30 августа.

Здравствуйте!

Наступает новый рабочий сезон. Мой шестнадцатый полноценный профессиональный театральный сезон. Он будет для меня в высшей степени необычный. В грядущем сезоне я буду делать то, чего никогда не делал.

Восемнадцатого сентября в театре «Школа современной пьесы» состоится премьера спектакля режиссёра Иосифа Райхельгауза «Пока наливается пиво». В этом спектакле я сыграю роль бармена.

Спектакль будет импровизационным, в его основе нет и не будет написанной пьесы. Райхельгауз имеет большой опыт работы с таким материалом и в репертуаре его театра есть спектакль, который сделан по такому же принципу, и который мы вместе придумывали. Идея нового спектакля, его название, то, что всё должно происходить в баре, и некоторые его сюжеты также были предложены Иосифу Леонидовичу мною. Но в предыдущем спектакле я не участвовал как актёр, при этом довольно подробно продумывал и разрабатывал основу диалогов.

В спектакле «Пока наливается пиво» всё по-другому. Композиция, диалоги и остальные структурные элементы спектакля разрабатывал режиссёр, то есть Райхельгауз. А я буду исполнителем роли. Понимаю, что эта роль будет ключевая и связующая. У меня будет много свободы для импровизации. Но тем не менее, это будет именно роль в спектакле режиссёра Иосифа Райхельгауза.

Прежде я никогда… Подчёркиваю: никогда не играл в спектаклях, поставленных другими режиссёрами. Я всегда работал на сцене в своих собственных постановках, начиная с кемеровского театра «Ложа». Да и то, в «Ложе» я исполнял только крошечные эпизоды, поскольку осуществлял режиссёрский труд. Просто на сцену очень хотелось.

Читать далее…30 августа.

Ждать Жить Ждать

С сегодняшнего дня альбом «Ждать Жить Ждать» доступен для прослушивания на Яндекс.Музыка.

888003471818.170x170-75

На других площадках и в продаже альбом появится 28 октября.
Однако уже сейчас есть возможность сделать предзаказ альбома на iTunes и Ozon.ru.
Пойте, друзья, пойте )

5 декабря.

Здравствуйте!
Когда прибыл в Москву из Нижнего, Москву завалило снегом, в Калининград из Москвы прилетел вместе с первым снегом. Я, конечно, многого на себя не беру, но лёгкое чувство вины ощущаю. Это не чувство вины за снег, а за чрезмерное его количество (улыбка).

Так много было всего за последние две с лишним недели. И было много по большей части хорошего. Была премьера «Прощания с бумагой» в Харькове и Киеве. Принимали прекрасно!!! Я только теперь начинаю привыкать к той радости, которую вызывает у публики этот спектакль. Но удивление остаётся. Всё же я совсем не рассчитывал на такую бурную реакцию на столь скромный, а именно так он мною понимается, монолог.

Читать далее…5 декабря.

10 октября.

Здравствуйте!
Ну вот, наконец-то, я могу хоть что-то сказать о том, что происходило со мной в последние три недели. Это были самые плотные, самые насыщенные и трудные, но, в итоге, точно самые счастливые дни в этом году. Мне удалось, или пришлось, сам уже не понимаю, отрепетировать и выпустить спектакль «Прощание с бумагой», а потом сыграть его восемь раз в Москве и в Санкт-Петербурге… Вчера вернулся домой. Но вернулся я домой из Тбилиси. То есть, после премьерных спектаклей в Питере я улетел на три дня в свой любимый город к любимым друзьям… Таким образом, я сам себе сделал подарок по случаю выхода нового спектакля. Однако, в Тбилиси я не только отдыхал. Точнее, я не столько отдыхал, как поработал. Но вот что я делал в Тбилиси… об этом я напишу отдельно и завтра.

Теперь о премьере…

Читать далее…10 октября.

«Прощание с бумагой», пресса

У спектакля «Прощание с бумагой» на самом деле не один, а два сюжета — общий и частный. Частный легко вычитывается из названия: Гришковец размышляет о том, как электронные носители информации вытесняют бумажные. Общий же не столь очевиден. Автор говорит о времени, о пустоте и о том, что технический прогресс для каждого отдельного человеческого существа — это приближение к небытию, потому что прогресс приходит со временем. А время это и есть осознание небытия. Поэтому Гришковец начинает рассказ со слов «никогда» и «навсегда» — и они потом откликаются воспоминанием о детском страхе перед чернотой в щели почтового ящика, да и той видимой чернотой, что просматривается в финале за шеренгой синхронно открывшихся за спиной Гришковца дверей. Да и смиренный, молчаливый уход героя в конце спектакля несет в себе что-то большее, чем просто прощание с бумагой.
Подробнее Роман Должанский в «Коммерсанте».

Читать далее…«Прощание с бумагой», пресса