21 июля 2009

Здравствуйте!

Вчерашний съемочный день был для нас артистов очень длинным и весьма скучным. Особенно для Дениса Бургазлиева, ему не довелось вчера сказать ни единого слова в кадре. Говорил вчера только мой персонаж, да и то немного. Снимали маленькую сцену некого производственного совещания. Точнее, завершение этого совещания. Самого этого совещания в фильме, к счастью, не будет.

В массовке в нашем кино снимаются, в основном, друзья, знакомые, приятели режиссера Юры Дорохина. Все с удовольствием соглашаются поучаствовать. Конечно! Это же интересно — посмотреть, как делается кино. Люди разные, но в основном взрослые занятые, со своими делами, малым и средним бизнесом (улыбка). Перед началом съемок все радуются, предвкушают интересное увлекательное приключение. Как вот, например, эти две дамы на фотографиях. У одной строительный бизнес, у другой — кафе. В фильме они в кадр попадут на какие-то секунды. Будут сидеть за большим столом во время совещания. Вот они на этих фотографиях ещё пока радуются.

Дело в том, что артисты на съемках в основном занимаются ожиданием. Сняли дубль, артистам можно сидеть и ждать, потому что будет переставляться свет, передвигаться оборудование, перекладываться рельсы, по которым ездит камера, перевешиваются микрофоны и прочее-прочее. Такая перестановка может длиться… неопределенное время. И видно, как быстро исчезает блеск в глазах у тех людей, которые с интересом шли посниматься в массовке и увидели скучный, длительный, занудный и, можно даже сказать, тягомотный процесс постоянной технической возни тех людей, которые всегда остаются за кадром. Массовка хоть на секунду, но попадает в кадр, а все многочисленные техники — никогда. Вот, кто подлинные рыцари, преданные кинематографу.

Мы с Денисом, да и Юра (наш режиссер), как-то пытались шалить, шутить, поддерживать живую атмосферу на площадке.

Но в какие-то моменты наваливалась сонливость, усталость. Вчера в Иркутске было жарко и душно, а в помещениях кондиционеры выключали, чтобы их шум не мешал записи звука. Поэтому в какие-то моменты все ходили вареные и разбредались по углам, чтобы найти местечко подремать. Никакого ощущения радости творческого процесса в такие моменты не было, наоборот — было ощущение трудного, нудного производства. Такое часто бывает. И те, кто из любопытства пошли посниматься в массовке, больше на такую авантюру не соглашаются (улыбка).

Вот те самые рельсы, которые постоянно двигают, техника, которую переставляют измотанные люди. Аня, которая прикорнула во время короткого перерыва, и я, уже неспособный веселиться (улыбка).

А в итоге девятичасового труда довольно большого количества людей получится две с половиной минуты, которые попадут в фильм. И в фильме всё будет совсем не так, как на этих фотографиях, там даже воздух будет другой.

Сегодня на Иркутск обрушилось, или, я бы даже сказал, навалилась сильнейшая гроза, и рухнул ливень. Улицы превратились в реки. Сейчас гроза затихла, и на западе даже проскользнуло закатное солнце. На завтра обещают: с утра — дождь, а днём — грозу. Если так случится, то у нас будет вынужденный выходной. Завтра должна сниматься сцена на стройке, под дождем её снимать невозможно. А на завтра запланированы грузовики, ещё какая-то другая строительная техника. Так что, в данный момент мы смотрим на заходящее солнце и надеемся увидеть его утром на востоке. И очень сильно надеемся на ошибку синоптиков. Завтра расскажу…

До завтра, Ваш Гришковец

19 июля 2009

Здравствуйте!

Я никогда в жизни не носил костюмы. Наверное, в последний раз у меня было то, что можно назвать костюмом, чехословацкого производства еще в университете. Он на мне плохо сидел, и я не любил его носить. А другой было купить невозможно, да я и не видел смысла. С тех пор мне как-то не было надобности и причины носить костюм. Но вот сегодня я облачился в темно-синий, специально для меня подобранный итальянский тонкий костюм и сразу почувствовал, что зря прожил много лет (улыбка). Денис же чувствует себя в костюме, как рыба в воде.

Сегодня мы снимали несколько офисных сцен. Все происходило в моем кабинете. Этот кабинет нам на воскресенье уступил его владелец. Я подписывал какие-то бумаги,распоряжения. Не волнуйтесь, у нас не производственный фильм, так что в офисе наши герои проведут немного времени. Мне было забавно посидеть в рабочем кресле крупного руководителя, за рабочим столом, пошелестеть бумагами, поподписывать что-то дорогой ручкой.

Сегодня Юра Дорохин был в таком настроении.

А это мой герой со своей секретаршей Леной. На самом деле, это актриса Татьяна Скороходова. Если помните наш ролик «Настроение улучшилось-2», то она там присутствует в виде эффектного и очаровательного майора ГИБДД.

Самое главное — это то, что на рабочем столе среди других обязательных атрибутов, каких-то аксессуаров стоял портрет В.В. Путина. Подчеркиваю, не президента, а премьер-министра. Видимо, у хозяина такие предпочтения (не буду сообщать его имени). Так вот, Владимир Владимирович на этом портрете хоть и улыбался, но смотрел весьма строго и проницательно. Своим присутствием и своим взглядом он испортил мне пару дублей. Я из-за усилившегося чувства ответственности спутал слова, а один раз, бросив на портрет беглый взгляд, не удержался и ракололся: то есть рассмеялся.

Съемки сегодня еще не закончились, в данный момент снимают сцену, в которой я не участвую. Но скоро позовут на площадку. Выкладываю вам несколько свежик фотографий. А в дальнейшем, если вам интересно, расскажу про некоторые технические стороны кинопроцесса и про то, что делают те люди, которые всегда остаются за кадром. У нас отличная команда. Мне будет приятно про них рассказать.

Сегодня в Иркутске с утра дождь то начинался, то прекращался, солнце то выходило, то пряталось за тучи. Из-за этого нам приходилось простаивать и ждать нужный свет за окном. Надеюсь, завтра будет лучше.

Хорошей вам летней погоды, где бы вы ни были.

Ваш Гришковец

18 июля 2009

Здравствуйте!

Ну… съемки начались!!!

Со мной никогда такого не происходит… но сегодня я проспал! Мало того, что проспал, даже опоздал на съемочную площадку. Со мной такого не бывает, я всегда просыпаюсь вовремя, а если сильно устаю, то ставлю будильник. А сегодня не услышал будильник, потому что забыл телефон в ванной комнате, по этой же причине не услышал, как мне звонили и беспокоились… А беспокоились сильно, потому что знают, что я не опаздываю, в общем, кошмар. Когда меня, наконец, разбудили стуком в дверь, я подскочил и оделся, превзойдя свои прежние скоростные нормативы одевания времен службы на флоте.

Все предыдущие дни стояла хорошая погода, а сегодня, разумеется, перед самой съемкой пошел дождь… Но съемки начались, хлопушка хлопнула, прозвучало: «сцена номер один, кадр первый, дубль первый». Режиссер Юра Дорохин выкрикнул последовательно: «Мотор, камера, начали!», и фильм «Сатисфакция» начал свое движение от начала к финалу. Удивительное ощущение! Такая долгая подготовка, так много было сомнений и даже неверия в то, что мы приступим к съемкам, так много было сложностей, нервов, такой был длительный путь проделан многими людьми для того, чтобы то, что сегодня началось… началось (улыбка).

А потом была разбита тарелка! Тарелка разбивается после первого удачного дубля. Таким дублем был четвертый дубль. Потом вся съемочная группа собралась, сфотографировалась, и тарелка была разбита. Но тарелка — это же  не просто так вам тарелка, и разбивается она не об асфальт или камень. На тарелке должны быть и были написаны имена всех задействованных в фильме людей, ну, и, собственно, название фильма. На нашей тарелке имена были написаны белым по белому. Кто-то проделал изрядную работу. Жалко было! Но надо. Кинематографическая тарелка разбивается о штатив камеры. И разбить её надо качественно. А то помните примету, что если бутылка шампанского с первого раза о корабль не разбивается, то не видать удачи этому кораблю, но наши режиссеры разбили тарелку как надо.

Я первый раз присутствовал при этом ритуале, хотя это для меня седьмая картина. Я раньше исполнял только эпизоды и никогда не присутствовал при начале съемок. Как же мне понравилось ощущение начала! Как удивительно видеть момент превращения просто ребят, которые собрались в одном месте для какого-то дела… ну, просто ребята! И вдруг эти ребята превращаются в профессионалов, которые каждый знает свою задачу, свою технику и свое место. Это чудесный момент! Если б вы видели, как преобразился наш главный оператор. Его зовут Андрей, фамилия у него замечательная — Закаблуковский. Он вдруг из довольно тихого или чего-то бормочущего себя под нос человека превратился в счастливого и очень красивого профессионала. Глаза у него заблестели даже ярче, чем объектив его камеры.

И пусть сегодня были сняты, казалось бы, мало значимые моменты, те, которые в фильме займут секунды, и вряд ли запомнятся зрителю. Но уже есть первые отснятые кадры. И это, конечно, всех очень воодушевляет. Как бы хотелось, чтобы такое единодушное и по-настоящему творческое состояние сохранилось у нас на съемочной площадке как можно дольше, а еще лучше, до самого конца. А я сейчас пойду поучу текст, да и надо выспаться, завтра опаздывать на съемку никак нельзя. Хорошего вам завтра воскресенья.

Ваш Гришковец.

17 июля 2009

Здравствуйте!

Позавчера прибыли утром в Иркутск, прибыли Денис Бургазлиев, его гитара и я. Гитара в фильме сниматься не будет. Просто Денис никогда не ездит без гитары. Два дня ушли на акклиматизацию… Точнее не на акклиматизацию, а на вхождение в иркутский часовой пояс. С акклиматизацией как раз всё проще. Здесь стоит чудесная погода, то есть тепло, но не жарко, вечером прохладно, но не холодно, а ночью просто хорошо, правда, не без комаров. А что с ними поделаешь — Сибирь-матушка! Я с большим трудом переношу смену часовых поясов при движении на восток. Когда летишь на запад, всё очень просто: вылетел из сибирского города в Москву утром, например, в девять, прибыл в столицу в те же самые девять часов по-московскому времени, прожил день, постарался перетерпеть сонливость, уснул вместе с москвичами и проснулся утром уже вошедший в жизнь и в часовой пояс. А вот на восток — всё совсем по-другому. Вылетел вечером, пролетело ночь насквозь, приземлился утром и в то время, когда местные люди бодро идут на работу, ты ходишь варёный и ни черта не соображаешь. В общем, два дня ушли на то, чтобы войти и слиться с местной жизнью. Денису помогала гитара — он на ней играл и как-то быстрее меня адаптировался. А я то засыпал раньше времени, то просыпался в пять утра, понимая, что больше спать не могу… Просыпался и шёл смотреть, как рыбаки на Ангаре рядом с гостиницей ловят хариуса, а потом засыпал днём… В общем, маялся, а сегодня уже началась работа.

Сегодня ездил на полигон с инструктором по огнестрельному оружию и учился правильно обращаться с пистолетами. Нет, вы не подумайте, в фильме «Сатисфакция» мой герой не стрелок, не боец и не профессионал в смысле обращения с оружием, но в одном эпизоде должно быть видно, что он знает, как правильно обращаться с пистолетом, и здесь нужно выучить правильные движения, чтобы это выглядело вполне убедительно. Мне было это интересно. Хоть оружия я и опасаюсь, всё-таки есть в огнестрельном оружии какая-то притягательная жуть. Но именно жуть. Со стрелковым оружием мне на службе дело иметь практически не приходилось. Несколько раз я стрелял в тире за всю жизнь, из пистолета в том числе, но правильно обращаться с пистолетом не умею, точнее не умел до сегодняшнего дня. Инструктор и режиссер в итоге остались моими действиями довольны.

Буквально час назад начали немножко репетировать с Денисом Бургазлиевым первую сцену.

Это как раз фото с нашей первой репетиции. Здесь вы видите актера Дениса Бургазлиева, режиссеров Юру Дорохина и Аню Матисон, ну, и меня.

Завтра первый съемочный день. Завтра будет разбита традиционная тарелка… Ну, это такая киношная традиция разбивать тарелку… Это сродни разбитию бутылки шампанского о борт спускаемого на воду корабля. Завтра же познакомлюсь со всем съемочным коллективом и непременно вам об этом расскажу. Завтра вообще для всех тех, кто долго готовился к съемкам фильма «Сатисфакция» — ответственный и незабываемый день.

Ваш Гришковец.

9 июля 2009

Здравствуйте!

Всё-таки как же удивительно некогда совсем деревня Сан-Тропе превратилась для многих в вожделенное место, наполненное магазинами, галереями, разного качества, но в основном хорошими ресторанами… Сюда стекаются и тратятся такие деньги! Забавно смотреть, как с вечерними сумерками набережная и порт Сан-Тропе превращаются в ярмарку тщеславия. Плотно, борт в борт, стоят большие и не очень большие яхты, на них ужинают и делают вид, что ни на что не обращают внимание в основном одетые в белое люди. Вдоль яхт прогуливаются те, кого можно назвать зеваками, рассматривают скучающих людей в белом, пытаются заглянуть в доступные глазу внутренние помещения яхт, и усиленно фантазируют на тему: а каковО это, интересно, отдыхать на яхте. Тут же вдоль порта медленно ползут роскошные автомобили или громко, почти истерично, взрёвывают моторами «Феррари» и прочая мощная техника. Этим машинам не нравится ехать медленно, и их зверские двигатели ревут, заставляя окружающих оглянуться или вздрогнуть, к ленивой радости владельцев этих монстров. Вот так вечером, на небольшом кусочке французского берега, длинной всего метров в четыреста, происходит во многом совершенно карикатурная ярмарка тщеславия, где кажется всё неторопливым, вальяжным и равнодушным, а на самом деле люди именно для этих четырёхсот метров покупают дорогие машины, драгоценности, строят яхты и выделяют огромные суммы из семейных бюджетов на салоны красоты и пластические операции (улыбка).

Наших людей на этой ярмарке очень много. И яхты у наших побольше, и бриллианты крупнее, и машины мощнее, и ноги у наших барышень длиннее… Но французы и прочие европейцы, привыкшие, видимо, ещё с детства с родителями отдыхать в этих местах, в те времена, когда Лазурный берег ещё не был таким вожделенным и раскрученным местом… Так вот эти французы умеют свои не такие большие бриллиатны и украшения носить так, как наши не умеют. Они носят шляпы и южную одежду, как надо, и это им чертовски к лицу, даже если лицо совсем немолодое и к нему не прикасалась рука косметолога. А ещё здесь очень много очень сильно загорелых людей. Таких загорелых, что кажется загар у них уходит на сантиметр вглубь. Как бы я хотел хоть раз в жизни так загореть. Но для этого нужно не загорать, а просто жить у моря.

Кстати, здесь вполне легко встретить на пляже или на набережной знаменитых людей. Я имею ввиду настоящих звёзд. Не наших (улыбка), а французских или голливудских. Люди реагируют на них вполне спокойно, улыбаются, может быть оглядывабтся, но не дёргают, не кричат, не тычут пальцами. Вчера плыл в море и нос к носу столкнулся с Ральфом Файнсем. А потом в маленьком кафе на пляже встретил Лиама Нисона. Мы оказались совсем рядом, и я сказал ему, что он здорово сыграл русского морского офицера (в фильме «К-19») и форму носил правильно, в отличие от Харрисона Форда. Он сказал, что у них были очень хорошие консультанты. Распросил меня о морских деталях, которые ему были любопытны и непонятны во время съёмок. В общем, мы немного побеседовали и немног выпили, я — вина, а он что-то — со льдом. Единственное, сказал ему я, что было неправдоподобным в созданном им образе подводника, это то, что наши подводники практически не бывают такого большого роста, как он. А потом мы сфотографировались по моей просьбе. Было приятно кого-то попросить сфотографироваться с ним, потому что обычно бывает как раз наоборот (улыбка).

Жаль, что он зажмурился.

А ещё до воскресенья, а стало быть до конца отдыха осталось совсем чуть-чуть. Хотя домой уже хочется. Значит, отдых удался. Главная цель любого отдыха — это возможность соскучиться по дому. Цель достигнута (улыбка).

Ваш Гришковец.