14 февраля.

Здравствуйте!
Сегодня, наконец-то, в Австралии закончили репетировать «Прощание с бумагой». Весь текст спектакля на удивление целиком и полностью совпадает с пониманием и представлением австралийцев о мире и о том, что значит для русского человека расстояние, радость встречи, ожидание письма и преодоление ради того, чтобы увидеть дорогого человека… Мой драгоценный переводчик и теперь уже старший товарищ и друг Кайл сообщил, что на английский язык напрямую не переводятся такие слова как «пошлость», «»воля» или «уют». Эти слова переводятся набором слов или словами, которые передают только оттенки наших слов… Работа с Кайлом была невероятно интересной. Теперь остаётся только ждать самого спектакля и узнать, как наш спектакль отразится в сознании австралийского зрителя.

Общение с Кайлом для меня большая радость. Он человек возраста моих родителей, и его судьба и история поражает моё воображение. Он успел в юности, спасаясь от вьетнамской войны, в которой Австралия вместе с американцами принимала участие, пожить в Финляндии. Он как студент помнит Советский Союз времён моего детства. Он дипломатом работал в Советском Союзе в момент исчезновения СССР и появления России как отдельного государства. Он работал дипломатом в Китае… а сейчас он репетирует со мной спектакль «Прощание с бумагой». Мы вместе волнуемся. Нам предстоит послезавтра представить уже не мой спектакль, а наш спектакль австралийскому зрителю. А Австралия уникальна тем, что это единственная страна, которая равняется континенту.

А после репетиции я поехал к океану и сегодня я впервые в жизни видел Индийский океан и мне удалось сфотографировать первое прикосновение Индийского океана… А потом я видел закат.

Комментарии к этому ощущению излишни. Одно понимаю, что капитан Кук приплыл сюда очень издалека. И потомки капитана Кука в виде и в качестве сегодняшних австралийцев стали очень приятными людьми. Мне нравятся австралийцы. Это какие-то очень здоровые во всех смыслах люди. Возможно, они не согласятся с моей оценкой, как люди, которые хорошо понимают все сложности местной жизни, но я хотел бы, покидая Австралию оставить здесь людей, которых посчитал бы своими друзьями.
Ваш Гришковец.

13 февраля.

Здравствуйте!
Пробыли первый день в Австралии в Перте. Первую половину дня репетировал с переводчиком. Зовут его Кайл, он взрослый человек, существенно меня старше. Когда-то удивительным образом в конце семидесятых попал из Австралии учиться в МГУ, а потом долго служил на разнообразной дипломатической ниве. Он прекрасно перевёл текст «Прощания с бумагой». Оказывается и промокашки, и чернильницы с перьями, а также телеграммы, письма, открытки — всё это в Австралии существовало и являлось большой и существенной частью жизни австралийцев близкого моему и старшего возраста. В процессе перевода возникли отдельные крайне специфические, сугубо австралийские детали. Например слово «море» Кайл хочет переводить только как «океан». Не потому, что он не знает этого слова, а потому что австралийской публике слово «море» непонятно, у них морей нет, у них кругом океан.

Кенгуру пока не видел. А вот русских уже встретили. Не туристов, местных. В связи с этим логика простая: если кенгуру я ещё не видел, а русских встретил, значит русских здесь больше, чем кенгуру… Пока ещё не верится в то, что мы в Австралии. По городу летают такие же голуби, как и у нас. Их завезли сюда европейцы и они очень и очень снижают уровень экзотичности австралийской городской среды. Встречали таких птиц, которых прежде видеть не доводилось. Видели фантастически красивых попугаев, чёрных лебедей и пообщались с кукабаррой.

Кукабарра — крепко сбитая головастая птица с увесистым длинным клювом. Размером со среднюю ворону. Этот кукабарра прямо на глазах у нас выхватил из руки у человека кусок пиццы, который тот собирался сунуть в рот. Выхватил аккуратно, не поцарапав и не задев человека. Сработал, как высоко квалифицированный щипач. То есть карманник высшей категории. Мы потом предлагали ему еду, поскольку он уселся неподалёку, но он все предложения игнорировал. Смотрел на еду с интересом, но принять подношения не мог. Воровские кодексы чести не позволяли ему принять подачку. Он должен воровать. И когда мы про него забыли, отвлеклись и отвернулись, он тут же незаметно со спины подлетел, выхватил из руки еду и был таков.

В городе Перт мне нравится. Городская среда удобная, и очень легко с австралийцами. Они неделанно доброжелательны, открыты и общительны. При этом в них нет панибратства, и их простота не хуже воровства. Пока это всё что я могу сообщить…

Пожалуй, ещё добавлю, что много незнакомых запахов долетает со стороны парков и зелёных насаждений и в небе незнакомые звёзды. И ещё мы в небе видели очень яркий метеорит. Надеюсь, его кто-то заснял или его зафиксировали видеорегистраторы. С челябинским ему, конечно, не потягаться, но это первый метеорит, который я видел в жизни.

Пока не увижу кенгуру, до конца не смогу поверить, что я действительно в Австралии.
Ваш Гришковец.

10 февраля.

Здравствуйте!
Через час вылетаю в Австралию!!! Точнее, сначала в Доху, а потом в австралийский город Перт. Потому что пока ещё люди не сделали самолётов, которые умеют летать из Москвы до Австралии. Или сделали, но не показывают.

Лет десять назад я стал совершенно спокойно относиться к тому, что, наверное, и не побываю в Австралии. Мне, конечно, хотелось, но я допускал, что не найдётся свободных денег, времени, а главное — какой-то веской убедительной причины, кроме кенгуру и коалы, побывать на этом самом отдельном континенте. Я даже как-то в одном интервью сказал, что мне конечно хотелось бы побывать в Австралии, но я не уверен в том, что Австралия хочет, чтобы я в ней побывал.

Но Австралия в лице фестиваля в городе Перт изъявила желание и пригласила меня. На всём большом фестивале от России буду только я один. Один за весь отечественный театр. Хорошо, что на фестивале искусств не нужно проходить допинг-контроль. Я бы его точно не прошёл.

Догадываюсь, что большинство людей, которые читают мой дневник, никогда в Австралии не были. Это очень далеко, долго лететь и дорого. Поэтому постараюсь писать о том, что буду видеть, слышать и нюхать. Никакого уровня представлений о том, что меня ждёт у меня нет. Намеренно ничего не читал про Австралию и Перт, никого, кто там бывал, не расспрашивал и ничего себе не фантазировал. Сделал так, чтобы гарантировать себя от разочарований. Наоборот, надеюсь исключительно на очарование. Ну и хочу сам произвести благоприятное впечатление.

Буду писать сюда из страны, равной континенту, то есть с родины кенгуру и утконоса, а также ехидны и многих разных сумчатых тварей.
Ваш Гришковец.

17 ноября.

Здравствуйте!
Случаются удивительные и ужасно комичные совпадения.
Как раз такое совпадение случилось со мной буквально на днях.

Я послезавтра лечу на гастроли в Екатеринбург, оттуда в Тюмень, Курган и Омск. Там буду исполнять спектакль «Прощание с бумагой». А после гастролей декорации этого спектакля сразу же поплывут в Австралию. Точнее, сначала они доедут до Санкт-Петербурга, там будут загружены на корабль и пойдут в дальний поход, о каком я даже во время службы на флоте не мог мечтать.

В феврале в Австралии в городе Перт пройдёт большой международный театральный фестиваль, на который спектакль «Прощание с бумагой» пригласили два года назад на фестивале в Вене. Из Австрии в Австралию — вполне логично.

Я давно уже не испытываю никаких иллюзий по поводу разных фестивалей, на которые в своё время ездил много и часто. Но Венский фестиваль является одним из крупнейших театральных форумов в Европе и мире. А в Австралию просто очень хочется поехать, я там никогда не был, никого там не знаю и даже привык к мысли, что там никогда не побываю. Однажды в интервью я сказал, что давно потерял страсть к путешествиям, стараюсь ездить туда, где есть дела. То есть езжу туда, где меня ждут и где я нужен. Так что если я хочу в Австралию, то возникает вопрос, хочет ли Австралия, чтобы я туда приехал.

Теперь хочет. Вот и полечу за тридевять земель на этот таинственный континент.

А теперь про совпадения… Позавчера мне сообщили, что билеты прямиком до Перта и обратно куплены. Я поговорил об этом по телефону, разговор закончил и тут же взял в руки пульт от телевизора. Когда телевизор включился — первое, что я услышал: «В Австралии обитает двадцать шесть видов смертельно опасных пауков…» Далее показали всех этих пауков, сообщили что самый из них опасный любит забираться в дома и гаражи. К его яду не найдено противоядие и человек после укуса умирает в течение часа, шансом на спасение является прямой массаж сердца. Но в передаче радостно было сказано, что в год фиксируют не более трёх смертельных случаев укусов конкретно этого паука. Дальше я узнал, что в Австралии и конкретно на её северо-западном побережье, то есть возле города Перт обитает самый маленький и самый ядовитый голубой осьминог. Его укус не очень болезненный, но совершенно смертельный. С ним человек чаще всего может столкнуться, если ходит по каменистому или скальному побережью во время отлива. Более тридцати видов австралийских змей являются смертельно опасными, их яды отличаются от ядов змей других континентов, поэтому для многих пока не существует противоядия. Укусы же морских змей, которыми изобилуют прибрежные воды Австралии чреваты моментальной смертью. А ещё в Австралии водится самый большой в мире крокодил. Так называемый морской крокодил. Эта тварь вырастает до шести метров и встречались особи весом двести пятьдесят килограмм. Это очень крутой крокодил он может плавать в море и преодолевать морские расстояния до тысячи километров. А в остальном, как было сказано, Австралия является самым безопасным в смысле флоры и фауны местом на Земле.

Вот так. Информация поступила не раньше и не позже. Ехать-то всё равно придётся. Австралийцы целый год переводили текст, заключены все контракты.

Короче говоря, очень рекомендую жителям Екатеринбурга, Тюмени, Кургана и Омска сходить на спектакль «Прощание с бумагой».

Ваш Гришковец.

12 октября.

Здравствуйте!
Послезавтра полечу на гастроли. У меня впереди хорошие города: Таганрог, Ростов, Краснодар, Новороссийск. Буду, в основном, играть «Прощание с бумагой». Это последние гастроли с этим спектаклем по этим городам. Я уже не раз играл его в Краснодаре и Ростове. Больше не повезу… У каждого спектакля есть свой запас прочности.

Вот, например, в Южно-Сахалинске в августе я сказал, что играю спектакль «+1» в последний раз. Сказал перед началом и начал спектакль. А за несколько минут до окончания пришло могучее осознание, что этот спектакль я играю, действительно, в последний раз. Жуткое осознание!

Этот спектакль вышел в 2008 году. Он был долгожданным и первым после очень долгого перерыва. После «Дредноутов» я почти восемь лет не мог ничего нового сделать на сцене.

Декорации и костюмы спектакля «+1» сгорели дотла в пожаре на складе в июне 2013 года. Мы с трудом и тщательно всё повторили в точности, как было сделано к премьере. Уже с новыми костюмами и реквизитом я сыграл этот спектакль около сотни раз в разных городах и странах.

Вы даже не представляете, какими родными мне стали все предметы, работающие со мной на сцене в этом спектакле. Я же на сцене один, и каждый предмет просто, как коллега и помощник.

После спектакля в Южно-Сахалинске я долго не мог прийти в себя от ощущения, что больше его не исполню. А потом пришёл вопрос: а что делать с этими предметами, с этими декорациями и костюмами? Куда их деть?

Читать далее…12 октября.