17 декабря.

Здравствуйте!
Сегодня буду играть последний в этом году спектакль в Москве. В столице, можно сказать, тепло и слякотно и яркое новогоднее убранство бульваров как-то утопает в раскисшем снеге, а верхушки обмотанных гирляндами деревьев кажется утыкаются в совсем низкие и холодные облака. Точнее одно огромное тяжёлое облако, которое зацепилось за Останкинскую башню, за шпили МГУ, МИДа, других сталинских высоток и небоскрёбов Москва-сити.

Ехал сейчас в театр в ужасной плотной пробке. Ехал по Садовому. Видел, как притёрлись к друг другу и сильно усугубили сложную дорожную обстановку большой чёрный майбах и серебристый бентли континенталь. Поток машин огибал эту аварию, обтекал её с двух сторон, и люди рассматривали случившееся с явной радостью и удовольствием. Все радовались наблюдая, как плотно притёрлись друг к другу две дорогущих машины. Многие фотографировали. Мало есть что-то более неприятное, чем злорадство…

Завтра полечу в Читу. Там холодно, там мороз… Я рад тому, что завтра для меня на этот год и на начало следующего года Москва закончится.

Проехал со времени предыдущей записи Тверь, Калугу, Тулу, Курск и Тамбов. Всё прошло очень хорошо. Залы были полны и спектакль «Прощание с бумагой» внятно отзывался в зрительном зале. И всё же я понимаю, что по возможности нужно избегать встреч и хоть каких-то разговоров со зрителями. Я не раз говорил о том, что если зритель встречается с исполнителем и автором, то для него впечатление от спектакля сразу же подменяется впечатлением от встречи со мной. Это впечатление может быть приятным или не приятным. Оно может быть даже очень приятным. Но только впечатление от спектакля почти исчезает. А я выхожу на сцену не для того, чтобы произвести приятное или не приятное человеческое впечатление. Я исполняю спектакль. И этого должно быть достаточно.

А ещё, даже самый восторженный или просто довольный спектаклем зритель может по неосторожности сказать что-нибудь такое… после чего я надолго задумываюсь о том что же люди видят и понимают из того, что я предлагаю им увидеть, услышать и понять. Например, подошёл ко мне в Тамбове человек, я ужинал, и он подошёл ко мне. Он извинился и сказал, что был на спектакле и ему страшно понравилось. А ещё он сказал: Особенно когда пошла вот эта тема совдепии… это стало уже совсем интересно. Я прервал его и сказал, что мне отчаянно грустно слышать такие слова, поскольку темы совдепии у меня ни в этом спектакле, ни в других нет и никогда не было. А также я сказал ему, что тема детства и юности это совсем не совдепия. Он захлопал глазами, понял, что сказал что-то не то, ещё раз поблагодарил и ретировался. Но я уже был огорчён, да и он тоже. Я же понимаю, что он и не обязан уметь формулировать свои впечатления и своё мнение. Он даже не обязан это мнение иметь. А я не обязан выслушивать его высказывания. Просто нам не нужно встречаться. Нам не нужно встречаться кроме как в театре. Или же возможна встреча, когда я представлен в виде книги в книжном магазине.

В Калуге так случилось, что у меня был спектакль, и у группы Мгзавреби был сольный концерт в небольшом клубе. Я не удержался и после спектакля поехал к ним на концерт. А уже там не удержался и вышел к ним на сцену. Они и так-то очень зарядили публику и в моей поддержке не нуждались. Но вместе, да ещё по причине спонтанности, да помноженной на удивление и радость публики, которая получила неожиданной радостный бонус. Мы дали так, мы дали такой концерт, что было ощущение, будто у нас и у публики случился преждевременный Новый год.

То же самое и опять же случайно мы сделали сюрприз три дня назад в Москве. И попрощались до встречи в следующем году. В следующий раз мы с ними встретимся в Тбилиси и первого марта, если всё будет в порядке, сыграем концерт. Очень рекомендую отметить первое марта начало весны вместе с нами в Тбилиси. Это будет суббота. Приезжайте. Прилетайте. Уверен, что будет очень весело.

И ещё коротенько о очень для меня радостном. Девятого декабря поздно вечером мы запустили сбор денег на создание видеоверсии спектакля «Прощание с бумагой». Прошла неделя и у нас уже есть больше половины необходимой суммы. Это радостно, это… окрыляет. Теперь и на сегодняшний день я абсолютно уверен в том, что мы снимем видеоверсию в намеченные сроки и сделаем это всё по самому высшему разряду и совершенно бескомпромиссно. Спасибо всем, кто уже принял участие и тем, кто намерен это сделать.

Вот такой окрылённый я завтра полечу в Читу. Хочу как сибиряк глотнуть морозного воздуха и поскрипеть настоящим снегом. Но помимо этого я ещё сыграю там «Как я съел собаку», давно не играл, соскучился по «собаке». Потом в Благовещенск, к китайской границе… Но главное — из слякотной перегруженной пробками и уже впадающей в предновогоднюю истерию Москвы.

Вот такую афишу видел в Твери. Как видите, собаки волнуют многих авторов.

Ваш Гришковец.

Фрагмент первого московского концерта проекта Mgzavrebi&Grishkovets/ Гришковец и მგზავრები

Полная версия концерта доступна на портале «Планета».

Первый концерт проекта Mgzavrebi&Grishkovets/ Гришковец и მგზავრები

Состоится в клубе Б2 завтра, 15 июня в 21:00.

Подробнее…

7 декабря.

Здравствуйте!
Завтра очень трудный день. Когда такие дни приближаются их хочется отодвинуть куда-то подальше или по-детски зажмуриться и дождаться, чтобы этот день сам собою прошёл. Завтра предстоит долгожданное и крайне ответственное дело — запись спектакля «+1» на видео. Хорошо, что я совсем отстранён от технической стороны вопроса, иначе я точно сошёл бы с ума…

Подробнее…

17 ноября. Видеоверсия «+1»

Здравствуйте!
Долго не писал. Видимо, какой-то период такой. Как-то не получается регулярно писать сюда заметки и впечатления. Было время, когда прямо-таки с наслаждением ждал возможности сесть, сосредоточиться и продиктовать очередную заметку. Теперь другой этап. Всё время не находится времени на дневник. Всё время есть мысли и соображения, которые не предназначены для этих страниц.

Вот сегодня, например, много времени провёл в багетной мастерской. Подбирал рамы для картин, которые покупал в разных городах последние годы. Очень устал, но получил большое удовольствие. Вспомнились те мастерские или галереи, в которых я встретился с этими картинами. Именно встретился! Одного взгляда достаточно, чтобы понять: эту картину я хочу, эту картину я готов видеть каждый день, эта картина мне нужна… Потом, после оформления, будет очень муторное и тяжкое дело — развесить эти картины. Вот уж, воистину, сложная задача. А когда выберется место для картины… Так важно гвоздём или шурупом не пробить какой-нибудь провод в стене и не устроить замыкание, не лишиться телефонной связи, интернета или телевизионной антенны. Такое случалось. А после этого нужно разбивать стену, соединять провода… Поэзия и проза всегда рядом. Живопись и провода тоже.

Подробнее…