22 июня. — odnovremenno.com

22 июня.

Здравствуйте!

Вчера у меня начались каникулы…

Позавчера вернулся из Москвы домой…

Позавчера ещё около полудня думал открыть этот дневник и сделать первую запись после окончания сезона. После полудня размышлял о том, с чего, с какой темы начать эту самую запись. Думал, не начать ли её с рассказа о том, как прошли наши концерты и записи с Мгзавреби в Москве, как ребята грузины впервые оказались в нашей столице, как интересно было наблюдать за их первыми впечатлениями. Или думал рассказать об очень насыщенной поездке по Золотому кольцу и городам, которые в это кольцо не входят. Ещё хотел сразу же сообщить о том, как побывал в наиважнейшем для меня месте, то есть, в Рязанской области, в Путятинском районе, в деревне Мясное, где когда-то Андрей Тарковский купил и обустроил свой самый любимый дом, в котором он хотя бы иногда был счастлив, и который до сих пор хранит тепло и суть его прикосновений… Я был в этом доме и хочу об этом рассказать…

Ещё подумывал я, не начать ли с того, как прямо накануне возвращения домой я провёл целый день на съемочной площадке с Гошей Куценко. Я впервые играл самого себя и впервые поснимался в телесериале. В киносериалах-то я уже участвовал. Смешной получился опыт… Хотел о нём поведать.

Но в час дня все мои планы были нарушены и жизнь сама самым неожиданным образом определила тему, о которой я хоть и не хочу, но скажу сегодня. Просто ни о чём другом сейчас не могу думать. Приходится! Хотя совсем не хочется. СОВСЕМ!

Представьте себе, прилетел позавчера в Калининград из знойной Москвы. Прилетел, а здесь ещё больший зной, истома с запахом моря. Ехали в открытой машине домой, и я думал: «Вот оно, лето, уже в самом разгаре, а я даже и не замечал его до этого».

То есть, когда работаешь и ездишь между городами, весь этот зной и уже обильная растительность, уже отцветшие фруктовые деревья и девушки только в лоскутках лёгких тканей на улицах… И даже когда переезжаешь по мостам через реки и видишь купающихся людей на городских и загородных пляжах – всё равно это для меня — не лето, а только какие-то признаки и напоминания о том, что во время очередного спектакля в театре будет душно и жарко.

А тут я ехал из аэропорта домой, понимая, что почти три месяца я не выйду на сцену, что вот оно, долгожданное лето, для меня наступило!!!

Ехал и дышал мощным разнотравьем. Дома встретили дети и огромные розы, которые распустились без меня. Польский сорт «Шопен». Белые цветы до 20 см в диаметре, представьте себе! Потом я, сидя возле дома, ел первую в этом году домашнюю окрошку… Вечерело. С озера доносились жизнерадостные голоса больших лягушек, свистели птицы, и ни одного комарика… Радость, роскошь, нега! «Боже мой, какая же красота!» — думал я. Потом я безмятежно спал, с утра вынашивал планы, с чего бы начать первую летнюю страницу дневника, а потом из Москвы пришло смс сообщение от Иры. Всё-таки что же это за город такой, Москва?!

Ира сообщила, что ночью у нас на складе в Москве дотла сгорели декорации спектаклей «+1», «Прощание с бумагой» и сильно пострадали декорации «поПо».

Каникулы тут же прервались, не начавшись!

Сгорело всё оборудование и техническое оснащение спектаклей, сгорели костюмы, реквизит, в том числе и любимый скафандр из «+1», бесценная пишущая машинка Ундервуд 1934 года из «прощания с бумагой», видеопроекторы… всё! Сгорели предметы, которые я ощущал товарищами и спутниками в путешествиях по городам и весям. Сгорел даже Рай, которых так всех радовал в спектакле «+1». Ощущаю себя музыкантом, у которого сгорел музыкальный инструмент.

Часто ловил себя на мысли, что не без интереса и не без любопытства смотрю репортажи о чрезвычайных ситуациях, особенно о пожарах. Завораживающе смотрятся ночные пожары с применением больших пожарных средств.

Смотрел и думал, мол, какое мощное зрелище: и пожарные в своих шлемах и комбинезонах выглядят почти как античные герои, и струи воды, подсвеченные огнём – красота! Теперь ругаю себя за такое любопытство, понимая, что в этот момент у кого-то сгорали дорогие, а то и бесценные предметы, жильё, неповторимые и любимые вещи. А кто-то в одночасье, имея планы не только на лето, но и на дальнейшую жизнь вдруг лишался всего и безвозвратно.

Пожар, в котором горели декорации моих спектаклей, был, наверное, очень красивым. , где мы держали наше добро, тушили даже с реки с катеров. Было наверняка на что полюбоваться… Не буду теперь смотреть такие репортажи. Стыдно теперь будет за праздное любопытство и равнодушное наблюдение чужой беды.

Вчера весь день обзванивал друзей с просьбой о помощи и поддержке. К вечеру устал, но общее настроение стало почти радостным, потому что никто в помощи не отказал.

А ещё удивительно, как быстро человек может найти положительное и даже счастливое в абсолютно безрадостной и дурацкой ситуации. Вот, например, уже к вечеру мы по-настоящему радовались и даже видели определённое везение в том, что всё это случилось по окончании сезона, а не в его разгар. В противном случае спектакли были бы просто отменены.

Теперь в планах на лето успеть восстановить, точнее, попросту снова изготовить декорации в полном объёме, а также костюмы, реквизит, технику… Даже не представляю, где удастся найти такую тщедушненькую, коричнево-жёлтенькую рубашечку, в которой я столько лет играл поПо. Таких сейчас и не делают…

Вот такие у меня приключения. То есть, жизнь вообще не скучная. Вот только поскучать бы! Эх! Поскучал бы и поленился в удовольствие!

Ничего! Сейчас приду в себя и на днях расскажу и о доме Тарковского, и о Золотом кольце и о первом московской концерте с Мгзавреби, и о многом-многом другом… А потом с радостью расскажу о том, что наши декорации, техника и реквизит восстановлены, и мы снова готовы к спектаклям, дорогам и городам.

Ваш Гришковец.