4 февраля 2011

Здравствуйте!

Улетаю на 4 дня для отдыха и радости. Оставляю вместо себя «писателя» в исполнении великого Анатолия Солоницына из великого фильма «Сталкер»

Способные услышать да услышат, желающие понять да поймут.

А я скоро вернусь. Не теряйте меня (улыбка).

P.S. Комментарии я на 4 дня отключил, поскольку я их всё равно прочесть не смогу.

4 февраля 2010

Здравствуйте!

Сейчас произойдёт очень важное для меня событие! Впервые пьеса «Осада» будет представлена в виде текста, и кто-то её прочтёт. Это событие, конечно, исключительно личное и моё, но к нему я шёл долго.

Впервые спектакль «Осада» был показан зрителю в городе Кемерово в начале 1994. Шестнадцать лет назад!!! Страшно даже подумать. А придумал я «Осаду» ещё раньше. Вот только пьес я писать тогда совсем не умел и поэтому репетировал спектакль просто рассказывая актёрам истории и говоря им их реплики. Во многом вдохновил меня на этот спектакль актёр Женя Сытый. Те, кто интересуется кино могли его видеть в фильмах Бори Хлебникова «Коктебель», «Свободное плавание», а в «Сумасшедшей помощи» он просто сыграл главную роль. Но 16 лет назад Женя не был никаким актёром, он учился в Политехе, готовился стать шахтёром. Во многом «Осада» изменила его жизнь, и мне хочется надеяться, что не сломала её. Женя чертовски плохо запоминал тексты, очень их упрощал и адаптировал под себя. В итоге, он придал своему герою очень точную и верную интонацию. В Кемерово мы сыгради этот спектакль, может быть, раз пятнадцать, не больше.

А потом, через много лет, я решил принять приглашение О.П. Табакова что-нибудь поставить во МХАТе, ныне МХТ. Но ставил я спектакль всё-таки ещё во МХАТе, т.е. в Академическом театре (улыбка). Моё условие было таким: я прихожу в театр без пьесы. У меня есть идея спектакля, я всё про спектакль знаю, но пьесы в написанном виде не будет. Мне удалось быть убедительным. Актёры тоже не очень понимали, как можно будет репетировать спектакль без текста. Но за тридцать репетиций «Осада» была сделана.

Репетиции проходили очень весело. Мы хохотали беспрерывно. Хотя, для меня это была трудная радота, потому что мне нужно было запоминать огромное количество сымпровизированных актёрами текстов, а потом возвращать им их же импровизации для закрепления. К тому же, мне нужно было как бы обмануть актёров и дать им ощущение, что спектакль делается как бы сам собой. На самом деле он был тщательнейшим образом продуман, проработан и структурирован. Хотя все актёры привнесли в текст свои собственные краски, т.к. присваивали себе свои реплики полностью и произносили их так, как им было удобно и свойственно. Так что, всех, кто участвовал в этом спектакле, могу назвать отчасти соавторами пьесы. Это кемеровские Женя Сытый, Костя Галдаев, Сергей Наседкин, Саня Белкин, Максим Какосов. И два состава МХТ и Табакерки — это Сергей Угрюмов, Виталя Хаев, Андрей Смоляков, Игорь Золотовицкий, Паша Ващилин, Валера Трошев,Олег Соловьёв, и приглашённый отдельно на роль третьего воина Саша Усов. Именно 3-го воина я когда-то играл в Кемерово, да и на сцене МХТ два раза отметился в этой роли.

Ужасно люблю этот спектакль! Они идёт во МХТе, и является убедительным доказательством того, что тот способ и тот метод, которым я делаю свои моно работы вполне продуктивен. Что этот способ переложим и на других людей. Что такой способ сотворчества даёт внятный результат.

Пьеса, которую вы сможете прочесть, в композиционном и содержательном плане не претерпела никаких изменений. А вот опыт постановки спектакля в МХТ и длительнае жизнь этого спектакля насытили пьесу большим количеством живых деталей, которых когда-то в Кемерово не было. Ну а что-то неизбежно забылось за шестнадцать-то лет.

Текст я снабдил картинками. Это эскизы и рисунки Ларисы Ломакиной, которая делала декорацию и костюмы к московскому спектаклю.

Она же рассказала забавную историю. Дело в том, что вся сцена на этом спектакле засыпана чем-то. Зрители не видят, что это такое. На смом деле, это плотная коричневая бумага, которая называется крафт. Эта бумага не порезана, не порублена, а именно порвана на кусочки. Так порвать и помять её можно было только вручную. Лариса сказала, что один человек целый месяц, по пять дней в неделю, по восемь часов в день, рвал вручную эту бумагу. Он чуть не сошёл с ума. Но по другому добиться нужного резу