9 марта.

Здравствуйте!
Послезавтра у меня спектакль в Киеве. Точнее у меня 11 и 12 два спектакля в столице Украины. Вчера пришлось проводить разъяснительную и успокоительную беседу с моей технической группой. Ребята выразили тревогу и опасения по поводу нашей поездки. Сначала я удивился, а потом понял, что решение по гастролям принимались когда Майданом ещё и не пахло, а подтверждались уже лично мною недавно, но без учёта мнений технического коллектива.
Ребят можно понять, у них, в отличии от меня нету друзей и знакомых в Киеве и других украинских городах. Они питаются только той информацией, которую получают из наших и только наших СМИ. Также ребята сказали, что очень волнуются нашими гастролями в Киеве их родные и близкие, которые также получают информацию из привычных им источников.
Думаю, что мне удалось их убедить в том, что поездка безопасна, что я сам не авантюрист, что у меня у самого семья и на рожон я не лезу. Я объяснил ребятам что в целом в Киеве та самая обстановка, к какой они привыкли и которую помнят по нашим многочисленным гастролям в этом прекрасном городе. А та картинка, которая намозолила нам глаза за последние месяцы всё же явление очень локальное.
Объясняя всё это ребятам я ещё отчётливее понял то как воспринимается сегодняшняя украинская жизнь подавляющим большинством моих сограждан…

Читать далее…9 марта.

20 января.

Здравствуйте!
Вчера и сегодня стоит у нас дивная солнечная, морозная погода. Позавчера днём появился вдоль берега ледок на озере. К вечеру его стало больше. В два часа ночи выглядывал в окно, видел, что льда много, но вода ещё темнеет по середине. А когда выглянул в четыре, закончив работу и перед тем, как лечь спать, тёмной воды уже не было, а озеро всё блестело гладким-гладким льдом.

Репетировал вчера «Осаду». Получил большое удовольствие. Ребята начали присваивать текст и очень интересно его обживают.
А я не перестаю удивляться. Эту пьесу я фактически сделал в 1994 году. Ей 20 лет. А она именно сегодня, сейчас имеет опять абсолютную свою живую актуальность. То, что сейчас происходит в Киеве, то, что творится в Украине… Вот, где сейчас можно было бы исполнять этот спектакль. Вот, где он звучал бы сейчас особым образом и остро.

Читать далее…20 января.

17 января.

Здравствуйте!

С ночи Калининград заваливает снегом. Ветра нет, снег кружится, и ложится ровно-ровно, гладко-гладко. Кружится, как внутри стеклянных шаров.

Продолжаю писать повесть. Пишу и пишу. А она всё не заканчивается. В очередной раз убеждаюсь, что некоторые литературные тексты заканчиваются сами собой или не желают заканчиваться. Я полагал, что повесть будет короче, а она всё длится, и герои всё не заканчивают свой разговор.

Пьесу, которую закончил в конце прошлой недели, отправил читать нескольким режиссёрам. Называть их не буду. Но также отправил её в издательство. Хочу издать пьесу отдельной тоненькой книжкой-брошюрой. Так, как это делалось когда-то, в те самые, Чеховские времена. Читать пьесы непросто. Некоторые вообще невозможно. Но эта читается и по-моему, вполне легко. К тому же, пока она дойдёт до постановки и дойдёт ли вообще. В пьесе же нет ни одного слова мата. Ни единого. Так что, для нынешнего контекста современной драматургии наша с Аней Матисон пьеса практически радикально контрапунктная.

Читать далее…17 января.

4 февраля 2010

Здравствуйте!

Сейчас произойдёт очень важное для меня событие! Впервые пьеса «Осада» будет представлена в виде текста, и кто-то её прочтёт. Это событие, конечно, исключительно личное и моё, но к нему я шёл долго.

Впервые спектакль «Осада» был показан зрителю в городе Кемерово в начале 1994. Шестнадцать лет назад!!! Страшно даже подумать. А придумал я «Осаду» ещё раньше. Вот только пьес я писать тогда совсем не умел и поэтому репетировал спектакль просто рассказывая актёрам истории и говоря им их реплики. Во многом вдохновил меня на этот спектакль актёр Женя Сытый. Те, кто интересуется кино могли его видеть в фильмах Бори Хлебникова «Коктебель», «Свободное плавание», а в «Сумасшедшей помощи» он просто сыграл главную роль. Но 16 лет назад Женя не был никаким актёром, он учился в Политехе, готовился стать шахтёром. Во многом «Осада» изменила его жизнь, и мне хочется надеяться, что не сломала её. Женя чертовски плохо запоминал тексты, очень их упрощал и адаптировал под себя. В итоге, он придал своему герою очень точную и верную интонацию. В Кемерово мы сыгради этот спектакль, может быть, раз пятнадцать, не больше.

А потом, через много лет, я решил принять приглашение О.П. Табакова что-нибудь поставить во МХАТе, ныне МХТ. Но ставил я спектакль всё-таки ещё во МХАТе, т.е. в Академическом театре (улыбка). Моё условие было таким: я прихожу в театр без пьесы. У меня есть идея спектакля, я всё про спектакль знаю, но пьесы в написанном виде не будет. Мне удалось быть убедительным. Актёры тоже не очень понимали, как можно будет репетировать спектакль без текста. Но за тридцать репетиций «Осада» была сделана.

Репетиции проходили очень весело. Мы хохотали беспрерывно. Хотя, для меня это была трудная радота, потому что мне нужно было запоминать огромное количество сымпровизированных актёрами текстов, а потом возвращать им их же импровизации для закрепления. К тому же, мне нужно было как бы обмануть актёров и дать им ощущение, что спектакль делается как бы сам собой. На самом деле он был тщательнейшим образом продуман, проработан и структурирован. Хотя все актёры привнесли в текст свои собственные краски, т.к. присваивали себе свои реплики полностью и произносили их так, как им было удобно и свойственно. Так что, всех, кто участвовал в этом спектакле, могу назвать отчасти соавторами пьесы. Это кемеровские Женя Сытый, Костя Галдаев, Сергей Наседкин, Саня Белкин, Максим Какосов. И два состава МХТ и Табакерки — это Сергей Угрюмов, Виталя Хаев, Андрей Смоляков, Игорь Золотовицкий, Паша Ващилин, Валера Трошев,Олег Соловьёв, и приглашённый отдельно на роль третьего воина Саша Усов. Именно 3-го воина я когда-то играл в Кемерово, да и на сцене МХТ два раза отметился в этой роли.

Ужасно люблю этот спектакль! Они идёт во МХТе, и является убедительным доказательством того, что тот способ и тот метод, которым я делаю свои моно работы вполне продуктивен. Что этот способ переложим и на других людей. Что такой способ сотворчества даёт внятный результат.

Пьеса, которую вы сможете прочесть, в композиционном и содержательном плане не претерпела никаких изменений. А вот опыт постановки спектакля в МХТ и длительнае жизнь этого спектакля насытили пьесу большим количеством живых деталей, которых когда-то в Кемерово не было. Ну а что-то неизбежно забылось за шестнадцать-то лет.

Текст я снабдил картинками. Это эскизы и рисунки Ларисы Ломакиной, которая делала декорацию и костюмы к московскому спектаклю.

Она же рассказала забавную историю. Дело в том, что вся сцена на этом спектакле засыпана чем-то. Зрители не видят, что это такое. На смом деле, это плотная коричневая бумага, которая называется крафт. Эта бумага не порезана, не порублена, а именно порвана на кусочки. Так порвать и помять её можно было только вручную. Лариса сказала, что один человек целый месяц, по пять дней в неделю, по восемь часов в день, рвал вручную эту бумагу. Он чуть не сошёл с ума. Но по другому добиться нужного результата было невозможно. Тот человек просто возненавидел театр как таковой, художников декораторов, а наш спектакль особенно. Он явился на премьеру очень злой. Но после спектакля улыбался и был счастлив.

Вот вам несколько фотографий со спектакля в МХТ. Читайте пьесу. Она небольшая. Приятных вам впечатлений. Жду откликов.

Ваш Гришковец.

ОСАДА

(вот здесь видно ту самую рваную бумагу)

текст пьесы «Осада» (для того, чтобы скачать текст пьесы надо пройти по ссылке и в левой части экрана у вас появится розоватое окошечко с надписью «доступные материалы для скачивания Осада.doc.zip2,3Mb» — именно на эту кнопку и нужно нажимать, чтобы скачать текст пьесы.Поддерживать или не поддерживать деньгами — дело абсолютно добровольное. Если есть вопросы на эту тему — пишите yutkina@gmail.com)

5 февраля 2010

Здравствуйте!

Прошу прощения и искренне прошу меня извинить за технические сложности и лажу, с которыми многим пришлось столкнуться при скачивании пьесы «Осада». Мы сами не ожидали, что так случиться, но мы разберёмся, и всё будет нормально. Ещё сожалею о том, что привёл цифры количества скачиваний пьесы и поступивших денег. Опять начитался обидных и по сути постыдных высказываний. Советов наслушался. Кто-то даже сподобился и поспешил обвинить меня в том, что я теперь всё про деньги да про деньги. Были и просто мерзкие и наглые выпады, гордящихся тем, что воровали и будут воровать. А мне почему-то кажется, что я в предыдущем тексте про деньги-то и не говорил. Говорил я о чём-то другом. Но у кого что болит, тот на то внимание и обращает. Ладно! Можно поговорить про птиц.

Пишу сейчас новую книгу и понимаю, что самым неожиданным образом у меня получается продолжение и развитие повести «Реки». Хотя, тема книги космически другая. Пишу и ухожу в подробности воспоминаний, в детальное воспроизведение давних событий, а потом при создании текста отбрасываю эти детали и пишу что-то из этих воспоминаний выросшее, но по сути с ними не связанное. Интересный, трудный и очень кропотливый процесс.

А вчера был такой день, который сильно напомнил начало марта в Сибири. Первые солнечные мартовские деньки, когда хочется идти по солнечной стороне улицы и чувствовать, что солнце не только светит, но и греет. Я уже почти 12 лет живу в Калининграде и в первый раз остро, на уровне замирания сердца, почувствовал, что мне сильно не хватает привычных и любимых мной сибирских птиц. Тех самых птиц, которые в фервале и в марте наполняли шумом и радостью дворы моего родного города.

Мне сильно не хватает синиц. Тех самых шустрых, желтогрудых и очень смелых. Тех, которым мы в морозы вывешивали за окно кормушки или кусочки сала. Приятно было смотреть на то, как они ловко клюют подвешенное сало и зачем-то иногда стучат клювами в стекло. Мне очень хочется увидеть снегирей, этих серых, с красной грудью птиц, которые появлялись в городе в самые сильные морозы, но всё-таки тогда, когда зима переваливала за середину. Я уже 12 лет не видел свиристелей, удивительных, хохлатых, но очень элегантных, довольно крупных и громогласных, которые, если бы не острый длинный клюв, были бы похожи на попугаев. Они прилетали в феврале и целыми стаями, приканчивали оставшиеся на деревьях крошечные, но сладкие от мороза ранетки и другие ягоды, те, до которых мы детьми добраться не могли.

В Калининграде много птиц. В частности меня, как моряка в прошлом, очень радуют летающие над городом чайки. Чаек здесь даже больше, чем голубей. В Калининграде шикарные вороны. Они намного крупнее сибирских, очень смышлёные, горластые, вредные и умные. Мне очень нравится одна знакомая ворона, которая живёт рядом с нашим домом дольше, чем мы в этом доме. Она часто сидит на одном и том же месте, на самой верхушке ели. Сидит и всё внимательно рассматривает. Подолгу сидит. Причём, видно, что она просто любуется, а ничем не промышляет. Сморит с ёлки, как старухи смотрят в окно. Иногда шалости ради эта ворона может напугать кошку. Наша ворона видит кошку, пулей падает вниз и над самой кошкой распахивает крылья и машет ими. Кошка или даже здоровый кот прижимается к земле от испуга, а потом удирает. Мне иногда кажется, что эта ворона похохатывает в этот момент. Осенью она подбирает упавшие с дерева грецкие орехи (в Калининграде они произрастают и даже вызревают), взлетает с орехом повыше и бросает его на асфальт, чтобы расколоть. Если орех не раскалывается, она делает это ещё несколько раз, и если он оказывается слишком твёрдым, она берёт другой. Мой сын Саша несколько раз подбирал разбитые орехи раньше, чем ворона. Вкусные орехи. А ворона точно умная. Это видно даже по её походке, когда она бродит по снегу.

В Калининграде много птиц. Уже прилетают скворцы. На морском побережье осталось зимовать довольно много лебедей. Весной прилетят аисты в огромном количестве. Цапли стоят в озерцах сразу за городской чертой. А уток на любом водоёме полным полно! Но почему-то в Калининграде мало или почти совсем нет воробьёв. Я ужасно соскучился по ватагам взъерошенных и беспрерывно мельтешащих воробьёв. В начале марта они в Сибири особенно активны, шустры и говорливы. Помню, в солнечные мартовские дни, когда солнце било в окно, а батареи топили ещё предельно сильно, необходимо было окрывать форточки, а воробьи так галдели, что приходилось музыку ставить громче обычного или телевизор. Чив-чив, чив-чив — и так беспрерывно целыми часами. Да ещё они устраивали драки, перепалки. Я так и хотел пойти их и разогнать, но это было невозможно. Они раздражали, выводили из себя и, казалось, очень мешали. А сейчас я понимаю, что я по ним страшно скучаю, мне их сильно не хватает. В мае из Африки вернуться соловьи. В Калининграде их много. А воробьёв мало. И не сбиваются они здесь в эти шумные ватаги, не устраивают потасовок.

Вчера проснулся утром от удивительно родного и дорогого мне звука — это был звук со звоном раскалываемых топором мёрзлых поленьев. Я даже ушам не поверил. Выглянул в окно, а там сосед во дворе колол дровишки. Замёрзшие берёзовые кругляки кололись легко, было видно, что соседу приятно их разбивать. И я понял, что я очень соскучился по привычным и любимым звукам. И сколько бы я ни прожил в Калининграде, как бы я ни любил этот город и как бы прочно в него не врос, я никогда не перестану быть сибиряком и никогда грецкий орех не станет для меня родным деревом. Этот орех радует меня даже сильнее, чем калининградцев. Для них-то он был знаком с самого детства. И большие яблоки на деревьях в августе для меня будут всегда чудом. А вчера захотелось не чуда. Вчера сильно захотелось воробьиной возни под окном.

Ваш Гришковец.

P.S. Вот, написал про птиц. Как видите ни о деньгах, ни о президенте, ни о современном искусстве ни слова (улыбка). Надеюсь, никто мне не станет советовать, как нужно лучше и точнее писать про птиц. (ещё одна улыбка с подмигиванием).