30 октября.

Здравствуйте!
Позавчера буквально одним днём побывал в Санкт-Петербурге. Побывал по очень приятно, радостному поводу. В театре эстрады им. Аркадия Райкина состоялась премьера спектакля по нашей с Анной Матисон пьесе «Дом».

Это первая постановка «Дома» за пределами Москвы. В главной роли – художественный руководитель этого театра Юрий Гальцев. Я знал, что он давно хотел эту пьесу в свой театр и хотел сам сыграть значительную драматическую роль. И вот спектакль вышел.

Разумеется, я волновался. Мне сложно было представить, как может быть поставлена эта пьеса в театре Эстрады. А вот то, что Юра Гальцев может сыграть значительную и сложную драматическую роль, я не сомневался.

Буду краток. Если кого-то заинтересует, кто в спектакле занят, кто его поставил, кто сценограф, это легко узнать на сайте театра. Скажу лишь, что спектакль мне понравился, и что это очень неожиданный для меня спектакль. Неожиданный в том смысле, что я не мог ожидать когда-нибудь увидеть постановку любой моей пьесы с большим количеством песен и даже танцев. И, при этом, увидеть, что ни песни, ни танцы не разрушают, не уничтожают саму драматургию.

С пьесой довольно серьёзно и вдумчиво поработали те, кто делал спектакль. Я увидел внятные и осмысленные сокращения и даже решительные изменения композиции. Но, тем не менее, на сцене была не другая пьеса, а именно та, что мы написали. И это был абсолютно спектакль театра Эстрады.

Ни капельки не сомневаясь, рекомендую его посмотреть. Он вам не испортит, а наоборот, украсит вечер. Те же, кто любят творчество Юрия Гальцева, а также те, кто терпеть его не может, вспоминая какие-то телевизионные юмористические концерты, могут не сомневаться… Вы увидите на сцене артиста, которого вы не знаете.

Читать далее…30 октября.

28 марта.

Здравствуйте!
Сегодня 28 марта. Три дня назад в Москве в МХТ отгремела настоящей овацией премьера пьесы «Весы» в моей постановке. Публика спектакль приняла с восторгом. Настоящим восторгом! Если бы это был полувосторг или просто хороший приём, я бы не преувеличивал. Я находился в зале среди зрителей…

Такой приём для меня неожиданен. Пьеса, в сущности, совсем простая. Далась мне она легко. Была написана за 12 дней. Репетировали мы спектакль без напряжения, без трудностей и конфликтных ситуаций. Спектакль сделали досрочно, и не было никаких авралов и доделываний в последнюю минуту. Сценограф Симонов придумал и создал прекрасную, ясную декорацию, которая была изготовлена в срок и сразу же идеально.

В день премьеры я ехал в театр, как к обычному спектаклю, то есть, за час до начала. И совсем не волновался. Я, скорее, трепетал от предвкушения. Так трепещут люди, знающие, что купили другу хороший подарок, и готовятся его вручить.

Однако, я не ожидал такой радости, которую выразили зрители, принимая наш спектакль. Значит что-то удалось и получилось такое… что видят и слышат только зрители.

Накануне премьеры я прекрасно знал, что 28-го марта мне будет очень плохо. Я очень хорошо знаю, как ужасна тишина после окончания большой работы. Эта тишина всегда наваливается после выхода книги или после выпуска очередного спектакля. Но последние двенадцать лет над книгами и спектаклями я работал один. А тут был длительный совместный процесс и удивительная атмосфера настоящего творчества в коллективе разных людей, но при этом единомышленников. И вот я остался один. А вчера ещё был Международный день театра, который я тоже провёл без моих коллег, без моих актёров. Мы все друг друга поздравили смс сообщениями. Вот и всё.

Читать далее…28 марта.

20 марта.

Здравствуйте!
Не писал и даже не вспоминал о своём этом дневнике, потому что был полностью занят репетициями спектакля «Весы». На сегодняшний день могу сказать, что репетиции окончены. Спектакль готов!!! Осталось три дня до премьеры. А всё готово. Удивляюсь!!!

Заранее с ужасом ожидал именно предпремьерных дней. Боялся нервотрёпки. Опасался того, что что-то будем доделывать в последний момент. Ан нет. Всё готово.

У нас чудесным образом сложилась просто прекрасная команда. Всем в работе всё было понятно… Теперь есть только одно желание — поскорее показать публике спектакль. Мы ждём дыхания зрительного зала и первого зрительского смешка, а потом и, по возможности, смеха. Ждём внимательной тишины… Проще говоря мы ждём людей, которые придут и увидят то, что мы в сущности для них и делали.

Я совсем не боюсь премьеры… Я сейчас боюсь другого. Я боюсь двадцать восьмого марта.

Двадцать пятого состоится второй премьерный показ спектакля. Потом банкет. Двадцать шестого я улечу в Калининград. Двадцать седьмого я высплюсь, приду в себя. А двадцать восьмого проснусь дома… и мне не нужно будет идти на репетицию. Ужас!!! Я привык к МХТ, привык в него каждый день входить и из него выходить. Привык здороваться с большим количеством людей и конечно же привык к коллективу нашего спектакля.

А в апреле начнутся уже мои гастроли, а МХТ продолжит свою жизнь без меня и без наших репетиций. Но сейчас об этом думать не хочу.

Ваш Гришковец.

20 сентября.

Здравствуйте!

В прошедшую субботу исполнял в Москве «Шёпот сердца», и почти шестьсот зрителей были свидетелями забавной ситуации, случившейся во время спектакля. Очень хочу этим поделиться…
На спектакль в прошедшую субботу пришла моя давняя знакомая и землячка, известная телеведущая, можно сказать, самый главный телевизионный доктор Елена Малышева. Пришла она в компании своих коллег и соведущих, то есть тех врачей, которые помогают ей по телевизору лечить людей. В частности, был доктор Герман Гандельман. Те, кто его хоть раз видели по телевизору, даже случайно, наверняка помнят высокого, я бы сказал, длинного смуглого и ужасно симпатичного человека. Всегда весёлого…
Я знал, что Елена и компания в зале, и был рад тому, что они пришли именно на «Шёпот сердца», поскольку это, в известной степени, медицинский спектакль.
Спектакль начался вовремя, всё шло хорошо… и вот когда я дошёл до темы инфаркта и сердечных болей, вдруг в четвёртом ряду, строго по центру зала подскочила барышня и очень испуганно громко прокричала что-то вроде: «с моим парнем что-то не так, по-моему ему плохо!»

Читать далее…20 сентября.

16 сентября.

Здравствуйте!
В воскресенье спектакль «Пока наливается пиво». Пятый день нахожусь в репетиционном процессе. Мне так трудно, как… не с чем сравнить, как мне трудно.

Я прекрасно понимаю, что театр, в котором я репетирую, это давно сложившийся экипаж. Они все друг друга прекрасно знают. Они знают курс, а если кто-то и не знает, то только по той причине, что полностью доверяет капитану, и не сомневается, что все куда-то благополучно доплывут. Они все отлично знают, на что способны сами и на что способны остальные. Я же практически ничего не могу понять…

Все хорошие. Все стараются. Все что-то говорят и куда-то идут. Но я ничего не могу сообразить и запомнить. Я привык быть один на сцене и в работе. Я привык долго и тщательно всё продумывать, долго оттачивать, а потом ещё точить отточенное. Короче, у меня есть ощущение, что я стараюсь понять, как и по каким законам работает и живёт муравейник изнутри муравейника, будучи одним из муравьёв. В муравейнике всё живёт, работает, всё отрегулировано, но только понять это можно только откуда-то со стороны. А я оказался внутри… И понял как сильно я отвык от коллективного труда. Очень стараюсь именно к этому привыкнуть. Для меня это самое-самое трудное…

Но как бы там ни было, в воскресенье в 21:00 спектакль начнётся и в любом случае дойдёт до конца. Потому что все билеты проданы.

Обычно когда меня спрашивают, мол, как получился у тебя спектакль, что за спектакль ты будешь играть… я всегда на такие вопросы отвечал: «Увидите. Приходите и увидите». А теперь я могу ответить только: «Посмотрим».

Ваш Гришковец.