Николай Солодовников.


Здравствуйте!
На днях отметил день рождения и подвёл итоги полутора месяцев нового 2020 года. За эти полтора месяца мне удалось много чего сделать и ещё больше наметить, но пока, к сожалению, я не имею права об этом говорить.

Однако в моей жизни случилось первое по-настоящему большое интервью, из которого автору удалось сделать почти фильм. Или что-то такое, чему я не знаю определения.

Найдите время, если вам конечно интересно, посмотрите и послушайте. Здесь я говорю много такого, о чём никогда не говорил… не решался сказать или не считал себя вправе такое говорить. А тут почему-то решился.

Собеседник оказался интересным, глубоким и по-настоящему заинтересованным в ответах на свои вопросы. 
Вот здесь то, о чём я только что сказал. 

Ваш Гришковец

10 февраля.

Здравствуйте!

Так и хочется крикнуть туда, через океан, пресловутым киноакадемикам: «Вы что там, офонарели?!» 

Конечно, Оскаровская академия много раз давала поводы в себе усомниться… Когда Хэмфри Богарту не дали Оскар за Касабланку, а дали какому-то хрену, которого сейчас никто не помнит, уже тогда было ясно, что «Оскар» – это несерьёзно. Когда Аль Пачино не дали «Оскар» за Крёстного отца II, хотя, рядом с этой его ролью не то, что никто не стоял, а даже на горизонте не маячил… И таких примеров масса. 

Однако решение академиков этого года можно расценивать как маргинальное, и которое можно перевести с голливудского языка на человеческий только так: «Так не доставайся же ты никому!» 

Все главные «Оскары» отдали корейским «Паразитам». По поводу этой картины от восторга заламывали руки псевдоинтеллектуалы и далёкие от жизни любители чего-то не для широких масс после успеха «Паразитов» в Каннах. Но «Оскар» никогда не обращал внимание на мнение таких людей, и всякие Канны и Венеция ему были не указ. 

Примитивная, искусственно сконструированная, весьма предсказуемая картина о том, что бедность и богатство одинаково плохи, не имела и не могла иметь большой зрительской любви и успешного проката, к чему в большей степени прислушивается «Оскар». Да, к тому же, это фильм совсем-совсем неамериканский, не сделанный в Америке, исполненный на корейском языке, чего американцы не любят… И на тебе – все главные «Оскары»!

Читать далее…10 февраля.

31 января.

Здравствуйте!

С упоением и полным погружением занимаюсь литературной работой. С 5 января практически не отрывался от письменного стола. Не без труда прервал работу над новой пьесой, чтобы съездить на гастроли в Ригу, Таллин и Нарву. 

Когда пишешь пьесу, то есть, постоянно пишешь то, как говорят люди, от этого очень сложно, а главное, вредно отрываться. Давно убедился в том, что нужно, уж если сел за написание, то пиши до конца без отрыва. Написание пьесы нельзя прерывать, как нельзя прервать спектакль. Но прерваться пришлось и, как только я приехал в Ригу, тут же захворал. Так что, гастроли прошли с больной головой и повышенной температурой.  А как только вернулся к пьесе, сразу выздоровел. 

Однако, оторваться пришлось ещё раз. На день слетал в Москву, чтобы принять участие в церемонии вручения кинопремии «Золотой орёл».

Мне предложили написать и прочесть текст, посвящённый фильму Валерия Тодоровского «Одесса». Что я с удовольствием и сделал. В смысле, с удовольствием написал и искренне его произнёс.

Читать далее…31 января.

29 января.

Здравствуйте!

Ну вот я вышел снова в это пространство. Поздравляю вас со всеми, уже прошедшими, праздниками…

Весь январь я очень плотно, и не разгибаясь, работал. Поэтому не мог оторваться и что-то написать сюда. Но об этом расскажу потом.  Много хлопот мне наделала запись нового министра культуры. Запись давняя, от 2008 года, но хлопот она мне наделала сейчас. Вот эта запись: 

Об этой записи я ничего не знал. И с будущим министром культуры не был знаком лично, как не знаком с действующим министром культуры по сей день. Возможно, с Ольгой Любимовой мы и были когда-то где-то друг другу представлены, но я не уверен. Во всяком случае, я этого не помню. А кино-театральные официальные мероприятия я посещал и посещаю редко. 

Её отца, Бориса Николаевича Любимова, я, конечно же, знаю. Лично не знаком, но знаю, потому что он безо всяких сомнений выдающийся театровед, педагог и замечательный человек, весьма почитаемый в театральном сообществе. 

Читать далее…29 января.

30 декабря.

Здравствуйте!

Любезные мои читатели, зрители, коллеги, приятели, друзья! С наступающим вас 20-м годом! 

Ни от кого не слышал я, что 19-й год был лёгким, весёлым, радостным. Для кого-то он был успешным, для кого-то абсолютно незабываемым, для кого-то даже местами счастливым, но лёгким он не был ни для кого из знакомых мне людей. У кого-то женились или вышли замуж дети, это было весело. Но уж точно не легко. У кого-то родились дети и внуки – в этом было много счастья, но и много забот, хлопот и волнений. И уж точно всё это не добавило никому лёгкости.

Последние рабочие дни в этом году были уже неподъёмно трудными. Иногда у меня возникало абсолютно полное ощущение, что всё происходит не со мной, а я наблюдаю за всем происходящим со стороны и ни в чём не принимаю участия.  Отчётливо понимаю, что так работать нельзя. Когда творческая работа не приносит радости и приводит к такой усталости, значит, что-то идёт не так. А признаться честно, многое идёт не так. Просто не обо всём могу и не про всё можно говорить. 

На днях сыграли концерт с «Бигуди» в клубе «Вагонка» в Калининграде. Собрался полный зал. Концерт прошёл хорошо. Точно хорошо. В нём впервые со мной участвовала моя дочь Наташа. Она спела новую нашу песню, исполнила бэк-вокалы в нескольких старых наших произведениях и ещё смело спела припев в «На заре». Ей, конечно, было непросто. Наташа совсем не имеет концертного опыта. Точнее, она не имела никакого опыта до этого концерта. Теперь у неё есть в опыте один полноценный концерт.

Читать далее…30 декабря.