3 декабря 2009

Здравствуйте!

Спасибо за тёплые и важные по сути слова, которые вы мне написали… Даже те слова, которые говорят о том, что то, что мной было сказано, оказалось понятым очень упрощённо и прямолинейно… Всё равно спасибо. А то, что я это написал, возможно я обращался к самому себе. А вслух высказался для того, чтобы уж наверняка устоять перед соблазнами или не убояться (улыбка).

Любые аргументы по поводу того, что артист зарабатывает, как может, а если может, то должен, я отметаю и плюю на них. Есть примеры другого к этому отношения. Я давно знаю Игоря Золотовицкого. Познакомился с ним десять лет назад. Потом он репетировал и играл у меня в спектакле «Осада». Теперь мы вместе играем спектакль «ПоПо». Я всегда любил и уважал Игоря, но после одного случая я проникся к нему глубоким почтением.

Игорь часто ведёт разные капустники, театральные вечера, профессиональные театральные церемонии. Делает он это потрясающе легко, весело, искромётно и как-то совершенно по-своему неповторимо. И вот как-то мои друзья из города Кемерово, которых я сводил на «Осаду» и они были в восторге от Золотовоцкого, потом они ещё с ним пообщались, были совершенно очарованы… И вот пару лет назад они решили пригласить его провести юбилей их компании в городе Кемерово. Своё предолжение они озвучили мне, чтобы я поговорил с Игорем. Я был уверен в том, что друзья сделают всё достойно и наверняка заплатят весьма щедро. Мне было приятно позвонить Игорю и передать приглашение… К тому же я знал, что у Игоря сложности с ремонтом дачи, что он никак не может поменять какие-то трубы, что не хватает денег. Я знал, что он всё время занят в репертуаре, постоянно занимается своими студентами, а ещё, чтобы хоть как-то заработать, снимается в дурацких сериалах. Однажды он совершенно гениально пересказал суть сериала, в котором снимался. Он сказал, что снимается в очередном говне. Я спросил, о чём этот шедевр, и тут Игорь гениально пересказал кино и суть своей роли: «Понимаешь, я люблю её, она любит Глеба, а я Влад. Всё».

Игорь снимается во многих таких сериалах, ворчит по поводу этого, очень остроумно про это говорит, совершенно не гордится и даже стесняется своих таких работ. Так что, я думал, что существенные деньги от моих друзей ему будут полезны. А он выслушал меня и отказался. Он сказал, что очень мне благодарен, но предложение не примет. Когда я стал его убеждать в том, что мои друзья порядочные люди, он, опять же, выслушал и вновь отказался. Я спросил его, а как же он ведёт все эти капустники и церемонии… Он сказал: «Понимаешь, Женя, я же это веду среди друзей и коллег, мне за это либо ничего не платят, либо платят, как за работу в театре. Я не стану вести корпоратив. Во-первых, не хочу, во-вторых, я это не люблю и переживаю, а в-третьих, я очень люблю свою профессию, горжусь ею и мне за профессию будет стыдно, если я это сделаю. Так что, не вёл и вести не собираюсь». Как я был рад! Мне ещё приятнее стало работать с Игорем……… Ну, на эту тему всё.

А у нас сегодня радостное событие. Сегодня художник Рома Кулешов получил премию ассоциации книгоиздателей за оформление книги «Дредноуты», и с ним вместе такую же премию получил чудесный Пётр Ловыгин за оформление книги «Одновременно», и издательсво «Махаон» тоже получило приемию за эти книги. Ура!!! Это приятно, а главное, полагаю, очень спаведливо. А ещё очень рада Ира Юткина, которая, собственно, эти книги и придумала. Мне радостно это говорить, к тому же, премию получил не я. Ура, ура!!!

А послезавтра!!!!! В пять часов вечера в книжном магазине «Республика» в Лотте-плаза я буду подписывать новую книжку. Стартует продажа, будет автограф-сессия. В прошлом году 4 декабря вышла книга «Год ЖЖизни», в этом году 5 декабря выходит книга «Продолжение ЖЖизни». Это ещё один год жизни моего живого журнала. Книжка получилась увесистей, в ней больше фотографий. А ещё к ней будет приложен DVD диск, на котором впервые можно будет увидеть трейлер к грядущему фильму «Сатисфакция» и ещё кусок большого документального фильма, а лучше сказать, документального сериала, под названием «Без сценария». На диске, который будет приложен к книге, вы сможете увидеть закулисную историю предпремьерных дней спектакля «+1». Те события, которые описаны в книге можно будет ещё увидеть и воочию. Издатели обещали, что книга не будет стоить дороже трёхсот рублей. Они обещали!

В Калининграде такое солнце! Ни ветерка, прохладно и яркое солнце. Но надо лететь в пасмурную Москву… Надолго сейчас покидаю дом.

Ваш Гришковец.

10 ноября 2009

Здравствуйте!

Да-а-а! ЖЖ становится всё более значимой территорией. Я хоть и не интересуюсь блогосферой, но ощущаю это. Ощущаю хотя бы потому, что всё больше и больше спама вываливается среди комментариев. И этот спам такой изобретательный, хитроумный и вкрадчивый. Ох, и хитрые люди этим занимаются! Сначала это было в основном только порно, теперь ещё и какие-то новости. Причём, какие-то порноновости. Подчёркиваю, не новости порно, а именно порноновости (улыбка). Приходится следить и всё время вычищать эту дрянь.

Но я хочу сказать о другом… Вот сейчас держу в руках иллюстрированную книгу «Одновременно», и радуюсь. Хорошая получилась, тёплая книжка. Она получилась какая-то именно весёлая и тёплая. Мне она очень нравится. Могу так сказать легко и спокойно, потому что эта книга в основном результат не моей работы. Над этой книжкой вдумчиво и не торопясь работали мои друзья и коллеги.

Когда-то два года назад Ирина Юткина познакомила меня с работами [info]Петра Ловыгина. Из этого знакомства у Иры и Пети возникла идея этой книги. Два года Петя работал над иллюстрациями. Он фотограф и он сделал фотоиллюстрации. Для меня его иллюстрации были совершенно неожиданными. Я ждал каждой новой картинки и каждый раз радовался. А когда основное количество иллюстраций было готово, я вдруг понял, что Петя сделал иллюстрации к спектаклю. А соответствующего этим его работам написанного текста не существует. И я решил его написать.

Первоначальный, написанный почти десять лет назад текст, не соответствовал ни спектаклю, ни Петиным картинкам. Нужно было, не заглядывая в старый текст, и не просматривая видеозапись спектакля, а, ориентируясь на Ловыгинские иллюстрации, написать всё заново. Я это сделал. Потом была долгая работа по созданию макета книги. Великий и, несмотря на это, любимый Серж Савостьянов придумал обложку книги, всю эту работу спродюссировала Ира Юткина, и вот, в итоге, я сижу, листаю получившийся тёплый, оранжевый альбом, который, кажется, может светиться в темноте, и улыбаюсь.

Эта книга, понятное дело, большим тиражом не выйдет, потому что, к сожалению, стоит недешево. Со времени выхода иллюстрированной книги «Дредноуты» цены на печать сильно выросли. Боюсь, что новая книжка будет дороже «Дредноутов» рублей на 80-100, но… Нам удалось добиться того, что к книге будет бонус в виде DVD диска с несколькими видеоработами Пети Ловыгина, которые он сделал на музыку «Бигуди». В частности, там будет его клип на песню «На заре». Диск оформил и сделал сам Петя.

Я знаю, что кто-то уже эту книжку купил. Я уже получал отзывы. И хоть это и приятно, потому что отзывы хорошие, но главное, что она нравится мне самому. Я же текст там не читаю, а только смотрю картинки. И меня они радуют. Я думаю, что эту книжку можно какими-то частями можно рассматривать и читать с детьми. Я попробовал, получается (улыбка).

Не сочтите то, что я написал, за рекламу. Я саморекламой не грешу. Как-то неудобно. А вот своих друзей и коллег похвалить всегда готов и порадоваться за них тоже. Новую книжку ощущаю не как свою, а скорей как Ирину и Петину. Тем она мне и приятна.

А вот спам удаляйте. Ничего там хорошего. Дрянь одна. Хотя, хитроумно они просачиваются. Сволочи.

Ваш Гришковец.

12 мая 2009

Закончились первые премьерные спектакли. Переживаю странное, доселе не испытанное ощущение. Всегда после премьер меня мучили неудовлетворённость и недостаточное понимание того, насколько точно удалось исполнить задуманное. «Как я съел собаку» очень долго шёл к своему признанию и успеху. Если кто-то думает, что у спектакля был взрывной успех, то сильно ошибается. Мне удавалось играть его крайне редко, обычно для тридцати-сорока человек, и бесплатно. Причём зрителей на эти спектакли приходилось буквально затаскивать, заманивать и уговаривать. В Питере в начале 1999 года я участвовал в фестивале моноспектаклей «Монокль» и получил за это грамоту, а первые призовые места достались питерским артистам, которые читали Пушкина и Гоголя. Мне тогда сказали, что я, конечно, занятный, но надо бы поучиться. Меньше чем через год этот спектакль неожиданно и триумфально прозвучал на «Золотой маске», хотя вначале были попытки убрать его из программы под предлогом, что он якобы сделан давно.

После «ОдноврЕмЕнно» на меня многие махнули рукой: «С ним всё понятно!» «Дредноуты» и «Планета» имели такую плохую критику, что не хочется и вспоминать. А билеты на эти спектакли поначалу продавались со скрипом, вывезти их на гастроли казалось делом почти невозможным: всем нужна была только «Собака».

И вот у меня в первый раз – подчёркиваю, в первый раз – настоящая премьера, которую я ощутил как праздник и где, несмотря на волнение и ещё не очень свободное исполнение композиционно весьма сложно выстроенного текста, мне удалось осуществить задуманное… Но главное – я в первый раз ощутил, что спектакль долгожданен и что я ожиданий не обманул. У меня никогда не было таких оваций на премьерах, как в Питере и Москве. Я счастлив ещё и потому, что билеты раскуплены чуть ли не за два месяца и залы забиты битком в самые невыгодные для театра дни, то есть в майские праздники.

Да! И за все эти дни никто, и это тоже в первый раз, не стал сравнивать спектакль с моей первой и столь важной для меня работой «Как я съел собаку». Только критики, только они, родимые (улыбка).

Очень приятные были дни в Питере. День Победы… Я знаю, что очень обсуждался вопрос о сути некоей акции «Георгиевская ленточка». Знаю, что многие уважаемые мною люди весьма презрительно отнеслись к этой акции. Они усматривают в ней пропагандистские происки, пошлый, квасной патриотизм, лояльность к власти… Они видят в этом (и довольно справедливо) новую волну во многом ничем не оправданной национальной гордости. Последнее, пожалуй, действительно имеет место и может оттолкнуть и вызвать «аллергию»…

А вот я с удовольствием носил в эти дни георгиевскую ленточку, пропустив её в петлицу пиджака. К машине не привязал, так как сам не вожу. Носил ленточку по простым и очень личным причинам. Во-первых, ленточка красивая, во-вторых, для меня 9 мая – это праздник безусловный, в-третьих, лично мне есть кого помнить, а ещё я вижу, что многие люди носят эти ленточки просто из желания сказать: «Да! И для меня этот праздник важное, радостное событие. Видите, я тоже повязал эту ленточку, значит, мне тоже есть кого помнить, значит, я праздную вместе с вами, значит, я не одинок».

А ещё когда я был совсем мальчишкой, то есть мне было 19 лет, к нашему пирсу на два дня пришвартовался новый ракетный корабль, который шёл на Камчатку. Экипаж его был гвардейским, и ленточки на бескозырках у ребят с этого корабля, в отличие от наших, чёрных, были гвардейские, то есть георгиевские. Мне, мальчишке, казалось, что это ну очень красиво. И я тогда им позавидовал, как мальчишка, у которого чего-то красивого нету, завидует тому, у кого это есть. И с тех пор для меня георгиевская ленточка – это красиво (улыбка).

18 апреля 2009

Весь вчерашний день прошёл либо в дороге, либо в маяте ожидания вылета. Погода была для отъезда прекрасная: резко похолодало и периодически брызгал холодный дождик. В такую погоду самое то уезжать.

За шесть часов маяты в Мюнхене была сделана робкая попытка шоппинга в поисках подарков. Попытка оказалась неудачной, в магазинах и на магазинной улице слонялись толпы, и очень не хотелось быть частью этих толп. В итоге всё свелось к выпиванию большого количества кофе, который чуть было не потёк из ушей, и непомерному усилению желания поскорее вернуться на родину. Мюнхен здесь совершенно ни при чём, город как город. Такова суть ожидания. Так что возвращение в холодную Москву было таким, каким в идеале и должно быть возвращение на Родину.

В Констанце спектакль прошёл очень хорошо. Я постарался исполнить самый лирический вариант. Зрителей было человек сто двадцать. Зальчик рассчитан на сто, поставили дополнительные стулья. К счастью, исконных немцев было всё-таки больше, чем наших бывших граждан… Сразу же прошу не передёргивать! Это моё высказывание – не камень в огород эмигрантов. Просто последние годы я по большей части отказываюсь от поездок в Германию, даже на фестивали, по той причине, что сыграть для немцев не получается. Билеты раскупаются нашими бывшими соотечественниками, и исполнение спектакля с переводом становится тяжёлым испытанием, прежде всего для переводчика. А для меня это тяжело по причине ощущения бессмысленности происходящего, потому что за границей мы всегда будем исполнять спектакль с переводом, если в зале будет присутствовать хотя бы один не понимающий по-русски человек.
Приблизительно так пришлось играть в Ганновере, где в зале на пятьсот семьдесят мест было от силы человек тридцать немцев. А хочется же сделать такой вариант спектакля, который будет максимально понятен жителю другой страны и носителю другой культуры. Это интересная, азартная профессионально и человечески задача. Но в последнее время в Германии так не получается.

Забавный разговор случился у меня в первый день пребывания в Констанце. Там оказался мой старинный приятель, пишущий о театре и литературе человек. Он в первый раз был в Германии, да к тому же сразу оказался в таком красивом, игрушечном, ухоженном и невероятно умиротворяющем месте. Мы сидели на веранде у самого озера, выпивали прекрасное местное вино, в первый раз в этом году оставшись в одних футболках, потому что солнце было совершенно летнее… А вокруг цветы, бегают дети, бродят отдыхающие, мимо провезли целую вереницу счастливых людей в инвалидных колясках. Ну и прочие признаки благополучия и цветущего спокойствия. Мой товарищ сидел, задумавшись, и вдруг сказал: «Жень, ты хорошо помнишь „Незнайку на Луне“ Носова?» Я ответил: «Прекрасно помню и до сих пор понимаю, что именно из этой книги узнал про сущность капитализма, денег, про рынок ценных бумаг, акции, финансовые пирамиды и полицию…» А ещё я ему сказал, что те подружки Незнайки, которые у него были в Цветочном и Солнечном городе, – они были… ну, подружки, девчонки. А те, которые на Луне, были уже женщины. Причём такие… активные, и даже секси. Одна журналистка там чего стоила! Мой приятель выслушал меня и сказал приблизительно следующее: «Знаешь, у меня же было ощущение в детстве, когда я это читал, что мы-то как раз из Цветочного города и что хоть у нас и скучновато, но мирно, доброжелательно, честно, предсказуемо и у всех нежные друг с другом отношения. А на Луне мир чистогана. Так вот, у меня сейчас сильное ощущение, что именно здесь Цветочный город, вот тут ходят Пончики, Сиропчики, Знайки… Вон доктор Пилюлькин пошёл. А также художники Тюбики и музыканты Гусли – все они тут. А у нас теперь та самая Луна в самом махровом своём состоянии». Я подумал и очень посмеялся точности того, что он сказал. И хоть, вообще-то, он впервые сидел в таком райском месте и всё совсем не так просто… Но у нас-то точно теперь та самая Луна, с полицейскими Биглями, Пшиглями, Жриглями, со Спрутсами и Скуперфильдами, очень много разнообразных Миг и Жулио и прочих прохвостов. Именно у нас повсюду акционерные общества Гигантских Растений, а уж про Остров Дураков я умолчу, а то кто-нибудь тут же подумает, что я опять говорю про фильм «Обитаемый Остров».

16 апреля 2009

Второй день пребываю на берегах Боденского озера в городе Констанце. Сегодня вечером сыграю спектакль в крошечном театре. Здесь совсем лето. Сейчас в Германии время школьных каникул, поэтому в курортном Констанце полно праздношатающихся. Тихо, спокойно, озеро прекрасно, горы, окружающие его, тоже. Некогда в городе Констанце родился граф Цеппелин, поэтому над ним постоянно летает дирижабль. Констанц – городок маленький, тихий и старинный. Ехали мы в него из Мюнхена четыре часа, хотя расстояние сравнительно небольшое, километров двести пятьдесят, потому что в него нет прямоезжих дорог. Небольшой участок скоростного автобана, а дальше нужно было ехать через какие-то деревни, поля, мимо сплошных виноградников, то есть через немецкую глубинку.

Юг Германии прекрасен. Без роскоши, как везде здесь, толково, продуманно и без излишеств. Спектакль я играю в рамках программы местного театра, которая называется «Русские идут». Программа очень странная, собранная явно спонтанно. На буклете написано: «Россия»… А ещё на нём фигурирует, разумеется, матрёшка, но не просто матрёшка, а нераскрашенная. Представьте себе матрёшку, ещё не покрытую ни краской, ни лаком. Но при этом у неё из головы течёт кровь. И весь буклет оформлен матрёшками либо с этикеткой московской водки, либо с глазами Путина, либо ещё с какой-нибудь подобной глупостью.

Не надоест же им последние двадцать лет всё, что связано с российским кино, литературой или театром, оформлять подобными сюжетами. Как же это глупо! В программке, кстати, фигурирует, спектакль «Планета», поставленный по моей пьесе местным театром, а также спектакль «ОдноврЕмЕнно», который я сегодня исполню. При чём здесь окровавленная матрёшка – я не понимаю. Правда, в программе есть ещё и «Терроризм» братьев Пресняковых и ещё что-то из той же серии.

Неужели наши авторы не догадываются о том, что те страшилки, которые они стряпают, воспринимаются в Европе, куда они рвутся, чуть ли не как документ нашей жизни. Интересно, что они испытывают, показывая свои не бог весть какие из пальца высосанные истории тихим и мирным бюргерам? Нравится ли им их пугать? Наверное, нравится, потому что именно такие деятели, как братья Пресняковы, Клавдиев поддерживают у европейской публики образ окровавленной матрёшки. Видимо, это приятно: на берегах Боденского озера, в маленьком курортном городке, посмотреть что-то страшное про далёкую Россию и подумать: «слава Богу, у нас всё хорошо и к нам это не имеет никакого отношения».
А здесь действительно прекрасно. Скалистый берег и скалы такие, словно их вытёсывали гномы. Снуют по озеру яхты и белые кораблики, лебеди, утки и другие водоплавающие. Всё в цвету. Приятная южная немецкая речь, намного мягче звучащая, чем северная. Вкусное баденское вино, которое можно попробовать и выпить только здесь, оно не экспортируется по той причине, что здесь же и выпивается. За два дня русской речи почти не слышали… И конечно же, кровавой матрёшкой можно несколько расшевелить местную публику. Сегодня вечером буду убеждать пришедших на спектакль немцев в том, что наш театр не только про кровь и матрёшек (грустная улыбка).