21 октября. — odnovremenno.com

21 октября.

Здравствуйте!

Скоро лечу с «Шёпотом сердца» на Дальний Восток.

Впервые побываю со спектаклем в городе Комсомольске-на-Амуре. Исполню там, поскольку выступать буду впервые, «Как я съел собаку».

Был я в Комсомольске только однажды. Мой поезд стоял на вокзале этого неведомого мне города сорок минут. Ночью. Это было ровно тридцать лет назад. В ноябре 1985 года, после «учебки» на Русском острове меня везли из Владивостока через Хабаровск в город Советская гавань на постоянное место службы – 93-ю бригаду БЭМ (большие эскадренные миноносцы). Холодно было ужасно. На перроне и у вокзала насыпало довольно много снега. Вот и всё, что я помню о Комсомольске-на-Амуре.

А вот до Петропавловска-Камчатского добраться в очередной раз не удаётся. Весной ещё была договорённость о том, что в Петропавловск лечу, и гастроли были соответственным образом выстроены. Но пришёл очередной отказ. По этой причине гастроли перекроились и выстроились сложно, да ещё из-за истории с банкротством «Трансаэро» многое усложнилось. Придётся из Москвы лететь в Хабаровск, а потом ехать машиной в Комсомольск-на-Амуре, так как в Комсомольск непосредственно из столицы летало только «Трансаэро». Как и чем будем улетать из Магадана в Москву тоже пока не понятно. Но спектакли намечены. Их, в отличие от рейсов, переносить или отменять нельзя.

А Петропавловск так и остаётся недостижимым городом. Мне по всей стране, крайний раз в Белгороде, передают записки или на словах через каких-то своих знакомых камчадалы просьбу наконец-то приехать.

Я буквально мечтаю об этом. Но Камчатка остаётся неприступной. Раньше просто не давали даты и говорили о постоянной загруженности театра. Потом петропавловский театр долго стоял на реконструкции. А теперь там удивительная дама-директор. От неё исходит определённое и ничем необъяснимое нежелание видеть меня на сцене её театра. Что ж, имеет право. Директор – она. Последний её аргумент по поводу отказа предоставить мне сцену был удивительным. Она сообщила, что в её театре в репертуаре есть спектакль «Как я съел собаку» по пьесе Евгения Гришковца в исполнении местного актёра, и этого театру вполне достаточно. То, что я могу сыграть какой-то другой спектакль того же автора, мадам директора не убедило.

Я не сомневаюсь, что спектакль «Как я съел собаку» камчатского театра хороший, и, возможно, любим зрителям. Я с почтением отношусь к исполнителю этого спектакля и желаю ему всяческого успеха. Но я думаю, что даже ему было бы любопытно познакомиться со мной лично и с оригиналом…

Короче говоря, рекомендую камчадалам обращаться с просьбами о проведении моего спектакля в петропавловском театре не ко мне, а непосредственно к директору театра, которая демонстрирует определённое самодурство в этом вопросе. Надеюсь, в её случае самодурство – это не от слова дура.

Или обращайтесь сразу же в местное Управление культуры. Может быть, Управление найдёт управу. Всё-таки театр – учреждение государственное, а не частная лавочка.

Другие же помещения и сцены Петропавловска для моих спектаклей не годятся. Им нужно и техническое оснащение, да и попросту театральность… А я очень хочу сыграть в том театра, в котором работали мною любимые коллеги и друзья: Погребничко, Рыжаков, Вырыпаев и другие.

Однако, теперь следующая попытка приехать возможна не раньше чем через год. Отдельно для одного спектакля в Петропавловск лететь долго для меня и накладно для публики. Приезд в Петропавловск возможен только в туре, то есть, в связке с другими дальневосточными городами. Жаль, что моя честная восьмая попытка добраться до Камчатки в очередной раз не удалась.

17-го октября, в прошлую субботу, снова вышел на сцену с группой «Бигуди». Причём, с первым её составом. Мы сыграли шесть песен и один бис. Очень сильные ощущения!!! С Максимом Сергеевым мы не виделись больше трёх лет. А с Лорой (Рома) и Вадимом мы на сцене не были ровно десять лет.

Собрались мы по невесёлому случаю. Концерт был благотворительный. Сильно заболел Серёжа Смирнов, всеми в Калининграде любимый, вечный администратор самого старинного и незыблемого клуба «Вагонка». Я не раз писал о «Вагонке»… Именно в этом клубе я впервые сыграл в Калининграде спектакль «Как я съел собаку». В «Вагонке» мы познакомились с «Бигуди», там же исполнили массу концертов. На сцене «Вагонки» я видел, пожалуй, лучшие концерты, на которых мне довелось присутствовать. Впервые на сцену «Вагонки» я зашёл в 1999 году. А 17-го октября 2015 года я в первый раз был в этом клубе, а Серёжи Смирнова в нём не было. Ему не позволила болезнь.

Народу пришло очень много. Можно сказать, собралось три поколения вагонковцев.

Как в любом небольшом городе у любого старого клуба накапливается целый шлейф неких «особых друзей», то есть накапливается масса людей, которые считают, что им не надо платить за вход на любое мероприятие или концерт. У Вагонки таких не просто целый вагон, но эшелон. Однако в эту субботу платили все. И многие хотели дать денег сверх цены билета. Вот как все хотели воспользоваться возможностью помочь Серёже Смирнову, с которым на «Вагонке» они встретили и прожили юность, потом средний возраст, многие вошли в зрелость и очень хотят с ним встретить старость.

Играли на концерте два коллектива: старая и при этом вечно молодая группа «Лондон – Париж», которую я ещё в 1998 году слышал и знал о ней в Кемерово, но под названием «Ноу Мэнс Лэнд». У них была прекрасная бессмысленная, но очень романтическая песня «Слёзы Жанетт». Рекомендую послушать. Вспомнятся романтические иллюзии конца 90-х.

И выступили мы – «Бигуди» и Гришковец.
Мы были все рады снова побыть на сцене. Максим Сергеев впервые при мне играл на гитаре. Причём, играл на правую сторону, как Пол Маккартни. Лора и Вадик играли, как и прежде.

У Лоры после «Бигуди» были разные бизнесы. Вадик стал заведующим кафедрой на философском факультете калининградского университета имени Канта. Он теперь доцент, он единственный мой знакомый на родине Канта, кто всерьёз прочитал «Критику чистого разума», и при этом он успевает играть на гитаре и быть инструктором по сёрфингу. Оба, и Лора и Вадик, за эти годы обзавелись детьми…

Но после концерта они не хотели уходить и вполне внятно сказали, что кайфанули на сцене, и что те несколько лет гастролей с «Бигуди» были лучшими. Рок-н-ролл фореве!

Поскольку мы не имели возможности порепетировать, и у группы «Бигуди» нет своего звукооператора, вся аппаратура у нас звучала ужасно, микрофоны постоянно заводились, и, я думаю, что меня было почти не слышно, а если и слышно, то не очень понятно. Это тоже нам напомнило те самые первые годы выступлений, когда организаторы концертов на нас экономили, а мы не умели потребовать к себе более уважительного отношения… Но всё равно было так прекрасно!!! И так снова захотелось вспомнить и исполнить «Настроение улучшилось», «KisSMS», «Летс кам тугезэ», «Петь»… У нас много хороших песен. Мы записали четыре альбома. Как-нибудь всё же ещё соберёмся. Короткое выступление и какие-то тридцать минут на сцене возбудили желание снова собраться, хотя бы разок и по какому-нибудь весёлому поводу.

Благотворительный концерт в пользу Сергея Смирнова собрал достаточные средства для многих возможных действий в борьбе с болезнью. А ещё это было, пожалуй, самое весёлое мероприятие на «Вагонке», которое я видел. Оно было весёлое, потому что жизнеутверждающее.

Ваш Гришковец.