Про итальянцев в России.

Как же глубоко, в какой бездонной и недосягаемой нашей глубине коренится и кроется провинциальное наше почтение, восхищение и даже поклонение перед иноземным и европейским. Как сильны при всей нашей самоуверенности и разухабистости наши сомнения в самих себе. И как ловко этим пользуются те самые пресловутые европейцы, которые эти наши поклонение и неуверенность разглядели и поняли! Как бессовестно и с удовольствием играют на наших этих струнах всякие проходимцы и разные жулики, пользуясь нашей влюбчивостью и какой-то странной нашей неуклюжей деликатностью.

В каждом областном центре или республиканской столице по всей огромной нашей державе обязательно найдётся хотя бы одно заведение — ресторан, кафе, про который непременно скажут: «А у нас есть в городе заведение, где шеф-повар из Италии», — и этого будет вполне достаточно, чтобы означенный ресторан или кафе числились в городе самым модным и самым дорогим местом общественного питания.

Из какого города Италии тот самый шеф-повар, итальянец ли он, и давно ли он из Италии приехал, был ли он вообще хоть раз в Италии – этого никто не знает, потому что никто об этом не спрашивал. Из Италии – и шабаш. Следующим по степени модности идут заведения, где шеф-повар из Москвы… Из какого ресторана Москвы, из какого округа или района – это тоже не важно. Главное, что из столицы… Но повара из Италии, конечно, гораздо выше котируются, чем любой, якобы, московский повар.

Когда я приезжаю в очередной уездный город и меня, конечно же, опасаясь моей иногородней капризности, зовут в некое итальянское заведение, я уже категорически отказываюсь. Я не хочу в очередную «Венецию», «Наполи», «Портофино» или «Сан-Ремо». Я видеть уже не могу нарисованные на стенах подобных заведений фрески с куполами, Колизеем или гондолами. Я не хочу читать написанное под копирку меню. При этом, как правило, такие заведения тоскливо полупустые и в них всегда звучит один и тот же набор итальянских шлягеров семидесятых годов.

Но больше всего я боюсь, что в силу того что я не ежедневный и значимый посетитель, ко мне выбежит итальянский шеф-повар. Не хочу видеть этого молодого или не очень молодого, но обязательно очаровательного человека с густой или очень редкой, но обязательно набриолиненной шевелюрой… Толстого или худого, но обязательно улыбчивого, с блестящими и даже искрящимися глазами, в безупречном фартуке и невероятно подвижными руками. Я не хочу видеть его страшную радость по поводу моего прихода, слышать его уверенное обещание, что сегодня он приготовит для нас что-то своё фирменное, и у него есть для этого немного особых приправ, которые он привёз с собой, и сыр, и даже масло, которое дала ему в дорогу его матушка.

Читать текст целиком на INSIDER.MOSCOW.

Про детей во взрослом ресторане.

Здравствуйте.
Вот написал о наболевшем. Догадываюсь, что будут те, кто не согласится со мной категорически. Ну и пусть… Что ж тут сделаешь… Дети вообще тема тонкая и болезненная, но как писал Хармс: «С ними же надо что то делать!»

Собираюсь затронуть тему щекотливую, трудно выразимую, но при этом весьма животрепещущую. Эта тема: дети во взрослом ресторане.

Уверен, что многие, если не все, испытывали раздражение, возмущение, а то и почти гнев во время ужина в хорошем ресторане, по которому бегают и орут чьи-то маленькие дети. Дети шумят, мешают официантам, натыкаются на сидящих за столиками людей, разрушают атмосферу приятной и неспешной трапезы, отвлекают людей от еды и вина… Но, тем не менее, никто им не делает замечания, официанты и администраторы хранят вежливое терпение, а те, на кого ребёнок наткнулся, изображают даже умильную улыбку. В этот момент хочется детей одёрнуть, а их родителям, которые не обращают внимания на то, что делают их отпрыски, сделать серьёзное и внушительное замечание… Но мы на это не решаемся, поскольку это — дети, и мы приучены, нам вдолбили в голову, что дети – это в любых обстоятельствах и при любых условиях цветы жизни, ими нужно любоваться, восхищаться и всегда терпеть.

Вот мы и терпим несмотря на то, что эти крикливые, часто визгливые и дурно себя ведущие дети напрочь портят нам настроение и ужин. А это, берусь утверждать и настаивать, неправильно!!! С детьми в таких ситуациях, а особенно с их родителями, надо бороться. Бороться, отстаивая своё право на приятную и, подчёркиваю, взрослую атмосферу вечерней трапезы в ресторане.

Думаю, что многие регистрируясь на авиарейс думают про себя: хоть бы рядом не было маленьких детей. Мы улыбаемся, но всегда огорчаемся, если рядом с нами в самолёте оказываются маленькие дети, стараемся, если есть свободные места, пересесть от них подальше. Но если такой возможности нет (что же делать?) мы спокойно терпим, полагая, что нам просто не повезло.

Почему? Да потому что даже самым-самым очаровательным, добродушным, не капризным и не пугливым детям в самолёте скучно… В самолёте дети быстро устают сидеть на одном месте, им постоянно нужно что-то делать, например, есть и пить… А значит, рядом будет постоянная возня. В самолёте дети часто усталые, а значит плаксивые. Да, к тому же, при посадке у детей болят ушки, а правильно сглотнуть или продуть перепонки они не умеют и страдают. Тяжело наблюдать рядом с собой страдания детей. Хочется от них быть подальше. К тому же, в такой ситуации это дети чужие и помочь им ничем нельзя.

Читать текст целиком на INSIDER.MOSCOW.

Про повод для гордости.

Не знаю, как другим народам и нациям, но нам определённо свойственна потребность гордиться какими-то нашими достижениями или особенностями. Мы традиционно гордимся балетом, на который ходили в Мариинку или в Большой немногие, но мы знаем, что наш балет в Нью-Йорке, Париже и Лондоне всегда проходит триумфально. Какой балет?… Да не важно. Главное – наш.

Мы слышали, знаем и гордимся, что наши танки самые мощные и быстрые, подводные лодки самые большие и глубоководные, космонавты самые долголетающие… Люди в Краснодарском крае или в Карелии гордятся, что у нас есть самое глубокое озеро Байкал. Мы гордимся по-прежнему самой большой территорией, запасами нефти и газа, хотя, никакого отношения ни к нефти, ни к газу не имеем, и выгоды от них не ощущаем. Мы даже радуемся, что именно у нас в стране находится полюс холода нашего полушария.

Мы стараемся гордиться тем, чем можем. То есть, в основном тем, что не можем ни увидеть, ни потрогать, ни попробовать на вкус. А вот испанцы, итальянцы, французы гордятся совсем простыми вещами. Например, своим домом, а у них многие дома памятники выдающейся архитектуры. Гордятся они едой своего региона, которую регулярно едят и сами умеют готовить, гордятся вином, которое делают и регулярно пьют. У них не возникает никаких вопросов и проблем с тем, что показать гостю, чем его угостить и напоить. И всё это у них своё.

У нас же с этим есть внятные и определённые трудности. Наши пельмени, которые нашими являются условно, иностранец не всегда ест с удовольствием, а часто из вежливости. То же самое – борщ, щи, квашеная капуста, сало… Гречку большинство европейцев даже в рот взять не могут. Для них это так же странно и неприятно, как для нас любимые ими с детства лакричные конфеты.

Подробнее…

Про телевизоры в ресторанах.

Ненавижу, хоть это и сильное слово, телевизоры в ресторанах. А их все никак не уберут и даже во вновь открывающихся заведениях зачем-то продолжают вешать в самых неожиданных, неподходящих и труднодоступных для выключения местах… Так вешать, что они всегда маячат перед глазами.

Я не имею в виду телевизоры в барах или каких-нибудь трактирах, где мужики периодически собираются посидеть, выпить и посмотреть футбол или бокс. Я не имею в виду сугубо спорт-бары. Я имею в виду кафе и рестораны.

Когда-то, уже довольно давно, практически во всех заведениях, которые мнили себя модными, появились телевизоры. Это случилось тогда, когда телевизоры стали плоскими, легкими и большими. Почему рестораторы стали это делать, не знаю. Видимо, посчитали, что дорогой новый телевизор — это явный признак богатства, роскоши, современности и новизны. Эти времена давно прошли, а телевизоры остались.

Я всегда прошу, а порой и требую, чтобы телевизор, попадающий в поле моего зрения в ресторане, обязательно выключили. Но это часто невозможно. Официанты говорят мне, что пульт у них отсутствует, а руководство запрещает выключать сей элемент дизайна и убранства. В этом случае приходится искать такое место за столом, чтобы не видеть телевизор. Но, к несчастью, в ресторанах, как правило, экранов несколько и они, зараза, лезут в глаза в любом месте.

Читать текст целиком на INSIDER.MOSCOW

Про барменов, которые потеряли связь с реальностью.

Эх! Надо признать, признать и успокоиться, что в России ничто не может существовать просто так, спокойно, гармонично, а главное – долго. В России нет и не может быть семейного ресторана, который бы был основан двести, сто пятьдесят или хотя бы семьдесят лет назад. Даже если бы не было революции, войн и прочих исторических замесов, всё равно, невозможно себе представить пекарню, кафе, парикмахерскую или ресторанчик, которые были бы чьим-то семейным делом многих поколений, как это бытует во Франции, Италии, Германии, Испании, где своих исторических встрясок хватало. У нас так никогда не было и не будет.

Если человек сделал хорошую пекарню или парикмахерскую, то он её вскоре либо пропьёт, и на месте оной появится багетная мастерская, похоронное бюро и т.п. Или же наоборот, откроет ещё одну пекарню или парикмахерскую, потом ещё, ещё, потом в другом городе, а потом всё равно в том или ином смысле пропьёт, и всё равно на смену пекарне и парикмахерской придёт похоронное бюро. Русскому человеку скучно что-то делать стабильно и из поколения в поколение.

Если русский человек ради собственного здоровья и простого физического удовольствия решил заняться йогой, то срочно бейте тревогу. Вы не заметите, как он окажется в какой-нибудь секте или так просветлится, что пустит прахом всю жизнь, а семью по миру. Если вы заметите, что человек вдруг стал пить особенный зелёный чай, завёл специальную чашечку и чайничек — срочно бейте тревогу, на нашей почве чай легко перейдёт в глубокое философское погружение, откуда на поверхность жизни не выныривают…

У нас всё с перебором. У нас не бывает чтобы человек был просто поваром, просто полицейским, просто музыкантом или просто барменом. Все, за редким исключением, в своих профессиях либо оборотни, либо гуру.

Лет семь-восемь тому назад я с радостью обнаружил, что не только в Москве и Питере появились хорошие бары и умелые, симпатичные, умные бармены, но они появились и в провинции. Сначала в больших городах или в городах портовых, или в немногочисленных туристических городах… потом везде.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ в INSIDER.MOSCOW