3 июня.

Здравствуйте!

В субботу, ближе к полуночи вернулся домой с Венского Фестиваля. Сыграл в рамках фестиваля два спектакля – и улетел домой. Последний раз на этом фестивале и в Вене я был в 2006 году. Тогда мы представляли с Александром Цекало в небольшом театральном зале спектакль «поПо». А совсем последний раз до нынешнего я участвовал в европейских фестивалях семь лет назад.

Тогда я решил ограничить своё участие в подобных мероприятиях и сосредоточиться на литературной работе. Это был период активного писательского труда. Я не делал новых спектаклей и всё писал, писал, писал.

Ещё я ограничил свои поездки на европейские фестивали, которых на самом деле очень много, они разного уровня, содержания и масштаба… ограничил по той причине, что местная, то есть, национальная публика на эти спектакли практически не попадала.

Я приобрёл ту известность на Родине, которая дошла уже и до эмигрантских кругов. Поэтому билеты на фестивальные спектакли раскупались, в основном, бывшими нашими соотечественниками. И исполнение спектакля с переводом на местный язык становилось чем-то бессмысленным и крайне трудным для исполнения…

Было обидно. Мы с переводчиком и фестивалем готовили перевод, репетировали. Я делал особую редакцию спектакля, которая существенно отличалась от той, что я играл в России, Украине, Белоруссии, Казахстане…

Так что получалась какая-то ерунда. Спектакль, приготовленный для восприятия немцами, французами, финнами, венграми, австрийцами, швейцарцами, бельгийцами… проходил для бывших граждан России, Украины, Белоруссии и Казахстана в адаптированном для европейцев виде, да ещё и с ненужным им переводом. Смысла в этом не было никакого. Только одно мучение для переводчика, зрителя и меня. Так что я решил прикрыть эту практику…

А для эмигрантов я играть не хочу по целому ряду причин, которые сейчас излагать не считаю нужным. Иногда играю только в Израиле, где проживающие бывшие наши сограждане эмигрантами не являются… Да и то, играю с целым рядом серьёзных условий и оговорок.

Короче…

На Венском Фестивале я не был давно… А Венский фестиваль – это крупнейший театральный форум Европы. Шутка ли, полтора месяца сплошных драматических спектаклей, балетов и опер. Если б вы сейчас были в Вене, вы бы увидели, что афиш фестиваля гораздо больше, чем любой рекламы вместе взятой. Венские радиостанции говорят о фестивальных событиях в новостных блоках, как о спортивных событиях. Венский фестиваль – это главное событие австрийской столицы почти на весь май и большую часть июня. Быть участником этого фестиваля – круто. Круто, без дураков.

Однако, это совершенно не значит, что если тебя пригласили на этот фестиваль, то тебе в Вене обеспечен успех.

Читать далее…3 июня.

«Прощание с бумагой», пресса

У спектакля «Прощание с бумагой» на самом деле не один, а два сюжета — общий и частный. Частный легко вычитывается из названия: Гришковец размышляет о том, как электронные носители информации вытесняют бумажные. Общий же не столь очевиден. Автор говорит о времени, о пустоте и о том, что технический прогресс для каждого отдельного человеческого существа — это приближение к небытию, потому что прогресс приходит со временем. А время это и есть осознание небытия. Поэтому Гришковец начинает рассказ со слов «никогда» и «навсегда» — и они потом откликаются воспоминанием о детском страхе перед чернотой в щели почтового ящика, да и той видимой чернотой, что просматривается в финале за шеренгой синхронно открывшихся за спиной Гришковца дверей. Да и смиренный, молчаливый уход героя в конце спектакля несет в себе что-то большее, чем просто прощание с бумагой.
Подробнее Роман Должанский в «Коммерсанте».

Читать далее…«Прощание с бумагой», пресса