Николай Солодовников.


Здравствуйте!
На днях отметил день рождения и подвёл итоги полутора месяцев нового 2020 года. За эти полтора месяца мне удалось много чего сделать и ещё больше наметить, но пока, к сожалению, я не имею права об этом говорить.

Однако в моей жизни случилось первое по-настоящему большое интервью, из которого автору удалось сделать почти фильм. Или что-то такое, чему я не знаю определения.

Найдите время, если вам конечно интересно, посмотрите и послушайте. Здесь я говорю много такого, о чём никогда не говорил… не решался сказать или не считал себя вправе такое говорить. А тут почему-то решился.

Собеседник оказался интересным, глубоким и по-настоящему заинтересованным в ответах на свои вопросы. 
Вот здесь то, о чём я только что сказал. 

Ваш Гришковец

10 февраля.

Здравствуйте!

Так и хочется крикнуть туда, через океан, пресловутым киноакадемикам: «Вы что там, офонарели?!» 

Конечно, Оскаровская академия много раз давала поводы в себе усомниться… Когда Хэмфри Богарту не дали Оскар за Касабланку, а дали какому-то хрену, которого сейчас никто не помнит, уже тогда было ясно, что «Оскар» – это несерьёзно. Когда Аль Пачино не дали «Оскар» за Крёстного отца II, хотя, рядом с этой его ролью не то, что никто не стоял, а даже на горизонте не маячил… И таких примеров масса. 

Однако решение академиков этого года можно расценивать как маргинальное, и которое можно перевести с голливудского языка на человеческий только так: «Так не доставайся же ты никому!» 

Все главные «Оскары» отдали корейским «Паразитам». По поводу этой картины от восторга заламывали руки псевдоинтеллектуалы и далёкие от жизни любители чего-то не для широких масс после успеха «Паразитов» в Каннах. Но «Оскар» никогда не обращал внимание на мнение таких людей, и всякие Канны и Венеция ему были не указ. 

Примитивная, искусственно сконструированная, весьма предсказуемая картина о том, что бедность и богатство одинаково плохи, не имела и не могла иметь большой зрительской любви и успешного проката, к чему в большей степени прислушивается «Оскар». Да, к тому же, это фильм совсем-совсем неамериканский, не сделанный в Америке, исполненный на корейском языке, чего американцы не любят… И на тебе – все главные «Оскары»!

Читать далее…10 февраля.

7 февраля.

Здравствуйте!

Я сейчас нахожусь в постоянном литературном процессе, проще говоря, пишу пьесу. Не могу отвлекаться. Но зато сегодня вышло интервью.

Интервью, которое мне самому понравилось давать. Журналистка оказалась содержательным собеседником, что случается крайне редко. Найдёте время, почитайте.

Ваш Гришковец.

31 января.

Здравствуйте!

С упоением и полным погружением занимаюсь литературной работой. С 5 января практически не отрывался от письменного стола. Не без труда прервал работу над новой пьесой, чтобы съездить на гастроли в Ригу, Таллин и Нарву. 

Когда пишешь пьесу, то есть, постоянно пишешь то, как говорят люди, от этого очень сложно, а главное, вредно отрываться. Давно убедился в том, что нужно, уж если сел за написание, то пиши до конца без отрыва. Написание пьесы нельзя прерывать, как нельзя прервать спектакль. Но прерваться пришлось и, как только я приехал в Ригу, тут же захворал. Так что, гастроли прошли с больной головой и повышенной температурой.  А как только вернулся к пьесе, сразу выздоровел. 

Однако, оторваться пришлось ещё раз. На день слетал в Москву, чтобы принять участие в церемонии вручения кинопремии «Золотой орёл».

Мне предложили написать и прочесть текст, посвящённый фильму Валерия Тодоровского «Одесса». Что я с удовольствием и сделал. В смысле, с удовольствием написал и искренне его произнёс.

Читать далее…31 января.

29 января.

Здравствуйте!

Ну вот я вышел снова в это пространство. Поздравляю вас со всеми, уже прошедшими, праздниками…

Весь январь я очень плотно, и не разгибаясь, работал. Поэтому не мог оторваться и что-то написать сюда. Но об этом расскажу потом.  Много хлопот мне наделала запись нового министра культуры. Запись давняя, от 2008 года, но хлопот она мне наделала сейчас. Вот эта запись: 

Об этой записи я ничего не знал. И с будущим министром культуры не был знаком лично, как не знаком с действующим министром культуры по сей день. Возможно, с Ольгой Любимовой мы и были когда-то где-то друг другу представлены, но я не уверен. Во всяком случае, я этого не помню. А кино-театральные официальные мероприятия я посещал и посещаю редко. 

Её отца, Бориса Николаевича Любимова, я, конечно же, знаю. Лично не знаком, но знаю, потому что он безо всяких сомнений выдающийся театровед, педагог и замечательный человек, весьма почитаемый в театральном сообществе. 

Читать далее…29 января.