виде, в котором он написан до съёмок фильма, а в том виде, в каком текст и разговоры будут существоать в кино… В эту книжку должны войти также пьеса «Дом» и кое-какие другие недоделанные и неопубликованные работы. Хочу подчистить и навести порядок в этих делах к новому году.

Аня Матисон работает над монтажём фильма. Уже показывала смонтированные куски. Я когда смотрел, у меня руки не просто вспотели, а намокли. Никогда так не волновался, глядя на экран. Фильм «Сатисфакция» уже начинает просматриваться. Я не могу адекватно оценивать увиденное, но меня то, что я видел, радует… Планов, как видите, очень много. И задач очень много. Хотелось бы, чтобы планы превратились в задачи, а задачи были выполнены. Глядя на график работ, кажется, что новый год уже завтра (улыбка). Но ничего… не припомню, чтобы я когда-нибудь сильно боялся работы.

А мне в пятницу зрительница подарила веточку сирени. Я глазам не поверил. Сирень в сентябре! Как это возможно? Я понимаю — цветы можно вырастить когда и где угодно в теплицах. Но сирень же — дерево! Как дерево-то смогли обмануть? Веточка дивно пахла и радовала меня два дня.

Хорошей вам трудовой недели.

Ваш Гришковец.

1 комментарий к “21 сентября 2009”

Комментарии закрыты.