odnovremenno.com — Страница 3 — Дневник Евгения Гришковца

18 ноября.

Здравствуйте!
Скоро, уже совсем скоро полечу на гастроли в Крым. У меня три спектакля. В Симферополе, Севастополе и Ялте. Не был в Крыму больше трёх лет. Отправляюсь на эти гастроли с огромным интересом и сильнейшим любопытством.
Летом и осенью 14-го года меня активно звали поехать в Крым со спектаклем, с концертом – с чем угодно. Звали не из Крыма, а звали те, кто организовывал бесконечные фестивали и праздники на присоединённом полуострове. Потом было довольно много предложений сниматься в Крыму. Если уж мне, не самому востребованному в России артисту, прислали с пяток сценариев, где главным действующим лицом являлся Крым, а остальное было не очень важно, то представляю, сколько таких сценариев находилось в разработке.

Я от всего отказывался. Отказывался по многим причинам. В первую очередь мне было непонятно – где и что мне можно исполнять. К тому моменту я сыграл в Крыму все свои спектакли, а новый «Шёпот сердца» был не готов. Во- вторых, было понятно, что никто всерьёз организовывать мои гастроли там не собирается и зовут меня за компанию. В-третьих, я за компанию и в общей толпе куда-либо ездить или шагать не готов…

А ещё тогда бурлили такие ужасные страсти, так много вокруг этого было эйфорийной радости с одной стороны, и лютого гнева с другой, что не хотелось подливать масла ни в один, ни в другой огонь.

Какое-то время я не знал, с кем работать в Крыму, и кто может взяться за организацию гастролей. Прежде организаторы моих спектаклей в Севастополе и Симферополе были мои давние украинские партнёры.

Ещё потом я не стал спешить с поездкой в Крым, потому что понимал, что для многих и многих моих украинских читателей и зрителей крымская тема болезненна, чувствительна и крайне обидна. Я полагал, что страсти улягутся… Не окончательно, не вполне… А просто слегка улягутся, и тогда можно будет, никого не обижая, поехать и просто сыграть спектакли.

Подробнее…

Про барменов, которые потеряли связь с реальностью.

Эх! Надо признать, признать и успокоиться, что в России ничто не может существовать просто так, спокойно, гармонично, а главное – долго. В России нет и не может быть семейного ресторана, который бы был основан двести, сто пятьдесят или хотя бы семьдесят лет назад. Даже если бы не было революции, войн и прочих исторических замесов, всё равно, невозможно себе представить пекарню, кафе, парикмахерскую или ресторанчик, которые были бы чьим-то семейным делом многих поколений, как это бытует во Франции, Италии, Германии, Испании, где своих исторических встрясок хватало. У нас так никогда не было и не будет.

Если человек сделал хорошую пекарню или парикмахерскую, то он её вскоре либо пропьёт, и на месте оной появится багетная мастерская, похоронное бюро и т.п. Или же наоборот, откроет ещё одну пекарню или парикмахерскую, потом ещё, ещё, потом в другом городе, а потом всё равно в том или ином смысле пропьёт, и всё равно на смену пекарне и парикмахерской придёт похоронное бюро. Русскому человеку скучно что-то делать стабильно и из поколения в поколение.

Если русский человек ради собственного здоровья и простого физического удовольствия решил заняться йогой, то срочно бейте тревогу. Вы не заметите, как он окажется в какой-нибудь секте или так просветлится, что пустит прахом всю жизнь, а семью по миру. Если вы заметите, что человек вдруг стал пить особенный зелёный чай, завёл специальную чашечку и чайничек — срочно бейте тревогу, на нашей почве чай легко перейдёт в глубокое философское погружение, откуда на поверхность жизни не выныривают…

У нас всё с перебором. У нас не бывает чтобы человек был просто поваром, просто полицейским, просто музыкантом или просто барменом. Все, за редким исключением, в своих профессиях либо оборотни, либо гуру.

Лет семь-восемь тому назад я с радостью обнаружил, что не только в Москве и Питере появились хорошие бары и умелые, симпатичные, умные бармены, но они появились и в провинции. Сначала в больших городах или в городах портовых, или в немногочисленных туристических городах… потом везде.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ в INSIDER.MOSCOW

14 ноября.

Здравствуйте!
Ну вот, наконец-то, пришло время снова обратиться к вам с предложением поучаствовать в создании очередной видеоверсии очередного моего нового спектакля. Мы хотим сделать и ещё в этом году успеть предъявить вам видео спектакля «Шёпот сердца».

19-го ноября в Москве на сцене Театрального центра на Страстном я исполню спектакль, и он будет записан многими камерами, после чего начнётся монтаж, сведение звука и прочее, и прочее. Мало того, спектакль уже один раз снят месяц назад и будет снят ещё раз. Потом, мы посмотрим, какой вариант предпочтительнее, да и для монтажа две записи лучше, чем одна. Работа предстоит серьёзная и интересная. Деньги необходимы именно на эту работу и ещё на, так сказать, покупку прав на ту чудесную музыку, которая в спектакле звучит и которая незаменима.

«Шёпот сердца» — это первый спектакль, который мне ни разу не удалось сыграть в Украине. Прежде, когда готовился к выпуску мой новый спектакль, в Харькове и Москве параллельно делались два комплекта декораций, и я всегда старался после премьеры в Москве и Санкт-Петербурге немедленно вести новую работу в Киев, Харьков и Одессу. Полагаю эти пять городов важнейшими для русского или, если угодно, русскоязычного культурного пространства.

В случае с «Шёпотом сердца» это было невозможно. Невозможно и теперь. А я знаю, что многие мои украинские зрители ждали и ждут этот спектакль. Ждут его в Кишинёве, куда мы не можем привезти декорацию, поскольку она должна ехать по территории Украины… Но скоро будет видеоверсия. И если из Молдовы, Украины… Откуда угодно, куда я доехать с этим спектаклем не могу, поступят пусть даже символические деньги, мне будет радостно… В этом будет надежда на по-возможности скорую встречу.

Знайте, что перечисляя любую сумму на создание видеоверсии «Шёпота сердца» вы посылаете лично мне сигнал, что вам нужно то, что я делаю, вы хотите меня видеть и слышать, вам важно узнать, что я написал и сказал… Вы готовы на это потратить ваши честно заработанные деньги… Проще говоря, посылая деньги на видео спектакля «Шёпот сердца» вы тем самым посылаете мне сигнал, что я вам нужен. Это самый лучший сигнал, какой только может послать один человек другому человеку!

Ваш Гришковец.

11 ноября.

Здравствуйте!
Очень и очень внимательно смотрел выступление Хиллари Клинтон после её краха на выборах. Посмотрел два раза, не отрываясь. Очень впечатлён!

Пожалуй, я никогда ни у кого не видел такого выражения и такой бесконечной тяжести во взгляде. Кто-то говорил, что она была на грани слёз. Уверен, что это не так. Слёзы – это чепуха по сравнению с тем, что было в глазах этого человека. Не могу себе представить весь ужас и масштаб краха, пережитый этой пожилой дамой. Она, конечно, не могла сразу выйти к своим сторонникам. Она вышла позже. И то, как она держалась, достойно всяческого восхищения.

Мне она всегда не нравилась. Очевидно злая, фальшивая, жёсткая, не похоже, чтобы очень умная, и всегда, всегда несчастная. Несчастные люди – тяжёлые и неприятные люди. Но на подлинное несчастье способны только натуры чувствительные. Хиллари определённо чувствительный человек и очень мощный. Это особенно было заметно во время её, в сущности, прощальной речи.

Она впервые выглядела элегантно в своём практически траурном пиджаке. Интересно, для чего она этот пиджак готовила?… Уж точно не для этой речи. Поскольку, она, очевидно, была уверена в победе. Она в победе не сомневалась. Хотя, может быть, она и задержалась с выходом к публике, потому что этот пиджак шили. Кто знает?…

Ни один спортивный проигрыш, ни одно падение в нокаут, ни одно военное поражение не может сравниться с тем, что пережила Хиллари Клинтон…

Только представьте… Пожилая женщина, которой скоро семьдесят, с серьёзными проблемами со здоровьем, но нашедшая в себе силы и уверенность в том, что её ещё хватит на восемь лет напряжённой работы. Сама работа должна была придать ей сил. Она видела и не сомневалась в том, что её ждёт огромная, непостижимо большая и насыщенная политическая жизнь. Она была уверена, что буквально наутро станет самым большим и могучим руководителем в мире. А тут — бабах! ……… — и крах.

А фактически, конец жизни. Пенсия. Забвение. Дом престарелых. Прогулки с собачкой. Стареющий придурковатый муж рядом. Она – бабушка, к которой дети и внуки приезжают нечасто, злобная старая карга, для кого-то вредная, капризная соседка – то есть, вместо брызжущей всеми красками жизни мрачная, пыльная старость. Возможно, будут какие-то лекции, участие во всяких комитетах, ток-шоу, благотворительность, какая-нибудь толстая книга мемуаров… Но всё это — чепуха, чушь и пыль под стариковской кроватью.

Подробнее…

9 ноября.

В ближайшие несколько дней нет смысла ни о чём писать… все взбудоражены главной новостью. Всем понятно какой. И даже чудесная песенка из любимого фильма прозвучала с особым смыслом.

Ваш Гришковец