26 июля 2009

Здравствуйте!

Сегодня ехал на съемочную площадку рано утром и думал, что мой любимый праздник, День Военно-морского флота, пройдет мимо меня. Думал, пройдет этот праздник для меня в работе, и никто даже об этом не вспомнит, никто не поздравит… Но у меня сегодня случился совершенно необычный праздник – так я его никогда не праздновал, так меня никогда не поздравляли. Я подъехал к съемочной площадке и увидел, что вся наша группа одета в тельняшки, какие-то забавные фуражки, все выстроились и ждут меня. Я был счастлив, растроган, растерян…почти до слёз.

А я, одеваясь утром, понял, что у меня нет ничего морского с собой, никакой морской одежды, даже стилизованной… А потом порылся в сумке и нашёл носки с якорем. Подумал, этого, конечно, никто не увидит, но надену хотя бы для себя – всё-таки праздник.


Никогда мне не приходилось принимать поздравления от столь очаровательных барышень в тельняшках, которые при этом выстроились передо мной. Я всех поблагодарил, как мог (улыбка), и съемочный процесс начался.


Сегодня вся съемочная группа работала в тельняшках, это напоминало работу настоящего слаженного экипажа. Проезжающие мимо на машинах бывшие моряки сигналили, благодарили, махали нам военно-морскими флагами. Кроме меня в нашем экипаже когда-то служил на флоте Валентин или, как мы его все зовём, Валя, он бум-оператор, проще говоря, он занимается микрофонами. Он когда-то служил на Балтийском флоте. Забавный, веселый, покладистый и очень внимательный парень.

А бригадир наших осветителей Саша, безусловно, самый видный, почти двухметровый красавец, сегодня выглядел просто, как пират. На этой фотографии он в какое-то своё специальное стеклышко смотрит на солнце, чтобы что-то своё очень специальное понять про свет.

Cегодня было очень жарко, несмотря на все плохие прогнозы. Улица Байкальская снова была перекрыта нами, мне опять пришлось бегать между мчащимися автомобилями, но в этот раз со мной бегал ещё и наш оператор Андрей Закаблуковский, да ещё и с тяжелой и дорогущей камерой на плече. Сегодня это было вдвойне страшно. Но ничего. Уличные съемки закончены, и, если улица Байкальская вновь будет перекрыта, то виноваты уже не мы.

А вторую половину дня съемки проходили внутри автомобиля. Это очень непростое дело. Во-первых, в машине нужно установить осветительное оборудование, микрофоны, но главное — нужно прикрепить камеру к машине. Для этого существует такая штука, которая называется автогрип. Это не от слова «грипп» и не от слова «гриб», а от английского слова «крепление» которое звучит как «грип». Это довольно сложная фиговина.

Хорошо, что хозяин предоставленного нам автомобиля не видел, как это делалось. Мы крепили эту штуку около часа. А потом переставляли её на другую сторону машины, чтобы снять наш коротенький разговор в автомобиле с двух сторон. В итоге, зритель увидит спокойный разговор двух людей в машине, даже не подозревая, какая штуковина приделана к дверце. Так что мы с Денисом Бургазлиевым очень много ждали на солнцепёке, а снимались очень немного, потому что за время ожидания отрепетировали свой текст досконально.

Ещё не выпил по случаю Дня Военно-морского флота. Сейчас отправим это послание СЮДА и выпьем пару рюмок. И нужно немедленно спать – завтра съемки начнутся в пять утра. Нам нужно захватить ещё спящий пустынный город.

Всех военных моряков с праздником! Да и вообще…всего хорошего! Ваш Гришковец.

25 июля 2009

Здравствуйте!

Сегодня мне было очень страшно! Я очень боюсь автомобилей, и я всегда перехожу улицу на зелёный свет или по зебре, предпочитаю подземные переходы. А сегодня…

Сегодня в Иркутске была перекрыта одна из главных артерий. Улица Байкальская была перекрыта нами. И хоть объявления об этом звучали по местному телевидению последние несколько дней, всё равно никто ничего не услышал и не принял к сведению. Несмотря на субботу, благодаря нам были серьёзные заторы и, конечно же, многие ругали некое начальство, из-за которого перекрыли город. Потому что в Иркутске редко перекрывают улицы из-за кино, так что проклятие неслись сегодня из стоящих автомобилей в адрес руководства. С другой стороны сами виноваты (улыбка). Я имею в виду руководителей (улыбка).

Сегодня мне пришлось пересекать улицу в потоке быстро двигающихся автомобилей. Три полосы!!! Это было очень страшно. Снимали с разных точек. То есть мне пришлось бегать среди автомобилей много раз. И то, что за рулем машин были подготовленные люди, меня это не очень успокаивало.

Должен сказать, что улица Байкальская была перекрыта только в одну сторону. По другой стороне машины ехали. И, конечно же, съемки кино вызывали у иркутян вполне справедливый интерес. И этот интерес обошелся не без последствий. Один водитель приостановился, чтобы повнимательней рассмотреть съемочный процесс, а другой настолько был увлечен наблюдением происходящего, что врезался… бедолага. А в него приехали еще две девушки на одной машине. Потом были три эвакуатора, и у иркутян появился еще один объект наблюдения, то есть было интересно. Ну, и нам было на что посмотреть.

В съемках принимали участие ребята из клуба любителей спортивных автомобилей GT города Иркутска. Это отличные ребята. Вот они:

Правда, они сегодня были не все на спортивных автомобилях, но медленно ездить они не любят, им обязательно нужно взреветь мотором и издать визг колес. Как я говорил уже раньше, мне было очень страшно. Представьте, вы стоите посередине средней полосы на трассе, а на вас мчится такое:

Причем какие-то автомобили мчатся прямо на вас, и просвета в двух боковых рядах мне было не видно, но раз я это пишу, значит они куда-то сворачивали. Прекрасные ребята. Они тоже получили свое удовольствие, потому что для них перекрыли центральную улицу. Но себя во всей красе им показать не удалось. Мы не давали (улыбка). Вот как это было.

Мой герой в этом фильме ездит на большой черной машине. И у него есть водитель. В фильме его имя не звучит, а в жизни его зовут Женя. Вы его могли видеть в «Настроение улучшилось», он там один из охранников. А в жизни он вполне состоятельный человек.

А еще сегодня к нам подошла барышня перед обедом, сказала, что она знает, что у нас снимается кино, и принесла целую корзину прекрасной клубники… Завтра у нас всё продолжается, завтра так же дорога будет перекрыта. Если у кого-то будут из-за этого неудобства, то будем виноваты мы. Хоть бы была погода хорошая, а то мы уже устали боятся.

До завтра, Ваш Гришковец.

24 июля 2009

Здравствуйте!

Вчера был очень плодотворный день, все очень довольны работой и тем, что удалось сделать. Человека по лицу я ударил (улыбка), при этом ни моя рука, ни лицо человека не пострадали. При этом все сказали, что ударил я очень убедительно. На съемке присутствовал профессиональный в прошлом боксер, и он сказал, что у него аж мурашки по спине побежали. Когда я посмотрел отснятый материал, у меня и у самого где-то что-то побежало. Потому что таким и с таким лицом я себя никогда не видел.

Очень интересный эффект: я совсем не люблю смотреть записи своих спектаклей, но, вот, в кино мне на себя смотреть интересно. В первый раз я это почувствовал, когда смотрел фильм «Прогулка», потому что я увидел себя таким, каким себя никогда не ощущал и никогда себя не видел. Всё-таки дистанция между мной и моим театральным персонажем совсем небольшая, а кто-то её даже и не видит, а вот в кино эта дистанция зависит не только и даже не столько от меня, сколько от режиссёра. И в кино я себя вижу не своими глазами, а глазами того, кто является автором фильма, то есть того, кто ставит мне актерскую задачу и видит меня по-своему.

Вчера в Иркутске стояла страшная жара, 35 градусов, а на открытой строительной площадке было совсем пекло. Вчера я диктовал сообщение СЮДА, и практически совсем не было видно монитор компьютера. Вот как это выглядело.

Все изнывали от жары, но мужественно работали. Практически у всех к вечеру появился этакий шоферский загар, и после съемок все вдруг побежали покупать кефир или что-то, чтобы хоть как-то смазать свои ожоги. Я был в белой рубашке, и мне нужно было постоянно промакивать себя под рубашками салфетками, чтобы на белой ткани не были видны мокрые пятна. И вообще, вчера у нашего гримера Маши было много работы и беготни.

А вот сегодня у нас выходной и, разумеется, дождь. А на завтра и на воскресенье обещают понижение температуры до плюс восьми и циклон, то есть, проще говоря, опять дождь. Не припомню, чтобы я когда-нибудь в жизни так интересовался погодой и так бы по этому поводу переживал.

С завтрашнего дня хочу рассказывать про нашу команду и про разные киноспециальности. Потому что, во-первых, это должно быть кому-нибудь интересно, а, во-вторых, те ребята, которые с нами работают, все без исключения, точно заслуживают, чтобы про них рассказали. Все молодые, все отличные профессионалы с таким киноопытом, по сравнению с которым мой съемочный опыт — просто кружок «умелые руки». Да и люди отличные.

Да, хочу ответить на многочисленные вопросы о том, кто делает эти замечательные фотографии, которые я тут демонстрирую. Этого человека зовут Денис Савинов, он иркутский фотограф, и как вы могли убедиться, фотограф первоклассный. Он всё время находится на съемочный площадке и всё время работает. За неделю он отснял уже две тысячи снимков. И эти снимки настолько классные, что очень трудно выбрать… потому что нравится всё.

До завтра, Ваш Гришковец.

23 июля 2009

Здравствуйте!

Пишу прямо со съемочной площадки, прямо на стройке, сижу и диктую. Чуть позже это будет выложено в Интернет, и вы сможете это прочесть. Сидим на верхнем этаже строящегося огромного комплекса, сильный ветер, жарко, экрана из-за солнца почти не видно, а вокруг нас панорама Иркутска, Ангара, и хорошо видно плотину Иркутской ГЭС.

А позавчерашний день был для меня самым муторным. Дело в том, что снимались кадры для титров фильма. Полдня оператор и все техники выдумывали и конструировали очень сложную штуку. Они подвешивали камеру так, чтобы она сама могла вращаться на расстоянии, и можно было бы снять листок бумаги и кончик ручки, которой выводятся на бумаге слова. То есть, представьте себе, что ручка, точнее, самый её кончик будет на весь экран. Они сделали эту конструкцию и очень ей гордились. Вторую половину дня я из самых неудобных поз, иногда даже не видя, что пишу, выводил на бумаге довольно корявые буквы. Во-первых, у меня и без того почерк не очень, во-вторых, это было неудобно. Работали дотемна. В итоге получили секунд двадцать бесценного, по мнению режиссеров, изображения. И все технические люди тоже были довольны… Вот несколько кадров. Можете посмотреть, как это выглядело. Посмотрите, потому что это сложнейшее техническое сооружение было по окончанию съемок безжалостно разобрано раз и навсегда. Мне было бы жалко (улыбка). Но технические люди нашей съемочный группы настоящие рыцари, настоящие герои, и они очень щедро относятся к результатам своего труда.

А вчера мы очень долго ждали хорошей погоды, ходили осваивались, месили грязь. За вчерашний день мы сняли много разных проходок, переходов, каких-то малопонятных для актеров планов. Играть ничего вчера не пришлось. Играем сегодня. Сегодня нам актёрам интересно. Особенно мне. Мне сегодня через некоторое время предстоит ударить человека по лицу. Точнее, не мне, а моему персонажу, и не человека, а другого персонажа. Но от этого волнения ничуть не меньше. Мне этого никогда не приходилось делать… Нет. Драться приходилось. Ударить я могу. Но на съемочной площадке, не по-настоящему… а так, чтоб выглядело по-настоящему… Такого я не делал. Очень боюсь ударить по-настоящему (улыбка). Завтра обязательно вам про это расскажу. Завтра первый выходной. Завтра будет время написать… Пойду готовиться и репетировать столь ответственное для меня начинание.

А пока посмотрите несколько фотографий из того, что было вчера.

У меня есть ощущение, что Юра Дорохин за неделю съемок похудел килограмов на пять, и скоро его позовут сниматься в глянцевых журналах.

Вот в таких условиях мы ждали погоды

На заднем плане дремлет гример Маша, а режиссер Анна Матисон неутомима.

Это наша массовка, для них стройка — это ежедневная реальность. Участвовать в кино им очень понравилось: их отлично накормили и просили только ходить из стороны в сторону.

Правда, похоже на кадр из «Бешеных псов»(улыбка).

До завтра. Ваш Гришковец.

21 июля 2009

Здравствуйте!

Вчерашний съемочный день был для нас артистов очень длинным и весьма скучным. Особенно для Дениса Бургазлиева, ему не довелось вчера сказать ни единого слова в кадре. Говорил вчера только мой персонаж, да и то немного. Снимали маленькую сцену некого производственного совещания. Точнее, завершение этого совещания. Самого этого совещания в фильме, к счастью, не будет.

В массовке в нашем кино снимаются, в основном, друзья, знакомые, приятели режиссера Юры Дорохина. Все с удовольствием соглашаются поучаствовать. Конечно! Это же интересно — посмотреть, как делается кино. Люди разные, но в основном взрослые занятые, со своими делами, малым и средним бизнесом (улыбка). Перед началом съемок все радуются, предвкушают интересное увлекательное приключение. Как вот, например, эти две дамы на фотографиях. У одной строительный бизнес, у другой — кафе. В фильме они в кадр попадут на какие-то секунды. Будут сидеть за большим столом во время совещания. Вот они на этих фотографиях ещё пока радуются.

Дело в том, что артисты на съемках в основном занимаются ожиданием. Сняли дубль, артистам можно сидеть и ждать, потому что будет переставляться свет, передвигаться оборудование, перекладываться рельсы, по которым ездит камера, перевешиваются микрофоны и прочее-прочее. Такая перестановка может длиться… неопределенное время. И видно, как быстро исчезает блеск в глазах у тех людей, которые с интересом шли посниматься в массовке и увидели скучный, длительный, занудный и, можно даже сказать, тягомотный процесс постоянной технической возни тех людей, которые всегда остаются за кадром. Массовка хоть на секунду, но попадает в кадр, а все многочисленные техники — никогда. Вот, кто подлинные рыцари, преданные кинематографу.

Мы с Денисом, да и Юра (наш режиссер), как-то пытались шалить, шутить, поддерживать живую атмосферу на площадке.

Но в какие-то моменты наваливалась сонливость, усталость. Вчера в Иркутске было жарко и душно, а в помещениях кондиционеры выключали, чтобы их шум не мешал записи звука. Поэтому в какие-то моменты все ходили вареные и разбредались по углам, чтобы найти местечко подремать. Никакого ощущения радости творческого процесса в такие моменты не было, наоборот — было ощущение трудного, нудного производства. Такое часто бывает. И те, кто из любопытства пошли посниматься в массовке, больше на такую авантюру не соглашаются (улыбка).

Вот те самые рельсы, которые постоянно двигают, техника, которую переставляют измотанные люди. Аня, которая прикорнула во время короткого перерыва, и я, уже неспособный веселиться (улыбка).

А в итоге девятичасового труда довольно большого количества людей получится две с половиной минуты, которые попадут в фильм. И в фильме всё будет совсем не так, как на этих фотографиях, там даже воздух будет другой.

Сегодня на Иркутск обрушилось, или, я бы даже сказал, навалилась сильнейшая гроза, и рухнул ливень. Улицы превратились в реки. Сейчас гроза затихла, и на западе даже проскользнуло закатное солнце. На завтра обещают: с утра — дождь, а днём — грозу. Если так случится, то у нас будет вынужденный выходной. Завтра должна сниматься сцена на стройке, под дождем её снимать невозможно. А на завтра запланированы грузовики, ещё какая-то другая строительная техника. Так что, в данный момент мы смотрим на заходящее солнце и надеемся увидеть его утром на востоке. И очень сильно надеемся на ошибку синоптиков. Завтра расскажу…

До завтра, Ваш Гришковец