9 января.

Здравствуйте!

Эх! Заканчиваются каникулы. Уже в понедельник наша московская студентка улетит из тихого семейного гнезда в столицу, сын снова пойдёт в школу, младшая — в детский сад. Закончатся сон почти до полудня, радости за полночь, дом проветрится от смеси вкусных запахов беспрерывного застолья, притихнет, войдёт в тягучую повседневность… Ёлка будет разобрана и спрятана. Но остался ещё один день.

А мы вчера, без самой младшей сходили в кино. Посмотрели «Выживший».

Я шёл исключительно для того, чтобы что-то вместе сделать с детьми и чтобы увидеть очередную попытку Леонардо ДиКаприо всё-таки получить Оскар. К счастью или не к счастью, я совсем не болею ни за какие команды ни в каком виде спорта… Но за ДиКаприо я уже болею давно. Каждый раз, когда этот некогда юный, а теперь уже матёрый артист, остаётся без Оскара, я переживаю, шлю проклятия американской Киноакадемии и воспринимаю оскаровскую несправедливость по отношению к ДиКаприо как некий заговор, как допинговый скандал, как что-то необъяснимо жестокое в духе романов Диккенса.

Читать далее…

5 января.

Здравствуйте!

С Новым годом! С Новым годом! С Новым годом!

Мы робко вступили в 2016 високосный год. Пока вроде всё нормально…

Думаю, что уже многие начали приходить в себя, доели наготовленное, преодолели привычку к беспрерывному новогоднему обжорству и начинают приступать к очистке организма и сбросу лишнего.

Я, как обычно, в эти дни хвораю и готовлюсь к работе за письменным столом. Придумал новую пьесу. Надеялся, что буду в январе и начале февраля бездельничать, но в середине декабря пришла идея новой пьесы. Я этому рад. Рад работе. А уж что получится – неизвестно… Сейчас со мной помимо болезни происходит тот самый неприятный период перед началом работы, когда я сам занимаюсь саморазрушением замысла… То есть, пребываю в беспрерывном сомнении по поводу его качества, задаю себе самые неприятные каверзные вопросы, мол, зачем его вообще осуществлять, дескать, наверняка такое уже кто-то сделал, и вряд ли этот замысел хоть чего-то стоит. На самом деле это работает пост праздничная лень, с которой надо справиться.

Читать далее…

10 ноября.

Здравствуйте!

Забыл вчера написать… В то время, пока я гастролировал по Дальнему Востоку, одной из самых обсуждаемых тем в регионе было задержание большой партии браконьерской чёрной икры в Хабаровске. Хабаровчане, да и все дальневосточники, гордились этим. Новость облетела не только федеральные СМИ, но и даже сутки была на «Евроньюс». ДПС задержала за превышение скорости катафалк, что само по себе удивительно… А уже в гробу обнаружили чёрную икру.

Разумеется, хабаровчане и жители хабаровского края гордились не браконьерством, и не незаконным перемещением чёрной икры… Они гордились стилем. Конечно, во всём этом было много гангстерства в лучших традициях. Даже представлялись себе люди в длинных пальто и хороших шляпах. Короче говоря, люди радовались тому, что новость из их региона определённо впечатлила и порадовала всех, кто понимает…

Вчера я остановился на том, что летел из Магадана авиакомпанией «Икар». Во всяком случае, именно это имя было написано на самолёте. Хотя, в самом самолёте везде наблюдалась атрибутика компании «Пегас». В общем, голь на выдумки хитра. Главное – и то, и другое с крыльями…

Читать далее…

29 декабря.

Здравствуйте!

Сегодня хочу сделать очень долгожданное дело.

Сегодня, наконец-то, предъявляю всем желающим новую видеоверсию спектакля «Как я съел собаку». Она записана в этом году в Москве на сцене Театрального центра на Страстном. Это тот вариант спектакля, который я ощущаю актуальным и живым для сегодняшнего времени и для моего сегодняшнего возраста. От предыдущей видеоверсии его отделяет одиннадцать лет. Если кому-то любопытно, можете сравнить. Разница огромна. Спектакль изменился так же, как изменился я. Спектакль стал определённо проще, яснее, точнее, трагичнее и старше. Изменилась интонация. Огрубел голос. Охрип. Жесты и движения стали более скупыми и строгими. Смеха в зале меньше не стало. Но и смех стал другим… Если будет интересно, попробуйте сравнить две видеоверсии.

Читать далее…

27 ноября.

Здравствуйте!
Сегодня ночью вернулся домой. Не был дома больше месяца. А это уже такой срок, когда замечаешь, как изменились дети…
Улетал – ещё все деревья были зелёно-золотые, в садах краснели яблоки, было тепло и радостно. А теперь всё опустело, голые деревья, тоненькие ветки чернеют, и лежат в садах у нерадивых хозяев гнилые, раскисшие яблоки. Грустно. И даже хочется снега. Особенно детям.

За этот месяц я побывал в столь разных местах, что впечатления похожи на кучу цветных лоскутков, из которых очень хочется сшить полотно, но непонятно, как сложить эти лоскутки, как собрать эту мозаику во что-то цельное.
Очень хотел начать по свежим следам что-то писать о поездке в Пекин, о презентации книги и о многочасовых беседах с моим переводчиком Фу Пиньси, но понимаю, что с наскока этого сделать не могу. Впечатления и воспоминания столь объёмны и, как бы это сказать, округлы, что не знаю, как к ним подступиться и превратить эти впечатления и воспоминания в литературу. Не понимаю, потому что прикоснулся к чему-то огромному, бездонному и во многом таинственному… Китай всё-таки непостижимо велик…
Помню, задал Пиньси один вопрос, на который получил чудесный ответ.
Привёл он меня в знаменитый и главный пекинский ресторан, в котором можно съесть самую-самую настоящую пекинскую утку… А ресторан так и называется «Пекинская утка»…

Читать далее…