03/10 Екатеринбург, «Как я съел собаку». Купить билеты
04/10 Нижний Тагил, «Как я съел собаку» Купить билеты
08/10 Набережные Челны, «Шёпот сердца». Купить билеты
10/10 Казань, «Шёпот сердца». Купить билеты

25 сентября.

Здравствуйте!
Пять дней я без телефона. Все фантомные ощущения и разные паники прошли… Вот только вчера вечером поймал себя на ощущении, что все про меня забыли, никому я не нужен, никто мне не пишет… Журналистам я не интересен, коллеги и друзья запросто без меня живут и обо мне не вспоминают, никаких предложений в чём-то поучаствовать, в чём-то посниматься, посетить премьеру или открытие выставки не поступает. Отогнал от себя вчера эти ощущения, а сегодня они вновь вернулись… Вот как мы привыкаем к постоянным, пусть даже совсем не обязательным, раздражающим, неуместным звонкам. Привыкаем к спаму, случайным звонкам, к дурацким соцопросам. А вот нет их пять дней. Никаких. И возникаем чувство потерянности, заброшенности. При этом телефон мой всё это получает, лёжа на зарядке в Москве.

Весной мне подарили зарядное устройство с солнечной батареей для телефона или компьютера. И всё лето я практически беспрерывно заряжал телефон солнечной энергией. Как приятно мне было! Я прямо чувствовал, что я использую альтернативную «зелёную» энергию. И хоть совсем-совсем немного, самую капельку, капелюшечку, экономлю деньги и мировые невосполнимые ресурсы.

Если разобраться, электромобили «Тесла», которые вроде бы являются экологически чистыми, в сущности, таковыми не являются. Да, они ездят на аккумуляторе и выхлопных газов не выделяют. Но их огромные аккумуляторы заряжаются электричеством, по-сути, из розетки. А в этих розетках, в основном, электричество не альтернативного, не «зелёного» происхождения. В основном, это электричество получено посредством сожжения газа, нефтепродуктов или угля. Так что, ерунда это, а не забота об экологии все эти электромобили на сегодняшний день.

Экономия? Не знаю. Подсчитать сложно.

Подробнее…

22 сентября.

Здравствуйте!
Улетел из Москвы на десять дней и забыл в столице телефон… Я уже и не помнил, каково это – жить без мобильного телефона.

После двух недель в Москве, которая по окончании летних каникул навалилась огромным количеством людей, разнообразных новостей, началом работы и трудными, напряжёнными репетициями премьеры, а потом и самой премьерой… После оглушительного шума вдруг наступила для меня удивительная тишина…

Я обнаружил, что забыл телефон по дороге в аэропорт. Обнаружил с ужасом, как будто где-то забыл неотъемлемую часть себя. Даже если бы я забыл где-то руку, даже правую… Всё равно есть левая. А тут я забыл телефон. Запаниковал ужасно! Вспомнил, что поставил его на зарядку, но в суете сборов после спектакля в Дубне, после дороги в Москву, после того, как несколько раз проверил, на месте ли паспорт и кошелёк, именно телефон и забыл. Разумеется, я сразу захотел немедленно вернуться за ним, но на это определённо не хватило бы времени. И тут нужно было решать, либо возвращаться за телефоном, либо терять, как минимум день, и деньги, потому что на самолёт я не успел бы. Пребывал в смятении около минуты, и всё же решил не возвращаться, а поспешить к рейсу, сказав самому себе: «Ну что, разве я не могу прожить десять дней без телефона?»

Как же мы ни то чтобы приросли к своим мобильникам, но как мы вросли, вросли безвозвратно в образ жизни неотъемлемой частью которого является постоянная мобильная связь!

Мне не раз снилось, что я теряю или забываю телефон. В ужасе просыпался. Когда не могу отыскать его дома или в театре, ужасно пугаюсь, мечусь, на десять раз проверяю карманы, сумку, вспоминаю проделанный последний маршрут откуда-то куда-то, вспоминаю куда заходил и с кем встречался, кто был рядом… предполагаю всегда худшее… С отчаянием думаю о куче свалившихся проблем. Жизнь буквально останавливается в такой момент. Просчитываю все варианты восстановления информации, которая содержится в телефоне, вспоминаю весь алгоритм действий для такой ситуации, то есть – блокирование телефона, его поиск, покупка нового, восстановление сим-карты, а также экстренное оповещение многочисленных людей. А если такое происходит ещё и где-нибудь в Челябинске, Хабаровске, да хоть в Костроме… Там, где сим карту срочно восстановить невозможно. Ужас, ужас, ужас! А потом, когда он находится… Ликование!!!!!!

Подробнее…

20 сентября.

Здравствуйте!

В прошедшую субботу исполнял в Москве «Шёпот сердца», и почти шестьсот зрителей были свидетелями забавной ситуации, случившейся во время спектакля. Очень хочу этим поделиться…
На спектакль в прошедшую субботу пришла моя давняя знакомая и землячка, известная телеведущая, можно сказать, самый главный телевизионный доктор Елена Малышева. Пришла она в компании своих коллег и соведущих, то есть тех врачей, которые помогают ей по телевизору лечить людей. В частности, был доктор Герман Гандельман. Те, кто его хоть раз видели по телевизору, даже случайно, наверняка помнят высокого, я бы сказал, длинного смуглого и ужасно симпатичного человека. Всегда весёлого…
Я знал, что Елена и компания в зале, и был рад тому, что они пришли именно на «Шёпот сердца», поскольку это, в известной степени, медицинский спектакль.
Спектакль начался вовремя, всё шло хорошо… и вот когда я дошёл до темы инфаркта и сердечных болей, вдруг в четвёртом ряду, строго по центру зала подскочила барышня и очень испуганно громко прокричала что-то вроде: «с моим парнем что-то не так, по-моему ему плохо!»

Подробнее…

16 сентября.

Здравствуйте!
В воскресенье спектакль «Пока наливается пиво». Пятый день нахожусь в репетиционном процессе. Мне так трудно, как… не с чем сравнить, как мне трудно.

Я прекрасно понимаю, что театр, в котором я репетирую, это давно сложившийся экипаж. Они все друг друга прекрасно знают. Они знают курс, а если кто-то и не знает, то только по той причине, что полностью доверяет капитану, и не сомневается, что все куда-то благополучно доплывут. Они все отлично знают, на что способны сами и на что способны остальные. Я же практически ничего не могу понять…

Все хорошие. Все стараются. Все что-то говорят и куда-то идут. Но я ничего не могу сообразить и запомнить. Я привык быть один на сцене и в работе. Я привык долго и тщательно всё продумывать, долго оттачивать, а потом ещё точить отточенное. Короче, у меня есть ощущение, что я стараюсь понять, как и по каким законам работает и живёт муравейник изнутри муравейника, будучи одним из муравьёв. В муравейнике всё живёт, работает, всё отрегулировано, но только понять это можно только откуда-то со стороны. А я оказался внутри… И понял как сильно я отвык от коллективного труда. Очень стараюсь именно к этому привыкнуть. Для меня это самое-самое трудное…

Но как бы там ни было, в воскресенье в 21:00 спектакль начнётся и в любом случае дойдёт до конца. Потому что все билеты проданы.

Обычно когда меня спрашивают, мол, как получился у тебя спектакль, что за спектакль ты будешь играть… я всегда на такие вопросы отвечал: «Увидите. Приходите и увидите». А теперь я могу ответить только: «Посмотрим».

Ваш Гришковец.

12 сентября.

Здравствуйте!
Тринадцатого сентября, завтра, маме исполнится семьдесят лет. То, что мне в следующем году исполнится пятьдесят, меня меньше удивляет, чем то, что маме семьдесят. Завтра поздравлю её по телефону. Потому что мама решила не отмечать этот юбилей. К тому же она в Калининграде, а я репетирую в Москве.

Не помню, чтобы мама вообще когда-нибудь как-то особенным образом отмечала свой день рождения и относилась к нему серьёзно. Мне всегда казалось, что поступающие в этот день поздравления её как-то тяготят и заставляют себя вести не так как ей хотелось бы… А вот восемнадцатого мама с отцом прилетят на премьеру того, что мы сегодня репетируем. Добавят мне волнения…

А я давно сформулировал для себя и часто говорю это тем молодым коллегам или ещё не вполне сформировавшимся художникам… говорю тем коллегам, которые очевидно ещё не определились с собственным высказыванием, ещё не свободны от того, что называется столь полюбившимся теперь словом тренд… Или попросту ещё находятся на этапе поисков и экспериментов… Так вот я говорю им, что главным критерием отбора того, что и как говорить со сцены в тексте или с экрана, является предположение, что мама находится в зале или может прочесть написанное. Маму ни в коем случае нельзя огорчить.

Подробнее…