Купить или не купить…спинер.

Здравствуйте!
На днях купил детям спинеры. Думаю, все знают, что это такое. Это такая… Фигня, которую можно зажать между большим пальцем руки и любым другим той же руки и крутить. Они бывают самые разные.

Впервые я увидел эти штуки в мае в Нью-Йорке. Мне предложили на улице за 15$, сказали, что это очень хорошая цена, и что это очень модно. Я отказался. Потом я увидел спинеры везде… Практически в каждом киоске, в супермаркетах, в строительных магазинах… Ну и, конечно, у многих людей в руках.

Я почти сразу же категорически заявил, что своим детям эту дрянь покупать не буду. Не потому, что жаль, а потому что я не хочу идти на поводу у мировых корпораций, у глупой моды и у повального, идиотского поветрия. Я говорил, что ничего более бессмысленного, чем эти спинеры и увлечения ими даже представить себе нельзя, и что я не буду потакать бессмысленному желанию моих детей получить спинер, если таковое у них возникнет… И вот купил всем троим по одному. Купил и сам целый вечер вертел то один, то другой.
Не могу сказать, что это очень приятная или красивая вещь. Но и неприятными эти штуки назвать не могу. Дети же были рады. Даже старшая.

Они не особенно их просили. Помнили моё заявление и не просили, но определённо хотели.
Жаль, что я не купил спинеры ещё в Нью-Йорке тогда, когда их почти ни у кого не было и они были в диковину. Это, конечно, длилось недолго, очень скоро они появились повсеместно, но хотя бы несколько дней мои дети могли бы быть редкими обладателями вожделенной фигни. На них бы с интересом, возможно, с завистью смотрели бы. Что может быть слаще в детстве, чем такие взгляды?

Зачем я сделал какие-то глупые заявления?! Для чего я чувствовал в своём запрете серьёзное воспитательное содержание? К чему полагал себя серьёзным и мудрым родителем, желающим оградить детей своих от тлетворной, стадной глупости? Теперь вот жалею.

Надо было сразу, как только я увидел эти вертелки вспомнить то, как страстно, до потери сна и аппетита я хотел иметь кубик Рубика. А мне его не покупали… Я не был силён в головоломках и не хотел уметь быстрее остальных собирать тот самый кубик. Я просто очень хотел им обладать. Это было абсолютно детское, стадное желание.

Мне просто нравился тот кубик, его цветные квадратики, его ни с чем не сравнимый скрип, изумительные размер и вес. Мне очень, очень хотелось держать его в руках, крутить, класть его в портфель, вынимать его оттуда. Мне хотелось им обладать! Но мне его не покупали. А у всех он был. И я был несчастлив.

Невозможно, немыслимо подходить со своим взрослым, осмысленным, умным опытным занудством к детским желаниям… В том, что у всех есть, а у тебя нету, всем купили, а тебе не купили… В такой ситуации в детстве нет никакого проявления гордой индивидуальности и самобытности, в этом есть только несчастье.

Глупо объяснять маленькому человеку, что какая-то вертелка или какой-то особо упругий мячик или ещё какая-нибудь с точки зрения взрослого человека бесполезная и дурацкая фигня ему, ребёнку, не нужна, что она ему не полезна, и что надо быть умнее остальных.

Можно сколько угодно такое втолковывать маленькому человеку, а он будет слушать и горевать по поводу того, что у него нету столь необходимой ему вещи, которая, к тому же, есть у всех, а стало быть он будет несчастным и не принятым в счастливое общество обладателей столь прекрасной вещи…

Глупо полагать, что мы, взрослые, лучше знаем, какие игрушки нужнее, полезнее и развивательнее для детей. Мы покупаем их, а они ими не играют… Почему? А потому что мы их покупаем не для них, а для себя. Покупаем из соображений пользы, воспитательности или по той причине, что в наше время такой прелести не было. А они ими не играют.

Не играют и требуют что-то совершенно нам непонятное и даже раздражающее. Канючат, настаивают, а мы проявляем твёрдость, опасаясь им потакать, и тем самым разбаловать… Проходим мимо того, что они хотят.

А тут как-то не прошли мимо, прислушались к просьбе дочери, купили ей копеечную, маленькую розовую деревянную черепашку с качающейся головой. Дрянь дрянью. А дочь третий день ей клеит домики из бумаги, создаёт условия обитания, и рвёт травку на ночь.

Если все дети крутят какую-то вертелку, а у некоторых детей этих штук по нескольку, то надо своему купить такое же. И по-возможности, чтобы эта фиговина оказалась лучше, чем у остальных. А то если поскупиться, то твоего кровного ребёнка могут ещё и на смех поднять за плохой кубик или левый спинер. Пусть у него будет то, что он хочет. Путь как можно больше будет счастлив. Отказать в такой штуке ребёнку можно только в том случае, если действительно на это нет денег или это нигде не продаётся… Но даже и тогда стоит поискать и может быть в чём-то отказать себе.

Эти спинеры, как кубики и как мячики попрыгунчики, всё это быстро проходящая мода. Дорога ложка к обеду. Да и детство так фантастически быстротечно. Сегодня ты что-то запрещал и не дал своему ребёнку, а завтра, глядишь, ему уже это и не надо. Хорошо? Да ничего хорошего!

Ещё в прошлом году сын готов был целый день плескаться в море и беспрерывно прыгать с мостка. Беспрерывно. Он забывал есть, пить… А мы ему занудливо говорили: посиди на берегу, согрейся, поешь, попей… А нынче у него наметились усы в виде тёмного пушка над верхней губой, волосики под мышками, и ему уже скучно плескаться в море, не весело прыгать с мостка, а если он и хочет прыгнуть, то думает о том, как красиво или некрасиво у него это получится. Бесконечная радость от безудержного купания для него закончилась навсегда. НАВСЕГДА!
Сейчас отчаянно грустно вспоминать о каждом запрете или ограничении его купания в прошлом году.

Младшей первого сентября в школу. В первый раз в первый класс. Она очень хочет. Купили ей школьный рюкзак. Она с ним ходит везде и готова с ним в обнимку спать. Наивный, счастливый человек, ещё не знает, что её ждёт, и как она будет уставать от своего портфеля… Эх! Лучше бы я накупил ей спинеров и черепах, только чтобы притормозить, остановить лето и детство!
Ваш Гришковец.

Не получается быть европейцем.

Здравствуйте!
Вот отпуск заканчивается. А я в очередной раз убеждаюсь, что очень хочу отдохнуть по-европейски, и ни черта у меня не получается.

Уже давным-давно, как только я впервые соприкоснулся на летнем отдыхе с европейцами, я сразу захотел научиться отдыхать, как они, действовать, как они, распределять свои временные, физические и финансовые возможности, как они. Нет!!! Результат даже не нулевой, а отрицательный.

Что я имею в виду?…
Во-первых, европейцы умеют вставать рано, когда летний зной ещё не вжарил и не стал опасен раковыми заболеваниями кожи, и отправляться на утреннее купание и солнечные ванны. При этом они не ленятся тратить время, чтобы тщательно намазаться именно утренним кремом для загара.

Они умеют долго и неторопливо плавать, не снимая солнечных очков и шляп, беседовать в воде, а потом загорать обязательно в лёгкой тени зонтика с книгой в руках.

Они умеют вовремя отобедать, поспать, сходить на вечернее купание, не перепутав утренний крем для загара с вечерним, а потом переодеться в лёгкие льняные ткани и явиться к ужину. При этом, умудряются заказать на ужин то, чего не ели в обед, запить это бутылкой вина на четверых, потом выпить по коктейлю, очень при этом веселясь, и непрерывно разговаривать с теми, с кем ещё утром беседовали, купаясь, в море. И так две недели…

У меня так не получается. Я не могу так рано проснуться, потому что перед этим непременно поздно усну по причине нового знакомства и бессчётного количества коктейлей.

Я выхожу к морю в самую жару, конечно же, забыв крем или взяв не тот. Затем я очень быстро куда-то плыву и быстро выхожу на берег, потому что плаваю нетехнично, моментально устаю, а главное – мне не весело. Мне никогда не удаётся установить зонтик, чтобы под ним было удобно и комфортно.

Читать у меня на пляже не получается. Без солнцезащитных очков слишком ярко, а в очках слишком темно. Мне сразу становится невыносимо жарко. Никогда не могу найти удобного положения на лежаке. Если читаю сидя, то быстро затекают ноги, и с носа на книгу падает пот. Если лёжа на животе, то пот опять капает. А если на спине – то засыпаю и обгораю… Хотя обгораю в я любом случае.

К тому же читать на пляже никогда не получается. У нас не продаются книги, подходящие для пляжного отдыха, они продаются в Европе. Книги, которые я беру к морю либо очень глупые, либо слишком умные. А у европейцев книжки нарядные и всегда бестселлеры.

Читать далее…

30 июля.

Здравствуйте!
Вот и пришёл очередной День военно-морского флота. То есть, последнее воскресенье июля. Лето покатилось с горки. И мы все знаем, как быстро оно с этой горки катится.
Но жизнь всё же не коротка… Это фото сделано 32 года назад. И это было так давно, так давно, так давно!!!

На этой фотографии человек, который ещё ничего о жизни не знает. Он ещё не принял присягу. Он ещё не понял, что может с человеком делать государство. Но по его глазам видно, что он уже о многом догадывается и понимает, что ничего хорошего его в ближайшие три года не ждёт.

С ДНЁМ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА!!! C праздником всех, кто служил, кто служит… всех тех, у кого кто-то когда-то служил и кто сейчас служит в военно-морскому флагу России.

А я ничего не писал практически всё лето. У меня случился какой-то солнечный удар. Такой, что аж в глазах побелело. Буду писать и работать осенью. А сейчас не хочу…

Это моё первое лето в возрасте за пятьдесят. Мне кажется, что я впервые обнаружил в себе способность отдыхать. То есть, не тревожиться тем, что проживаю день в летнем безделье и летней неге. Пожалуй, впервые удалось расслабиться и решительно отложить в сторону телефон.

Месяц не смотрел новости. Посмотрел…

Новости всё те же. Новые санкции, рубль падает, другие валюты растут, где-то война… а это говорит о том, что можно не смотреть новости ежедневно. Их цикличность очевидна. И тенденция тоже.

Лето… Лето не бывает совершенным. Оно либо холодное и дождливое, какого не было сто лет, либо слишком жаркое, то есть, самое жаркое за последние сто лет… Либо не клюёт рыба… Либо какой-нибудь жук всё сожрал… Либо горят торфяники… Либо сгорела вся Якутия с Забайкальем… Либо какой-то зверский урожай, и его надо убирать… Либо наоборот – неурожай и дожди, и всё, что так или иначе уродилось, надо спасать… Либо нет грибов, либо грибов слишком много, и их надо непременно запасти на пол жизни вперёд… Либо ещё какая-нибудь чепуха…

А ещё детей надо готовить к школе. В этом году у нас очередная первоклассница.

Короче, лето – это самый, самый трудный жанр, потому что от него надо как-то, несмотря ни на что, изо всех последних сил, скрежеща зубами, правдами и неправдами, но получить удовольствие. Летом изо всех последних сил нужно отдохнуть.

У меня наконец-то получается.

Выпью водки в честь Военно-морского флота России.

Ура всем, кто видел, как под звуки горнов на кораблях и соединениях военно-морского флота поднимают флаги!

Ваш Гришковец,
когда-то старший матрос Тихоокеанского флота 1985-1988 годы.

24 июня.

Здравствуйте!
Вчера закончил сезон и из зрительного зала получил вот такой букет.

Ирисы и жёлтые каллы. Букет перехвачен голубой и жёлтой ленточками. Нет сомнений, что это послание с Украины. Украинский букет. Это было очень радостно получить в Москве вместе с другими букетами.

Я давно ничего не говорил про Украину. Совсем. Но этот букет подталкивает меня к тому… а точнее, вдохновляет меня на то, чтобы что-то сказать…

Не так давно был в Кишинёве и на мой спектакль, а также на творческий вечер приехало много людей из Одессы, да и не только из Одессы. После творческого вечера мы общались, это было существенное и очень насыщенное общение.

В то время когда я был в Кишинёве, одновременно с моими гастролями в столице Молдовы, в Одессе проходили гастроли театра Школы Современной пьесы, с которым я давным-давно и плодотворно сотрудничаю. Многие актёры этого театра в Одессе были впервые. После гастролей мы встретились, делились впечатлениями, весь театр Школа современной пьесы возбуждён и вдохновлён гастролями, полными залами, ажиотажем и тем успехом, который у них случился в Одессе. Но главное, все были потрясены радушием и вниманием. Мои коллеги ехали на гастроли не без опаски, а семьи некоторых были даже против того, чтобы их близкие и родные ехали на Украину.

Ребята без умолку только и говорили о том, как их принимали, что на спектакле было всё руководство города, что зрители и горожане только и делали, что старались всячески проявить радушие и никакого намёка на вражеские акции или попытки сорвать спектакль не было.

Перед тем как поехать в Кишинёв, я, в отличие от моих коллег, получил несколько анонимных звонков в угрозами. Номер был не определён, но когда я ответил, то услышал запись, она повторилась одинаково несколько раз. Записанный голос сообщил мне нечто в том роде, что от Одессы до Кишинёва недалеко, и Одесса мне напомнит о том, что я говорил о событиях мая четырнадцатого. Угрозы звучали действительно угрожающе. Об этом я сообщил кишинёвским своим организаторам, и они приняли дополнительные меры безопасности. Звонки такие поступали мне несколько дней. Я просто перестал реагировать на анонимный вызов.

Читать далее…

23 июня.

Здравствуйте!
Сын Саша вернулся из Артека. Как нормальный тринадцатилетний человек, он не особенно словоохотлив на тему, как он провёл смену в лагере. То есть рассказывает не очень. А в целом весьма доволен. Он не в первый раз летал куда-то один и не в первый раз был, что называется, в лагере. В его девять лет мы отправили сына в Казахстан в скаутский лагерь одного, без сопровождения. И в результате получили уже весьма самостоятельного и повзрослевшего человека. Это я к тому, что Саше есть с чем сравнивать Артек.

Что-то в Артеке Саше очень понравилось, что-то вызвало сомнения, недоумение, а что-то откровенное непонимание и несогласие. Например, он не был согласен с тем, что им в один из дней пришлось больше двух часов на солнцепёке ждать приезда каких-то депутатов-не депутатов, Саша не очень понял, которые задерживались, а приехав сказали небольшую и совершенно ненужную юным людям, приехавшим за приключениями к морю, речь. Мой сын был возмущён именно этим.

Дискотека ему не понравилась. Он как человек с уже начинающими пробиваться усами чего-то ждал от дискотеки, но был разочарован. В подробности об этом не стал вдаваться, просто сказал «отстой» и всё.

Но главное – он был среди сверстников, был этим увлечён, был в концентрированном детско-юношеском состоянии, без родителей, наслаждался летней жизненной свободой и в полном восторге от того что видел.

Для него самого было неожиданностью, что он будет сильно впечатлён ботаническим садом и удивительными растениями. Он ходил на Аюдаг, на который я поднимался вместе с отцом, когда мне было четырнадцать. Тогда я страшно завидовал артековцам и, глядя с горы на знаменитый лагерь, чуть не до слёз хотел там оказаться.

Саша побывал в разных дворцах. Каждый вечер любовался Адаларами. Искупался в ещё прохладных июньских, но абсолютно стопроцентно культовых водах Чёрного моря, которое омывает берег Артека.

Артек для нашей семьи нечто особенное. Дело в том, что мой дед Борис Васильевич Гришковец был первым пионером Кузбасса, который побывал в Артеке. Это с ним случилось то ли в тридцатом, то ли в тридцать первом году. То есть в том самом возрасте, в котором его правнук туда съездил нынче.

Читать далее…