9 июня.

Здравствуйте!
Пишу из Ульяновска. Нахожусь как раз в середине своего поволжского тура. Позади остались Нижний Новгород и Казань.

Впервые видел Нижний Новгород таким нарядным, прибранным и в то же время странно безлюдным. Казань уже давно нарядная, а в этот раз она какая-то почти идеальная, но тоже пустынная и без пробок. Два этих великих города ждут начала Чемпионата мира. Они как бы притихли. Затаились. А ещё на улицах этих городов очень много милиционеров.

Милиционеры начищенные, наглаженные и постоянно в поле зрения. На входах в гостиницы установлены системы контроля и проверки такие же, как в аэропортах. Проверяющие очень вежливы и явно прекрасно проинструктированы. Везде торопливо довысаживают цветы. Что-то подбеливают, докрашивают. То есть везде чисто, свеженько, цветы на клумбах, вежливые милиционеры и отсутствие людей. Создаётся полное впечатление съёмок дорогостоящей антиутопии. Мои знакомые сказали, что многие решили на время чемпионата уехать.

Читать далее…9 июня.

30 мая.

Здравствуйте!
Сегодня пришла новость… Объявили короткий список претендентов на премию «Большая книга». Всего восемь авторов и книг. Мой новый роман в этом списке. Я, конечно, рад.

Испытал сегодня давно забытые ощущения. Больше десяти лет я не был ни на что номинирован и никуда не был выдвинут. Литературная премия у меня была только одна, четырнадцать лет назад. Получил я её как дебютант.

Признаться честно, я не ожидал. Привык к тому, что литературное и театральное сообщество, критики, премии, фестивали давно вывели меня за свои рамки, оставив меня исключительно наедине со зрителями и читателями. Так что сегодня испытал почти юношеское волнение, которое напомнило мне переживания самого начала моей профессиональной творческой жизни.

Читать далее…30 мая.

27 мая.

Здравствуйте!
Вчера прилетел из Владивостока в Москву. Проехал с премьерой «Предисловия» по Сибири и Дальнему Востоку. Томск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток. Сейчас не понимаю, какое время суток и где я. В очередной раз с сокрушительным удивлением понимаю, какая же гигантская у нас страна на такой маленькой планете. Каждый год в этом убеждаюсь, и всё равно — размеры родины непостижимы.

«Предисловие» люди встречают не просто тепло, а горячо. Понимаю, что с этим спектаклем я в очередной раз шагнул в новый сценический возраст. В нём появились новая, прежде не освоенная мною интонация и новые смыслы. Прежде у меня их не было. Для того, чтобы они появились, нужно было перешагнуть за полвека и написать большущую книгу.

Позавчера побывал на острове Русский и не без труда добрался до того места, где находилась описанная в спектакле «Как я съел собаку» и в романе «Театр отчаяния», некогда известная своим ужасом и жестокостью, так называемая Школа Оружия, то есть учебный отряд номер один Тихоокеанского флота… Никаких следов от целого военного городка более чем на две тысячи офицеров и курсантов не осталось. Даже руин. Всё заросло, всё исковеркано и страшно замусорено. На том месте, где когда-то стояли старинные казармы, появилось несколько безобразных частных домов. И это всё прямо напротив бухты Золотой Рог на берегу удивительной красоты пролива Босфор Восточный. Я не был на этом месте пятнадцать лет. А служил я там тридцать лет назад. Но те яркие и страшные события, которые мною были пережиты в этих местах, безошибочно позволили мне найти и ручей, который протекал рядом с нашей воинской частью, и следы фундаментов зданий, и тень дорожек и тропинок, по которым когда-то маршировали юные моряки, коим не было числа.

Читать далее…27 мая.

29 апреля.

Здравствуйте!
Апрель выдался очень насыщенным. Решительно не было никакой возможности хоть строчку написать в дневник…

Одиннадцатого апреля выпустил новый спектакль. Окончательное название которого «Предисловие». Пожалуй, впервые за всю мою театральную практику я не знал, какой реакции на этот спектакль мне ожидать. Спектакль настолько сложно устроен композиционно и при этом кажется таким простым в смысле исполнения, что я не знал какое его свойство победит… простота или сложность.

Я счастлив, что моё «Предисловие» зрители приняли, пожалуй, с таким же удивлением и радостью, как когда-то приняли «Как я съел собаку».

Этот спектакль важен для меня ещё тем, что с ним я в очередной раз перешёл в новый смысловой, интонационный и даже внешний возраст.

Когда-то десять лет назад я шагнул в возраст пятого десятка со спектаклем «+1», а теперь вот «Предисловие».

Совсем скоро выйдет роман «Театр отчаяния. Отчаянный театр». Я закончил его шестнадцатого марта. Потом была редактура, корректура… мне кажется, что уже прошло так много времени, а книга всё никак не дойдёт до читателя… Я в конце концов хочу начать эту книгу дарить родственникам , друзьям и знакомым. Я жду впечатлений. А они всё никак не поступают.

Благо с «Предисловием» я уже объездил много городов и в данный момент снимаюсь в фильме Бориса Хлебникова. Волнение и радость премьеры и интереснейший контакт с режиссёром Хлебниковым дают возможность более менее спокойно дождаться выхода книги.

И вы, те кто, я надеюсь, ждёт мой роман — подождите немного.

Ваш Гришковец.