24 июня.

Здравствуйте!
Вчера закончил сезон и из зрительного зала получил вот такой букет.

Ирисы и жёлтые каллы. Букет перехвачен голубой и жёлтой ленточками. Нет сомнений, что это послание с Украины. Украинский букет. Это было очень радостно получить в Москве вместе с другими букетами.

Я давно ничего не говорил про Украину. Совсем. Но этот букет подталкивает меня к тому… а точнее, вдохновляет меня на то, чтобы что-то сказать…

Не так давно был в Кишинёве и на мой спектакль, а также на творческий вечер приехало много людей из Одессы, да и не только из Одессы. После творческого вечера мы общались, это было существенное и очень насыщенное общение.

В то время когда я был в Кишинёве, одновременно с моими гастролями в столице Молдовы, в Одессе проходили гастроли театра Школы Современной пьесы, с которым я давным-давно и плодотворно сотрудничаю. Многие актёры этого театра в Одессе были впервые. После гастролей мы встретились, делились впечатлениями, весь театр Школа современной пьесы возбуждён и вдохновлён гастролями, полными залами, ажиотажем и тем успехом, который у них случился в Одессе. Но главное, все были потрясены радушием и вниманием. Мои коллеги ехали на гастроли не без опаски, а семьи некоторых были даже против того, чтобы их близкие и родные ехали на Украину.

Ребята без умолку только и говорили о том, как их принимали, что на спектакле было всё руководство города, что зрители и горожане только и делали, что старались всячески проявить радушие и никакого намёка на вражеские акции или попытки сорвать спектакль не было.

Перед тем как поехать в Кишинёв, я, в отличие от моих коллег, получил несколько анонимных звонков в угрозами. Номер был не определён, но когда я ответил, то услышал запись, она повторилась одинаково несколько раз. Записанный голос сообщил мне нечто в том роде, что от Одессы до Кишинёва недалеко, и Одесса мне напомнит о том, что я говорил о событиях мая четырнадцатого. Угрозы звучали действительно угрожающе. Об этом я сообщил кишинёвским своим организаторам, и они приняли дополнительные меры безопасности. Звонки такие поступали мне несколько дней. Я просто перестал реагировать на анонимный вызов.

Читать далее…

18 июня.

Здравствуйте!
Сегодня мои украинские знакомые, приятели и друзья забросали меня поздравлениями с днём отцов. А у нас мои окружающие даже и не знают о таком празднике. Я тоже про такой день не слыхивал. Может быть именно поэтому и именно сегодня в Киеве провели гей-парад. Трудно сказать. Но, по-моему, весьма символично (это я пошутил).

А позавчера в пятницу впервые опоздал на свой собственный спектакль. Пережил ужасающий стресс и переволновался сильнее некуда. Это случилось в городе Сарове.

Не учли много факторов и специфику города. Хотя ничего не предвещало… Чтобы без риска — выехали из Москвы на поезде в Нижний Новгород. Из Нижнего поехали в Саров на машине. В прошлый раз мы вальяжно проделали этот путь за два часа. Но в этот раз оказалось лето, первый более-менее погожий денёк и пятница. Из Нижнего Новгорода люди валили как будто случилось нашествие марсиан. Дорога оказалась вся перекопанная, короче, ехали четыре часа и весьма нервно. Но, в принципе, вполне спокойно успевали.

Читать далее…

7 июня.

Здравствуйте!
Не было для меня более значительного писателя во всём мире в мои 12 лет, чем Джек Лондон.

У приятелей моих родителей, которые приехали в Кемерово преподавать в том же институте, что и мои мама с папой, была хорошая библиотека. В этой библиотеке ярким синим пятном выделялся тринадцатитомник Джека Лондона. Я прочёл все тома от корки и до корки. Все без исключения. Даже дурацкие романы «Джерри островитянин» и «Майкл, брат Джерри». Я прочитал их, не в силах оторваться от чтения, не имея никакой возможности уйти от очарования Северных рассказов, рассказов про бродяг и рассказов Южных широт, потрясённый в свои двенадцать лет «Зовом предков», «Морским волком», «Белым клыком». Я не без мучения, но всё же, осилил и «Железный поток», и бездарный роман «Маленькая хозяйка большого дома»…

Упоение, с которым я читал, не давало мне возможности хоть как-то критически отнестись к тому, что написал Джек Лондон и к тому, что находилось под обложками синих томов его собрания сочинений. Я не получал большего восторга и не переживал подобного читательского трепета, как неся очередной том домой. Я из школы мчался как можно скорее, чтобы продолжить чтение. Я уроки старался сделать как можно лучше и своевременнее, чтобы иметь возможность читать. Именно Джека Лондона я читал под одеялом с фонариком.

И вот я в Сан-Франциско. После спектакля знакомлюсь с очаровательными людьми, которые давно в Калифорнии живут. На следующий день после спектакля они предлагают показать какие-то интересные места за пределами города. Я, конечно же, с радостью соглашаюсь.

И вот меня везут по мосту Золотые ворота, потом я вижу умопомрачительный вид на Сан-Франциско с другого берега, вижу Тихий океан с другой от Владивостока его стороны. Потом меня везут в рощу красных деревьев, которые являются родственниками секвой и почти такие же огромные. Там я впадаю в оцепенение от того, что никогда в жизни не видел таких огромных деревьев. Африканские баобабы кажутся просто кустарниками по сравнению с этими исполинами. Это какие-то небоскрёбы среди деревьев.

После этого всего мне, абсолютно оглушённому и переполненному впечатлениями, в сущности, всё равно, куда меня повезут и что покажут…

Но мне вдруг говорят, а не хочу ли я побывать и увидеть поместье, дом и могилу Джека Лондона? Я не верю своим ушам. И искренне, удивлённо спрашиваю: «А он что, отсюда?»

Читать далее…

6 июня.

Здравствуйте!
Ещё немножко заметок про Америку. Впечатления не отпускают, как до сих пор не могу начать жить по привычному времени. Не отпускает Америка. Уже почти оторвался от неё. Уже почти засыпаю и просыпаюсь в привычные часы. Но сонливость и сплошная каша в голове так и преследуют…

Наверное, то, что я сейчас напишу, посмешит своей наивностью тех, кто хорошо Штаты знает, и уже тем более тех, кто там живёт. Но я-то там был впервые, и поэтому мне наивность простительна.

С самого первого шага на американскую землю, с самого первого вздоха на Северо-Американском континенте ты понимаешь, что ты в Америке и нигде больше. Неизбежно всякий вновь прибывший туда человек пытается сравнивать увиденное с тем, к чему он привык. Хочется всё примерять к привычной системе координат. Но ни черта не получается. В Америке всё – Америка.

Сильнее всего американскость даже не видится, а именно ощущается на самом-самом простом житейском и бытовом уровне. Проще говоря, в ванной комнате, в туалете, на кухне, в магазине и так далее.

Всё в Америке большое, тяжёлое, основательное и, по возможности, железное.

Я никогда прежде не видел таких смесителей и смывателей у обычных писуаров. В Америке они здоровенные и похожи на что-то из сферы безопасности или на что-то военное. Глядя на эти штуки постоянно задаёшься вопросом: «Неужели им не жалко столько железа на такую фигню?»

Читать далее…

3 июня.

Здравствуйте!
С большим трудом пытаюсь войти в наше местное время. Каждый раз смотрю на часы с удивлением. Вот сейчас за окном хороший, тихий, очень солнечный вечер, а по моим ощущениям – раннее утро. Так трудно и так тяжело я никогда не входил в местное время после перелётов. А когда прилетел из Москвы в Нью-Йорк, адаптация прошла легко и быстро. Чуть-чуть потерпел, не стал расслабляться и отдыхать по прилёту, уснул по местному времени и проснулся уже вполне свежим и адаптированным.

Вот она, хитрая Америка! На Запад лететь легко. Пожалуйста! А вот улетать обратно, на Восток, очень трудно.

Когда прилетел в Нью-Йорк, разместился, принял душ и, конечно же, скорее поспешил выйти на улицы этого великого города… Потому что Нью-Йорк того стоит. Потому что в Нью-Йорке, особенно когда ты понимаешь, что ты здесь ненадолго, очень обидно тратить время на сон.

А на самом деле, когда ехали из аэропорта на Манхэттен, я уже в такси беспрерывно вертел головой по сторонам. И мне совершенно по-детски хотелось тыкать во всё пальцем и всё фотографировать. Как я уже говорил в самой первой заметке о Нью-Йорке, было полное ощущение попадания в кино. И главное, это было радостное изумление, что американское кино – не ложь, не что-то фантастическое и не что-то надуманное…

Читать далее…