9 января. — odnovremenno.com

9 января.

Здравствуйте!
На этот Новый год я получил абсолютно чудесный подарок. Подарок-чудо.

Подарки бывают разные: нужные, ненужные, приятные, неприятные… Бывают подарки, за которые хочется обнять и расцеловать, а бывают такие, что очень и очень трудно изобразить хоть какую-то радость и благодарность. Случаются подарки долгожданные и, наоборот, такие, что ты понимаешь, что тот человек, который тебе этот подарок делает, тебя оказывается вообще не знает и никогда не знал. Бывают подарки такие, что ты не знаешь, как его можно принять, поскольку, он очень ценный или очень дорогой. А бывают такие подарки, что становится не ясно, как дальше общаться с тем, кто этот подарок тебе вручил. Чудесные же подарки случаются редко. Очень редко. Почти не случаются.

В этом году один мой добрый приятель, с которым мы познакомились совсем недавно, но прониклись друг к другу симпатией… Человек совсем из иной сферы деятельности – пилот гражданской авиации, командир лайнера, но, при этом, практически ровесник, а стало быть имеющий близкий детский жизненный опыт, подарил мне… Даже не знаю, как это сказать… Он подарил мне практически всю серию резиновых индейцев производства ГДР.

Если бы мне сорок лет назад такое подарили, то я был бы самым счастливым мальчиком не только в СССР, но и во всём мире. Думаю, что был бы я счастлив не очень долго, но абсолютно.

Те, кто в детстве мечтал о резиновых индейцах, вожделел их, но не имел, поймёт меня. Те, кто имел, тоже поймёт… Но чьё детство выпало на более поздние или более ранние эпохи, тот не сможет себе представить и понять, что такое были резиновые индейцы для нас, для меня. Те, кто был в то время девочками, тоже не вполне поймут. Думаю, что у девочек не было такого мощного объекта вожделения и страсти, как резиновые индейцы для мальчиков. Девочки наверняка чего-то очень хотели: маленьких пупсиков или резиновую ГДРовскую куклу с красивыми волосами… не знаю, чего ещё могли хотеть девочки той поры, мои сверстницы, но у них точно не было такого предмета желания, как ГДРовские резиновые индейцы.

Чудо резиновых индейцев заключалось в том, что их НИКОГДА и НИГДЕ не продавали в магазинах. Их невозможно было купить. Они каким-то удивительным образом попадали кому-то в руки. Они являлись из какого-то таинственного пространства. Я не могу даже припомнить, чтобы я знавал хоть одного человека, который побывал в ГДР и купил резинового индейца в некоем ГДРовском магазине и привёз его своему ребёнку. Те индейцы (и ковбои), которых я видел в детстве, которыми обладали немногие счастливцы, попадали к ним в руки путём сложных и многоступенчатых обменов одного на другое, а другого на третье. Откуда же их брали те, кто их предлагал для обмена изначально, оставалось неведомо.

Резиновые индейцы и ковбои были абсолютной ценностью! Человек (мальчик), у которого был хотя бы один ГДРовский индеец или ковбой был уже членом особенного клуба. Мы знали всех обладателей индейцев во всём нашем околотке. Таких было человек восемь. У трёх парней было по нескольку. То есть, больше, чем три. И был один мальчик, который обладал восьмью фигурками, однако, все восемь он никогда не показывал. Доподлинно было известно о шести. Этот парень воспринимался всеми нами, как выдающийся человек и непререкаемый авторитет.

Для меня до сих пор является загадкой, для чего же нам были так нужны эти индейцы. Играть ими, как обычными солдатиками, было невозможно. То есть, выкопать для них маленькие окопы и забрасывать их камнями, или перевозить их в игрушечном грузовике, или устроить для них штаб… Они были слишком ценными для таких игр, и их было мало. Вынос индейцев на улицу был уже событием. Иногда обладатели индейцев договаривались между собой и приносили все свои фигурки для демонстрации друг другу или для обмена. К таким сборам допускались не имеющие индейцев наблюдатели. И мы, индейцев не имеющие, наблюдали собрание высших сил с восторгом. В такие дни нам давали индейцев подержать, полюбоваться, погладить и вернуть…

Денежного эквивалента индейцам и ковбоям не существовало, во всяком случае в нашей, детской, среде. Я только однажды был свидетелем того, как один мальчик предложил за не очень интересного индейца новенький катер на радиоуправлении, и обмен был совершён. Однако, на следующий день возмущённые родители того, кто отдал катер, вернули индейца родителям того мальчика, который плавсредство получил, и забрали радиоуправляемую игрушку обратно под отчаянный рёв своего сына.

Как же я хотел иметь хотя бы одного!!! Как я просил об этом родителей. Я знаю, что родители пытались найти. Расспрашивали тех, кто в ГДР ездил или пытались заказать хотя бы одну фигурку тем, кто в ГДР ехать намеревался. Но индейцы были недосягаемы.

Только однажды мне удалось договориться с одним мальчиком из соседнего двора и он дал мне своего индейца на три дня. Не помню, что я дал ему в залог…

Это был индеец в синих штанах, голым торсом с тремя перьями в волосах с верёвкой в одной руке, а другая его рука была поднята вверх в замахе, но в самой ладони ничего не было, было только отверстие, в которое можно было вставить нож, копьё или томогавк. Я тому индейцу в руку вставлял слегка обточенную и заострённую спичку.
Все три дня, всё свободное время я любовался этим индейцем. С уверенностью могу сказать – никакие античные скульптуры, ни величайшие произведения Микеланджело, никакие произведения монументального искусства не восхищали меня так, как этот довольно грубо сделанный резиновый человечек в синих штанах с бахромой и на овальной зелёной подставке.

Что можно было делать с этими индейцами?

Ими можно было обладать. Ими можно было владеть. Их можно было иметь… И это было счастье!

Как много раз перед сном я мечтал и пытался представить себе сам факт, само ощущение, само восприятие жизни человека, который владеет одним или несколькими резиновыми индейцами и ковбоями. И не мог себе представить. Я пытался себе вообразить магазин, в котором продавались бы индейцы и ковбои, пытался представить себе страну, в которой есть такой магазин. Но моего воображения было недостаточно…

На новый 1976 год родители мне подарили санки «Чук и Гек» – красные с мягким сидением и рулём. Это был обалденно ценный и счастливый подарок. А также мне подарили потёртого индейца с круглым щитом, который он странно и нелепо держал… Другая же его рука была по локоть отломана.

Лучше бы они мне его не дарили. Я видел, что мама и папа хотели меня обрадовать, и что эта покалеченная фигурка досталась им с большим трудом, они ожидали моего восторга, но… Этот индеец был таков, что с ним невозможно было попасть в высшее общество, он был сломан, краска на щите и одежде во многих местах была стёрта и даже перо на голове этого индейца было надломлено. Мне было очень жаль огорчать родителей, но я не смог возрадоваться их подарку и даже счастье обладания прекрасными санками была омрачено.

Да! Индейцы были высшей ценностью. Нет ничего в сегодняшнем мире такого же материально ценного для меня, как те индейцы в моём детстве.

А теперь они у меня есть все. Почти вся серия. А может быть и вся. Даже конные индейцы есть. И сами кони. В изумительном состоянии. Они прекрасны!

Благодаря этому подарку я подробно вспомнил себя сорок лет назад. Вспомнил все оттенки своих фантазий и мечтаний, своих восторгов и своего необъятного желания обладать этими фигурками… Чудо случилось.

Но даже без индейцев сорок лет назад я был намного счастливее чем я сегодняшний с индейцами. Таково свойство детства. А благодаря чудесности этого новогоднего подарка, мне удалось там оказаться.
Эх!!! Как бы я хотел теперь стать ненадолго тем самым мальчиком в том самом времени и выйти во двор со всеми этими индейцами и ковбоями… Вот это было бы да!…

Думаю, что ни одни олимпийский чемпион, ни один человек, который срывал многомиллионный джек-пот и даже первый человек на Луне не испытывали того, что мог бы испытать я, если бы этих индейцев мне подарили не в 2017, а в 1977 году.

Ваш Гришковец.