17 февраля.

17 февраля. 2017 год. Мне сегодня 50. К этому дню, дате и новому моему временному рубежу я написал… это произведение. Это посвящение времени, но ни в коем случае не возрасту.


Я живу давно.

Вот мне и 50 лет. Полвека. Что это значит? А это значит лишь то, что я живу давно. Вот и всё.
Я не подвожу итоги. С какой стати? Я не чувствую в себе признаков старости. Я не ощущаю себя пожилым человеком. Просто я знаю, что живу давно. Полвека. Есть именно это знание. Особых ощущений пока нет, но само это знание удивляет.

Несколько лет назад я заметил, что работники железной дороги, метрополитена и коммунальных служб практически перестали обращаться ко мне «молодой человек». А на сегодняшний день и вовсе прекратили. До 45 лет я слышал такое к себе обращение часто.
В зеркале я не вижу существенных отличий от того, что в нём отражалось пять лет назад, но людям виднее.

Глядя на тех, кому также, как мне, 50 или около того, я чаще всего думаю, что их полтинники гораздо очевиднее моего, и что мне пока мой возраст ни за что не дать. Но люди его мне дают. А молодые дают даже с перебором. Легко и щедро.

Моему деду Борису Васильевичу, когда я родился, было 48. И он сразу стал Дедом. Когда ему исполнилось 50, я уже вовсю его звал Деда – и больше никак. Деда был старый. Он всегда был для меня старым.

В школьные годы, в годы юности человек, которому 50, ощущался бесконечно взрослым, а то и просто стариком, в зависимости от внешнего вида, количества зубов, волос и состояния одежды. Вот и мне 50. А я знаю, что директору нашей школы, когда я из неё выпускался, не было и сорока шести. Но она была директор школы! Тётка. Почти бабка, для нас семнадцатилетних.

Я давно живу. Я родился в год пятидесятилетия Февральской и Октябрьской революций. Теперь 50 мне, а революциям исполняется 100.

Когда-то на уроках истории мне казалось, что революция была давным-давно, хотя к нам приходили в школу старенькие люди, которые революцию, по их словам, вершили в наших далёких от Петрограда таёжных местах. Я смотрел на тех людей как на одряхлевших былинных богатырей.

Революция была в моём сознании таким великим событием, что казалась чем-то древним и незапамятным, наряду с Куликовской битвой. Ну а то, что было до революции, казалось мрачным, тёмным, беспросветным и древним, как времена до нашей эры. Так что поэт Некрасов виделся мне в истории где-то рядом с Гомером. Только Некрасов был помрачнее. А дореволюционная история казалась куда беспросветнее весёлых и интересных мифов Древней Греции.

Подробнее…

8 февраля.

Здравствуйте!
Давненько я не напоминал о себе здесь. Был в разъездах. И уж совсем давно не появлялся на экране телевизора с более-менее внятным и продолжительным высказыванием. И вот буквально сегодня на канале ТВЦ, в то время, когда все нормальные работающие люди заняты делом, прошла программа, которую ведёт писатель Татьяна Устинова, «Мой герой».

Этим героем сегодня был я. Программу снимали совсем недавно. Свеженькая. Запись её и выход приурочены к моему юбилею… 50-летие уже можно называть юбилеем.

Разговор наш получился забавным, весёлым, но при этом не бессмысленным и где-то содержательным. А высказывания Виктора Рыжакова, Игоря Золотовицкого и тем более М.М. Жванецкого просто-таки меня растрогали. Найдёте время, посмотрите. Рекомендую. Получилось хорошо.

Но главное событие для нашей семьи – это 9 февраля! У нашей младшей День рождения. 7 лет.

Наступает для Машеньки тот возраст, в котором от школы уже не открутиться. Подлинное безмятежное и волшебное детство закончится для неё именно в этом возрасте. А она ещё даже и не представляет, что ей предстоит…

Подробнее…

21 января.

Здравствуйте!
На прошлой неделе меня чуть было не выгнали из музея за плохое поведение. Сам от себя такого не ожидал.

Мне нравится степенность музейных залов, неспешность и шёпот, которые царят в них, я люблю во время посещения музея чувствовать себя человеком достойным, образованным, несуетливым и стремящимся к высшим ценностям, в отличие от тех, кто шустрит по магазинам. Когда я прихожу в музей или на значительную выставку, то всегда стараюсь пропустить вперёд или, наоборот, обогнать шумную группу школьников, экскурсию или японцев, которые всё без исключения фотографируют. Я, возможно, и в музеи-то хожу во многом для того, чтобы надеть на лицо маску тонкого знатока и ценителя. Я хочу себя таковым чувствовать и выглядеть соответственно. А тут…

А тут мне сделали замечание, пристыдили и чуть не выгнали. Шутка ли сказать: чуть не выгнали из музея Орсе. В Париже, конечно.

За что?
За безобразное поведение, тыканье пальцем в картину и неприлично громкий смех.

Подробнее…

20 января.

Здравствуйте!
Вот. Прислали из Америки. Все любимые американские артисты против Дональда. А мне так интересно! Просто интересно… Любопытно. Что же будет. Хочется понаблюдать… Со стороны.

Ваш Гришковец.

9 января.

Здравствуйте!
На этот Новый год я получил абсолютно чудесный подарок. Подарок-чудо.

Подарки бывают разные: нужные, ненужные, приятные, неприятные… Бывают подарки, за которые хочется обнять и расцеловать, а бывают такие, что очень и очень трудно изобразить хоть какую-то радость и благодарность. Случаются подарки долгожданные и, наоборот, такие, что ты понимаешь, что тот человек, который тебе этот подарок делает, тебя оказывается вообще не знает и никогда не знал. Бывают подарки такие, что ты не знаешь, как его можно принять, поскольку, он очень ценный или очень дорогой. А бывают такие подарки, что становится не ясно, как дальше общаться с тем, кто этот подарок тебе вручил. Чудесные же подарки случаются редко. Очень редко. Почти не случаются.

В этом году один мой добрый приятель, с которым мы познакомились совсем недавно, но прониклись друг к другу симпатией… Человек совсем из иной сферы деятельности – пилот гражданской авиации, командир лайнера, но, при этом, практически ровесник, а стало быть имеющий близкий детский жизненный опыт, подарил мне… Даже не знаю, как это сказать… Он подарил мне практически всю серию резиновых индейцев производства ГДР.

Если бы мне сорок лет назад такое подарили, то я был бы самым счастливым мальчиком не только в СССР, но и во всём мире. Думаю, что был бы я счастлив не очень долго, но абсолютно.

Подробнее…