2 ноября.

Здравствуйте!
Прилетел сегодня утром из Самары в Москву. Вокруг аэропорта и вдоль дороги много подтаявшего снега, а в Самаре сыро, слякотно и всё как бы находится в ожидании первого снегопада. Волга тёмная, тягучая, холодная и так странно и неуместно выглядел сегодня утром на ней белый пассажирский теплоход, который всё же ассоциируется только с летом и теплом.

Летел в Самару из Калиниграда через Москву. Три дня назад. Час сорок до Москвы и полтора часа до Самары. Между рейсами было два с половиной часа. Всё это время почти без перерывов слушал «ДДТ». Давненько такого со мной не случалось. И Шевчука я давно не слушал, да и такого глубокого музыкального погружения давно не было. Прослушал некоторые песни по нескольку раз. Начал с самых ранних, тех самых из незапамятных времён. Все они давно знакомы, а некоторые сами собой заучились наизусть. Но прослушал я их в этот раз не как в первые, но уж точно с какой-то другой стороны.

Читать далее…2 ноября.

Шнур «Химкинский лес».

Здравствуйте!

Ну вот более-менее пришёл в себя после вчерашнего концерта. Концерт получился мощным, исполнители (то есть все мы) это и почувствовали и получили большое профессиональное удовлетворение. Просто клуб Арена — большой, хороший и наконец-то весьма профессионально и недёшево оснащён. Хотя, конечно, это клуб не совсем нашего профиля, то есть клуб более роковый, что ли (улыбка). Вот, можете посмотреть фотографии, которые сделал незнакомый нам человек (хотя мы уже знаем, как его зовут, его зовут  Евгений Фельдман)  и прислал их мне СЮДА. Размещаю их без разрешения автора, но, думаю, если он их открыто мне прислал, значит я могу этим воспользоваться. Коммерческого использования этих фотографий не будет, во всяком случае, с нашей стороны. Вот, можете просмотреть. Концерт шёл 2 часа 10 минут, и мне даже пришлось переодеться, потому что был весь мокрый. На фотографиях, на которых я в рубашке, — это начало концерта. А там, где на мне майка — это уже окончание выступления.  Разница удивила даже меня.

А до нас на этой же сцене выступала группа ДДТ. На них набилось более четырёх с половиной тысяч человек, и все сказали, что это был грандиозный концерт. Мне  показывали видео, снятое на мобильный телефон. Даже такое видео впечатлило. Одно слово — мощно!!!

И в связи с этим я хочу высказаться по одному сильно взволновавшему меня поводу. Догадываюсь, что я в очередной раз буду «дедушкой на последушках», потому что уверен, что тема наверняка активно обсуждалась в сети и, возможно, уже даже подзабылась. Но тем не менее, я хочу высказаться. Почему? а просто потому что то, как я сейчас ощущаю ситуацию в культуре и ряд последних событий не даёт мне возможности промолчать.

Какое-то время назад мне дали ссылку на видео и на новую песню группы Ленинград про Химкинский лес. Я с изумлением посмотрел это видео и прослушал песню несколько раз, меня тогда подмывало высказаться немедленно, но я не хотел своим высказыванием привлекать дополнительное внимание к этой мерзости, думал, может быть, пройдёт более-менее незамеченным. Всё же прежнего доверия  любви и величия возродившейся группы Ленинград никогда не вернуть. Так что и нечего реагировать на провокацию. Но сегодня поинтересовался и обнаружил, что это видео посмотрело уже более полу-миллиона человек, то есть все, кто хотел, уже посмотрели. Теперь можно высказаться. Большого дополнительного внимания к этому «произведению» не будет.  К тому же, как я уже сказал, тема давно уже обсуждена.

В песне Шнура содержится неприкрытый, внятный и безусловный намёк на Юрия Шевчука. Думаю, также,что там содержится выпад и в сторону свежего героя Noize MC, но про него не будем говорить, так как, может быть, Шнур его и не подразумевал, да и основной удар был направлен именно на Шевчука. Песня вышла по горячим следам известных событий и буквально явилась громким заявлением о возрождении Ленинграда… Я думаю, что эта песня является абсолютно беспрецедентным событием. Пока ещё такого рода пасквилей и доносов один музыкант на другого не делал. Во всяком случае, я не припомню. И этот донос не власть предержащим, не некой идеологической машине, а публике.

После разговора Шевчука с премьер-министром я недвусмысленно высказался  и дал свою оценку этому разговору, за что был многими осуждён и отвергнут (улыбка).  Я по-прежнему считаю то, что считал тогда. Но я ни секунды не сомневался в искренности действий, слов и поступков Юрия Юлиановича. Я называл их неумными, безответственными, неосмысленными, нецивилизованными, по сути проигрышными, но я ни секунды не сомневался, что он действует искренне. Шнур же обвиняет Шевчука в неискренности, мало того, он обвиняет его в том, что всё им сделанное было ничем иным, как пиаром. И свои обвинения Шнур высказывает не в каком-то эмоциональном порыве, не в каком-нибудь высказывании частного характера, не в интервью и не в дискуссии, а он оформляет своё высказывание в виде песни. То есть мы не можем допустить того, что у Сергея Шнурова это высказывание сорвалось с языка или он высказал некое необдуманное и невзвешенное предположение. Он песню написал! То есть он её писал, репетировал, записывал, сводил… Да ещё утвердил то видео, которое сопровождает сие музыкальное творение.

Шнур совершил подлость, гнусность… У меня даже нет слов, чтобы сформулировать то, что он сделал. У меня не укладывается в голове то, что это сделано именно им. Потому что то, что он сделал очень похоже на заказуху… Но я не могу и не буду делать таких сильных предположений. Что им двигало — не знаю. Но он не мог не понимать, что эта песня будет иметь некие скандальные, а не художественные последствия. И оформить возвращение Ленинграда такой «песней» — это никак не случайность. То есть фактически Шнур обвинил Шевчука в том, чем руководствовался сам, когда сочинял, записывал и выпускал это произведение.

Его поступок вдвойне отвратителен ещё и потому, что он совершён, в то время, когда разгул пошлости в культуре, демагогии во власти и тяжёлой апатии в жизни страны достиг каких-то небывалых масштабов. Шнур совершил непростительное. И если теперь он понимает, что сделал ошибку, то ему нужно об этом сообщить, сообщить той публике, тем слушателям, которые слушали и его, и Шевчука. Хотя я боюсь, что на ошибку его поступок не похож.

А ещё, поступок Сергея Шнурова весьма символичен. Этот поступок как бы сообщает: «нет и никогда уже не будет того искреннего, безбашенно-смелого, весёлого и отчаянного хулигана. Нет того автора и музыканта, который, казалось бы, в предельно-грубой форме избегал пошлости. Нет человека, который был, казалось, привит от всего буржуазного и от жажды наживы. Нет и не будет того человека, который не вызывал никаких сомнений в том, что он такой же в жизни, какой в своих песнях.» Я помню как он приехал в Калининград, чтобы сыграть концерт на «Вагонке»( это такой очень старый и любимый всеми клуб). Он приехал один, с гитарой, пьяный и со сломанной правой рукой. Рука была в грязном гипсе. Концерт он играл, ещё выпив, как вы понимаете, музицировал он условно, но не было ни одного человека в зале, даже из тех, кто пришёл с сильнейшим предубеждением, которые не поверили бы ему тогда и которые не были бы счастливы.

Когда Шнур писал свою песню про Химкинский лес, ему всё-таки нужно было вспомнить то количество корпоративных концертов, которое он отлабал, перевалив за пик славы. Это количество не поддаётся подсчёту. И он по-прежнему их лабает, оставаясь одним из самых дорогих корпоративщиков, в то время, как  Шевчук их не играет. Он корпоративов под закуску не исполняет. Творчество Шнура уже давно стало перпендикулярно его способу жизни, а точнее, способу заработка на жизнь. И я бы не сказал об этом ни слова, потому что это сугубо его дело, но он бросил обвинение в неискренности, исполненной исключительно с целью зарабатывания денег в лицо своему коллеге, на глазах у публики. Это ужасно, и этому нет никакого оправдания. А если кто-то думает, что это шутка или пародия, то мне кажется, а точнее, я уверен, что так не шутят, и так не пародируют.

Мы видели за последние 10 лет такое количество перерожденцев, такое количество продавшихся и уничтоживших самих себя музыкантов, артистов, и прочее, что удивляться, вроде бы, не приходится. Но то что сделал Шнур, слишком символично, так как, казалось, свободнее, чем он, быть невозможно. К сожалению, а точнее, к несчастью, когда поэту нечего сказать, он переходит на личности…

А я пойду вскоре играть свой старый-старый спектакль «Как я съел собаку», который за 10 лет изменился, но изменился в сторону простоты и жёсткости. Тот матросик, который выходит на сцену в этом спектакле… именно он во многом удерживает меня от каких-то постыдных поступков.

А во вторник мы выложим ещё одну песню из нашего грядущего альбома «Радио для одного». Это будет самая лирическая песня альбома. То есть она будет про любовь.

Ваш Гришковец.