29 апреля.

Здравствуйте!
Провёл три дня в Иркутске. Сыграл два спектакля. Провёл ещё один свободный день и в ночь улетел в Читу. Уже плохо соображаю, где я нахожусь, в каком часовом поясе… Вскоре мне снова идти на сцену. Сижу в гримёрной в читинском драмтеатре. В окно бьёт сильное вечернее солнце, а я-то даже не понимаю, какое время суток. Если б мне сказали, что сейчас седьмой час утра, я бы согласился и принял вечернее солнце за утреннее.
В Иркутске было хорошо. Люди очень ждали, это чувствовалось, все билеты были раскуплены сильно загодя. А главное люди спектакль приняли. Приняли безоговорочно. Радость!

Съездил вчера и краешком глаза глянул на краешек Байкала, посмотрел, как идёт лёд по Ангаре, попарился в бане, съел копчёного омуля. То есть выполнил обязательную прибайкальскую программу. Выполнил по минимуму, но выполнил.
Но главное, что произошло в Иркутске помимо спектаклей, я познакомился с несколькими молодыми людьми, с которыми прежде знаком не был, хотя в Иркутске я работал больше чем в других городах, и, благодаря «Сатисфакции», иркутяне считают меня земляком. В сущности же я сыграл иркутянина.

Познакомился и пообщался я в Иркутске с несколькими молодыми ребятами, которые произвели на меня очень радостное и светлое впечатление. Расскажу про одного из них. Зовут его Костя. Константин.

Читать далее…29 апреля.

25 апреля.

Здравствуйте!
Рано утром вылетел из Абакана и на стареньком Ан-24 прилетел в Иркутск. Думаю, что самолёт был старше меня. Я себя пожилым человеком не считаю, но, очевидно, что металл и разные конструкции изнашиваются сильнее, чем живой человек. Но всё же мы взлетели, летели и приземлились в Иркутске. При посадке трясло нас здорово. Как говорила моя бабушка, «мотыляло» нас. Однако две юных стюардессы вели себя спокойно и довольно весело обсуждали какие-то повседневные мелочи. В салоне во время посадочной тряски спокойны были только они. Две этих очаровательных особы смотрелись абсолютно какими-то новыми устройствами, чуть ли не апгрейдом старому в конструкции старого скрипучего и очень уставшего самолёта.
На подлёте к Иркутску наблюдали сильные и обширное лесные пожары. По прилёту сразу же ощутили в городе запах дыма. А в Иркутске тоже жарко, ветрено, сухо, совершенно не ко времени.
А в Абакане мне понравилось. Хоть спектакль прошёл довольно нервно для меня. Всё-таки я не привык и трудно себя ощущаю в зале, где процентов тридцать мест свободно. Всем неуютно. Неприятно сидеть рядом с пустующими местами. Равно как и играть для пустующих мест. По всему в театре видно, что город совершенно не театральный. Театр чистенький, аккуратный, но уж какой-то слишком чистенький. Безжизненный. Особенно в гримёрных.

Читать далее…25 апреля.

21 апреля.

Здравствуйте!
Вчера весь световой день ехал из Томска в Красноярск. Дорога, особенно по Томской губернии и вплоть до города Мариинска, не просто плохая, а ужасающая. Здорово устал. Но вот уже скоро выйду на сцену Красноярского театра оперы и балета. Сегодня и завтра в театре оперы и балета Красноярска ни оперы, ни балета не будет. А будет «Шёпот сердца»…

В этом театре я ещё не работал. Прежние годы играл в театре музыкальной комедии. Этот посимпатичнее. И посолиднее. Во всём заметны значительность и солидность. В общем-то эти театры отличаются как оперетта и опера.

Здесь у меня в гримёрной стоит рояль. В оперных театрах я играл редко. Но вот в Днепропетровске я всегда работал в оперном театре. И там у меня тоже стоял рояль. И там тоже из разных гримуборных и с разных этажей доносились голоса распевающихся или репетирующих певцов и певиц. Я тут же почувствовал, что очень скучаю по тому театру и по нарядной днепропетровской публике. Скучаю по очень чистому и аккуратному фойе того театра. Вспоминается Днепропетровск. И то, что именно в этом городе и в этом театре ближе к концу спектакля в зал заходили два-три крепких мужчины, которые не были из одного рабочего коллектива, но выполняли одинаковые функции. Они приносили жёнам своих боссов букеты цветов, которые потом этими дамами мне и вручались. Букеты и доставляющие их мужчины были большими. Такого кроме Днепропетровска, я нигде не встречал.

Читать далее…21 апреля.

19 апреля.

Здравствуйте!
Вчера приехал в Томск. Томск после Кемерово, конечно, выходит кружевной, основательный и местами элегантный, а местами завораживающе красивый. Но в это время года и он выглядит после зимы потускневшим, неухоженным и обветшавшим.
Успел застать самый конец ледохода. Можно сказать последние его крохи. Основной ледоход был накануне. В Томске ледоход зрелище потрясающее: в Кемерово Томь поуже и побыстрее, да и берега высокие — близко к воде не подойти, а в Томске река широкая, спокойная, плавная, поэтому лёд идёт большими пластиками и его можно наблюдать близко.

Читать далее…19 апреля.

17 апреля.

Здравствуйте!
Сижу в гримёрной Кемеровского драматического театра им. Луначарского. Страшно волнуюсь. Волнуюсь до пересыхания языка и гортани. Всё-таки Кемерово… особая территория. И останется такой для меня навсегда. Погода чудесная. После Новосибирска и Барнаула Кемерово выглядит ухоженным, чистеньким. Приятно! Вчера ехали из Барнаула… Пока не покинули Алтайский край, дорога была ужасная, дважды совершенно беспричинно тормозили злые алтайские гаишники. А вот въехали на территорию Кузбасса и дорога пошла ровнее, и машины почище, и дома как-то поосанистей. Приятно!

Много людей, которые подходят подписать книги после спектакля говорят одно и то же… Говорят, что волновались перед спектаклем, волновались и боялись, что спектакль будет неудачный и им не понравится. Опасались разочарования, говорили, что сейчас такие времена, времена разочарований… Думаю, что сейчас эти люди — мои дорогие земляки, которые идут с билетами на спектакль, тоже волнуются по тем же причинам. Я волнуюсь в гримёрной, они где-то там в фойе. Такое тяжёлое волнение я не люблю, оно изнуряет. Это как в прекрасном море изнуряет морская болезнь.

Ваш Гришковец.