1 мая

Здравствуйте! Очень трудные были уральские гастроли, поэтому хоть и намеревался писать путевые заметки, но не получилось. Вернулся вчера домой, а сегодня полечу на несколько дней восстанавливать и лечить голос, которого снова совсем не осталось… Однако, непременно хочу рассказать об удивительном случае. Для меня этот случай впечатляющий, кому-то он может показаться ерундой. Две недели назад прилетел в Уфу, а там +30. Я знал заранее, что на Урале стоит аномальная жара, в Челябинской области лесные пожары, но всё равно я был уверен, что это ненадолго. Обязательно пойдут обычные для этого времени года дожди, будет пасмурно с прояснениями… В общем, я не угадал. Все две недели разъездов меня преследовала жара, сушь и яркое солнце. Точно так же, как в предыдущих гастролях меня преследовали снег и холод. И второй же раз подряд я совсем не угадал с одеждой. В прошлый раз я беспрерывно мёрз в тонком пальтеце, а в этот раз — наоборот. В Магнитогорске было совсем жарко. Никто не мог припомнить такой погоды в эти числа не только из собственного опыта, но и из рассказов старожилов. Вот картинка: Мне неудобно было снимать людей, которые загорали на берегу под ещё голыми деревьями. +29, на водоёме довольно толстый лёд, над головой ясное синее небо, на календаре 18 апреля, в голове непонятно что. Как дикие снегопады в апреле, так и такая жара в том же месяце и в близких широтах — это ненормально!!! Во всех городах, которые я проехал, во всех театрах было душно и жарко. Кое-где ещё даже не отключили центральное отопление. Пейзаж за окном с ещё не зазеленевшими деревьями казался странным. Голые деревья, казалось бы, не то что ещё не распустились, а будто попросту высохли, и не распустятся никогда. Выезжали из Магнитогорска в Челябинск сильно после обеда. Точнее будет сказать, в послеобеденное время. Пообедать толком не получилось. Мне было много телефонных звонков, от которых я не мог оторваться, поэтому пропустил обеденную трапезу… То, что я пропустил еду — это уже было началом некой цепочки обстоятельств, которые приведут к неожиданному событию. Пообедать мне не удалось. Так, перехватил что-то и запил чаем. Долго говорил по телефону, потом была ещё одна заминка, потом ещё… Намеревались мы выехать из Магнитогорска в Челябинск в час, а выехали в три…. Дорога, особенно возле города совсем неплохая. Но машин было много. И поэтому двигались мы не быстро. Потом движение замедлилось — ехали в дыму. Горели лесополосы. В первый раз близко видел, как горят огромные сосны (или ели, я в этом не силён). Потом нам удалось разогнаться, и я подумал, что потерплю и, когда доберёмся до Челябинска, там и поем, совместив обед и ужин. В Челябинске есть несколько заведений, в которых можно очень вкусно поесть. В Магнитогорске — увы, таких заведений нет. Наверное, в Магнитогорске вкусно едят по домам… Только мы разогнались, как на приличной скорости пробили колесо. Колесо поменяли довольно быстро, но всё-таки это не три, не десять и не пятнадцать минут. К тому же, это было волнительно — шли мы на приличной скорости. В общем, пока водитель менял колесо, я понял, что до Челябинска, не перекусив, я не доеду. Мой организм мне внятно сообщил, что он терпеть не хочет. Когда после вынужденной остановки мы поехали, я сказал водителю о том, что было бы неплохо как можно скорее остановиться и перекусить. Он подумал и сказал, что километров через шестьдесят будет неплохая забегаловка. Я понял, что до неё нужно будет ехать минут сорок, и поинтересовался нет ли чего-нибудь поближе. Он сказал, что есть, но это не хорошо. Сказал что трассу он знает, и что лучше потерпеть. Я же сказал, что терпеть я не намерен. Буквально через пять километров я увидел дорожный указатель «д. Степное», а следом ещё одни указатель, что через два километра с левой стороны от нас по трассе будет столовая. Водителю я тут же сказал, что хочу именно туда. Он же возразил, мол, туда точно не стоит, мол чуть дальше с правой стороны будет пусть и не очень хорошее, но всё же заведение лучшее чем то, что я выбрал. Я стоял на своём. Он возражал… В итоге я сказал, что есть всё равно буду я, поэтому едем, куда я говорю. Мы повернули и остановились у приземистого сооружения на котором было написано «Столовая» и «Магазин». Возле него стояло несколько грузовиков и небольшой автобус. Вскоре я зашёл в эту столовую, в которой пахло вполне себе народной едой. Но пахло вкусно. Я стал разглядывать в лотках и кастрюлях предлагаемую еду. Для того, чтобы что-то спросить поднял глаза на женщину, которая стояла на раздаче, увидел, что женщина на меня пристально смотрит… Не могу сказать, что пристальные взгляды меня удивляют. Но в деревне Степное, в столовой, я не рассчитывал встретить любителей моих произведений… Женщина же смотрела на меня не просто пристально, а очень пристально. Да и её лицо мне показалось знакомым. Как только мы встретились глазами, она тут же развернулась и почти убежала в недра кухни. Я постоял, поморгал глазами и спросил у кассирши: «Простите, эту женщину случайно зовут не Нелли?» Та удивлённо ответила: «Да… Неля». «Так позовите же её», — тут же попросил я. Но убежавшая уже спешила из кухни. Было видно, что она сменила халат на свежий. Она кинулась ко мне с навернувшимися на глаза слезами и с объятиями… Все, кто были при этом удивлённо уставились на нас, оторвавшись от еды и от выбора кушаний. Это оказалась женщина по имени Нелли, которая когда-то, давно, нянчилась с нашим маленьким сыном Сашей шесть с половиной лет назад. Она была приходящей няней, когда Саше было совсем немного месяцев от роду, и когда её услуги были необходимы. Она очень запомнилась нам всем, как весёлый, добрый, и с особенным чувством юмора человек. Она была наша самая лучшая няня. И это было в Калининграде. Мы знали, что впоследствии она рассталась с мужем и уехала из Калининграда куда-то на Урал, в свои родные места, но куда именно, мы не имели представления. А Урал, как известно, велик. А страна наша просто непостижимо огромна. Мы плакали, не знали, как друг с другом разговаривать, мы звонили мне домой, мы радовались… Неля пыталась угостить нас беляшами, которые она как раз в этой столовой и готовит. Она взволнованно суетилась. Но нужно было ехать дальше, и мы поехали, обменявшись телефонами и знанием её местонахождения. Если бы я пообедал в Магнитогорске, если бы мы выехали вовремя, если бы не дым от лесных пожаров, если б не пробитое колесо, если б не какое-то моё странное, упрямое желание заехать именно в ту столовую, а не в другую, то не увиделись бы мы, не встретились бы никогда. А если ещё просто представить себе размеры страны, а ещё вспомнить все мои переезды, то данная встреча представляется очень простым и очень внятным чудом, которое взяло, да и случилось, в очередной раз убедив меня в непостижимости жизни. Объяснение произошедшему даже не пытаюсь искать. Для меня это было чудом. А представьте себе, что испытала Нелли! Это я перемещаюсь, это я могу заехать или остановиться, где угодно, а она… Она давно рассталась с мужем, уехала в свою родную деревню, не так давно у неё умерла от тяжёлой болезни старшая дочь. Она работает в маленькой придорожной деревенской столовой. Деревня Степное — крошечный населённый пункт. Трасса между Челябинском и Магнитогорском довольно оживлённая. В этой столовой едят дальнобойщики и пассажиры междугородних автобусов… И тут к ней взял, да и зашёл я, человек из её прошлой жизни и из той её части, которая ей приятна и дорога. Так что я понимаю, что дым, пробитое колесо и пропущенный обед — это всё были звенья цепи обстоятельств, которые вели к нашей встрече. Но эта встреча была нужна не так мне, как Нелли, чтобы поддержать её в трудной, однообразной и во многом беспросветной её жизни. Так что — это не мои, а видимо какие-то Неллины ангелы так и вели меня к этой столовой. Через три дня я вернусь с лечения, и у меня будет возможность пописать о накопившемся. Ваш Гришковец.