15 апреля.

Здравствуйте!
Скоро выходить на сцену в Барнауле. Пол-ночи ехал, пол-ночи спал. Погода отвратительная. Холодный дождь. Этот бы дождь, да на горящую Хакассию с Забайкальем. В прошлый раз, когда был в Барнауле было минус сорок восемь. Но чем хуже погода, тем приятнее людям в театральном зале. Это точно. Кстати сказать, сибиряки на спектаклях не засыпают. Даже в такую сонливую погоду. В чём причина — не знаю. Может быть они как-то умеют лучше накапливать витамины в организме на зиму и рациональнее их расходовать. Трудно сказать… Сам бы я ещё поспал.
Завтра полдня буду ехать в Кемерово. Это самый ответственный пункт во всём туре. Даже не знаю, удастся ли мне написать что-нибудь непосредственно из родного города. Боюсь, что попаду в цепкие руки тех, кто меня с нетерпением там ждёт, и на дневник не хватит ни сил, да и времени может не найтись. В родном городе время идёт иначе.

Ваш Гришковец.

14 апреля.

Здравствуйте!
Сижу в гримёрной театра Красный Факел в Новосибирске. Скоро на сцену. Готовлюсь ко второму спектаклю для новосибирской публики. Завтра в это же время буду готовится к спектаклю в Барнауле. Мне радостно обращаться к зрителям «дорогие земляки!», так я могу обращаться к залу только от Новосибирска до Красноярска. Дальше я уже малой родиной пространство не ощущаю. Всё-таки Иркутск и Забайкалье, хоть и Сибирь, но далёкая, и пейзаж другой.
Если кто-то собирается впервые побывать в Сибири, настоятельно рекомендую не ехать в марте и апреле. Это самое неприглядное время в наших краях. Деревья голые, во дворах городов и в перелесках за городом много тяжёлого, потемневшего, а то и просто грязного снега. Всё какое-то тёмное, неприбранное, усталое от зимы. В пейзаже совсем нет зелени, даже ёлки какие-то не зелёные, а тёмные.
Завтра поеду в Алтайский край, там паводки. Потом Кемерово, Томск и в Хакассию, где горят страшные пожары, потом в Иркутск и Забайкалье, где тоже горят леса. Вот такая весна… Если ехать в Сибирь, то в середине мая… хотя в лес не сходишь — клещи просыпаются раньше, чем просыпается остальная природа. Наверное, лучше осенью… и клещи уже замёрзли, и грибы, и колбА-черемша, и вообще хорошо осенью. Только осень очень короткая. Маленькая сибирская осень, а то бывает и не случается её — дожди-дожди, а потом раз и снег. Так что лучше в Сибирь ехать зимой, да чтоб ещё и морозец под тридцать. Чтобы прочувствовать, насладиться Сибирью, а потом хвастать южным своим друзьям: «Мол, видали мы сибирские морозы».

Из гостиницы, в которой остановился в Новосибирске, я вижу только здание театра оперы и балета, которое прославилось на всю страну запрещённой постановкой «Тангейзера». Разумеется, меня об этом много спрашивали, тема обсуждаемая, Новосибирск, конечно, эта опера встряхнула. Эта история с «Тангейзером» вся какая-то ужасно неправильная. Вчера по телевизору смотрел пресс-конференцию великого и очень мною любимого спортсмена Александра Карелина. Он давал пресс-конференцию как раз по теме «Тангейзера». Разумеется, ни слова не было сказано о Вагнере. Говорил Карелин сдержанно, можно даже сказать, осторожно, говорил умно… Но только как же ужасно неправильно, когда борец и чемпион даёт конференцию по поводу оперы и занимается последствиями отвратительного скандала. Во всей этой истории плохи все. И постановщики, и попы, и местные депутаты, и министерство культуры, и даже те, кто поспешил посмотреть этот спектакль только из-за скандала и из любопытства. Плохо даже то, что люди, которые никогда в жизни не были в оперном театре, никогда не слышали ни одной оперы, знать не знали Вагнера и слово «Тангейзер», узнали о композиторе и запомнили странное и звучное название только и исключительно в связи с позорной историей запрета постановки в Новосибирском театре оперы и балета…

Что ж , мне через двадцать минут на сцену, поэтому в следующий раз напишу из Барнаула.
Ваш Гришковец.

25 марта

Здравствуйте!
Завтра снова в дорогу. Ждёт Урал и немножко Западной Сибири. На удивление, там сейчас теплее, чем здесь. Но про погоду писать не хочется. Особенно про снег. Даже для Сибири то, что сейчас происходит в Москве и Киеве – это чересчур! Это, чёрт возьми, слишком!!! Хочется уже сказать кому-то, от кого хоть что-то зависит в погоде: «Вы меня простите, конечно, я не вправе критиковать и уж тем более осуждать Ваши действия, но хотел бы Вам напомнить о чувстве меры! Спектакль под названием «Зима» уж как-то очень затянулся! Особенно затянут последний акт! И хотелось бы Вам намекнуть, что антракт уже никого не устроит! Нам нужен вполне внятный и оптимистический финал!… Боюсь, что высказываю общее мнение.

Читать далее…25 марта

Юбилей «Ложи». Норвегия.

Здравствуйте!

За время моего отсутствия на этих страницах, т.е., за отчётный период, со мной произошло много не только событий, но и впечатлений. В первую очередь, произошёл мой очередной приезд в родной город Кемерово, где помимо концерта с Бигуди произошёл праздник по случаю двадцатилетия некогда сделанного мной театра «Ложа».

Читать далее…Юбилей «Ложи». Норвегия.

20 декабря 2008

Вчера долетел до Москвы, а уже пора вылетать в Минск. Прекрасный был тур, хоть и очень напряжённый. Люблю я матушку-Сибирь, угостила она морозами и снегом, которых в Калининграде… и хотел бы сказать, что мне их не хватает, да не могу (улыбка). Но морозы в этот раз были хорошие, сухие, не лютые, но ощутимые. Много свежего снега. Насмотрелся на знакомые с детства пейзажи: переезды между городами были на машине или поездом.

Дорога из Новосибирска в Томск была особенно чувствительной. Во-первых, был сильный снегопад, ехали долго и медленно, во-вторых, новосибирская трасса вообще очень значительна для меня. Для кемеровчанина конца восьмидесятых-девяностых годов Новосибирск был настоящей и недалёкой столицей, мы с друзьями ездили туда даже поесть «настоящей» пиццы – там уже появились пиццерии, а у нас ещё нет. Потом в Новосибирске открылся первый ирландский паб, где был настоящий «Гиннес», а у нас не было. А ещё там проходили всякие концерты, которые до нас не доезжали. Так что сесть в автобус, проехать триста километров, съесть пиццу, выпить пива, побывать на концерте, где-то промыкаться до утра и утром добраться до Кемерово – это было нормально и даже весело. Дорога в Новосибирск была наполнена радостью и предвкушением, а обратная проходила в состоянии глубокого и тяжёлого сна. Каждый населённый пункт знаком и никогда не забудется.

По этой дороге я ехал в морской форме после службы домой. Я вылетел двадцать седьмого апреля 1988 года из Совгавани в Хабаровск, долго ошивался там в аэропорту, среди таких же возвращающихся домой матросов, морпехов и солдат, потом долетел до Благовещенска, чудом попал на самолёт до Новосибирска и утром двадцать девятого туда прилетел. В новосибирском аэропорту Толмачёво я как мог побрился и умылся. Привёл в надлежащий вид форму и, наслаждаясь любопытными взглядами, добрался до автовокзала. Денег у меня в кармане оставалось аккурат на билет до Кемерово. Автобусы уходили каждый час, но были забиты, и мне пришлось ждать больше двух часов. Мне казалось тогда, что я в центре всеобщего внимания. Периодически подходили какие-то мужики, которые когда-то служили на флоте, предлагали выпить, я отказывался. В общем, я чувствовал себя прекрасно. Вдруг рядом со мной остановилось такси, из него вышел водитель и громко, на всю привокзальную площадь спросил: «Морячок, куда едешь?» Я сказал. Тогда он своим громким голосом на всю площадь предложил мне за тридцатку доехать до места с ветерком. А у меня в кармане был только билет на автобус и какие-то копейки, не хватало даже на беляш, которого очень хотелось. Я таксисту шёпотом сказал, что столько у меня нету. Тогда он, опять же на всю площадь, проорал: «Ну, слушай! Моряк на суше не дешёвка! Давай щас ещё кого-нибудь возьмём, и за червонец я тебя доставлю в лучшем виде». На это я ему процедил сквозь зубы, чтобы он ехал подальше… А он, сволочь, обращаясь уже не ко мне, а ко всем тем, кто от нечего делать наблюдал эту сцену, заявил: «Да-а! Измельчал нынче народишко!» – сел в машину и уехал. И ещё минут сорок мне пришлось страдать среди тех людей, которые, казалось мне, смотрели на меня с презрением. Как я ненавидел тогда этого таксиста!

А между Новосибирском и Кемерово, перед развилкой дороги (если ехать из Новосибирска на восток, на трассе есть развилка, одна дорога уходит севернее на Томск, а другая идёт на восток на Кемерово, Красноярск и далее) есть деревня Болотное. Здесь всегда останавливаются междугородние автобусы и много других машин. Когда я возвращался со службы домой, возле Болотного была просто поляна, автобус останавливался, и водитель предлагал пассажирам сходить в кусты: девочки налево, мальчики направо. Теперь здесь целый комплекс развлечений. Оборотистые и предприимчивые армяне построили что-то вроде мотеля и несколько едален, где стабильно обильно и на удивление вкусно. Остановка в этом месте – особый ритуал для путников, которые знают дорогу и часто по ней ездят. Практически сразу за Болотной меняется часовой пояс. Странное место это Болотное, но главное в этой деревне или селе то, что там родилась Жанна Агузарова. Так что если поверить утверждению Жанны, что она с других планет, то на другую планету попасть легко – другие планеты расположены между Кемерово, Новосибирском и Томском. Рекомендую (улыбка).

В Кемерово перед глазами прошла череда родных повзрослевших и даже постаревших лиц, был спектакль, который прошёл как-то особенно чувственно и для меня на грани слёз… Чувства и переживания ещё свежие, трудно говорить. Люблю свой город. Всё самое главное было и есть там. К деду на кладбище заехать не удалось: снега выпало так много, что до могил нереально было добраться…