2 апреля.

Здравствуйте!
Пятого апреля вместе со сборником «Боль» выйдет и поступит в продажу отдельной книжкой пьеса «Уик Энд» или «Конец недели». Над этой пьесой я долго думал, больше полутора лет, и почти год с перерывами, по отдельности и вместе мы работали над ней с Анной Матисон. Получилось объёмное для пьесы произведение в двух актах. Издать её отдельной маленькой книжкой было исключительно моим решением. Зачем я решил это сделать?…

Я решил издать эту пьесу отдельной книгой, потому что у меня нет особой надежды на то, что эта пьеса будет в ближайшее время поставлена в Москве и Санкт-Петербурге. А то, что её поставят в провинции нет вовсе никакой надежды.

Читать далее…

3 февраля.

Здравствуйте!

А в Калининграде резко потеплело. Ещё вчера ночью пошёл дождик, утром воздух наполнился запахами талого снега и оттаивающих веток, снег потяжелел и потемнел. В городе стало неприглядно, слякотно…

Сейчас за окном звуки текущей по крыше воды и шумы струй доносятся из водосточных труб и желобов. Птицы запели, залетали быстро. Соседи убирают с дома новогодние гирлянды. Мы тоже решили убрать. Да и ёлку разберём. Хватит.

Сейчас в окно не так приятно смотреть, как приятно его приоткрыть и нюхать. Запахи так и вьются, так и роятся. Пока ещё тонкие, не яркие и не мощные. Но приятные и радостные.

До весны ещё, конечно, далеко. Но ясно, что по крайней мере, в Калининграде уже сильных морозов и господства зимы не будет.

Если говорить о запахах, то очень интересно пахнет зимой Корфу.

Прилетели на остров и вышли из самолёта мы довольно поздно. Было темно и практически ничего не видно. Зато запах стоял сильный и для меня необычный… Да что там необычный, я такое нюхал в первый раз.

Читать далее…

17 января.

Здравствуйте!

С ночи Калининград заваливает снегом. Ветра нет, снег кружится, и ложится ровно-ровно, гладко-гладко. Кружится, как внутри стеклянных шаров.

Продолжаю писать повесть. Пишу и пишу. А она всё не заканчивается. В очередной раз убеждаюсь, что некоторые литературные тексты заканчиваются сами собой или не желают заканчиваться. Я полагал, что повесть будет короче, а она всё длится, и герои всё не заканчивают свой разговор.

Пьесу, которую закончил в конце прошлой недели, отправил читать нескольким режиссёрам. Называть их не буду. Но также отправил её в издательство. Хочу издать пьесу отдельной тоненькой книжкой-брошюрой. Так, как это делалось когда-то, в те самые, Чеховские времена. Читать пьесы непросто. Некоторые вообще невозможно. Но эта читается и по-моему, вполне легко. К тому же, пока она дойдёт до постановки и дойдёт ли вообще. В пьесе же нет ни одного слова мата. Ни единого. Так что, для нынешнего контекста современной драматургии наша с Аней Матисон пьеса практически радикально контрапунктная.

Читать далее…