3 февраля.

Здравствуйте!

А в Калининграде резко потеплело. Ещё вчера ночью пошёл дождик, утром воздух наполнился запахами талого снега и оттаивающих веток, снег потяжелел и потемнел. В городе стало неприглядно, слякотно…

Сейчас за окном звуки текущей по крыше воды и шумы струй доносятся из водосточных труб и желобов. Птицы запели, залетали быстро. Соседи убирают с дома новогодние гирлянды. Мы тоже решили убрать. Да и ёлку разберём. Хватит.

Сейчас в окно не так приятно смотреть, как приятно его приоткрыть и нюхать. Запахи так и вьются, так и роятся. Пока ещё тонкие, не яркие и не мощные. Но приятные и радостные.

До весны ещё, конечно, далеко. Но ясно, что по крайней мере, в Калининграде уже сильных морозов и господства зимы не будет.

Если говорить о запахах, то очень интересно пахнет зимой Корфу.

Прилетели на остров и вышли из самолёта мы довольно поздно. Было темно и практически ничего не видно. Зато запах стоял сильный и для меня необычный… Да что там необычный, я такое нюхал в первый раз.

Подробнее…

17 января.

Здравствуйте!

С ночи Калининград заваливает снегом. Ветра нет, снег кружится, и ложится ровно-ровно, гладко-гладко. Кружится, как внутри стеклянных шаров.

Продолжаю писать повесть. Пишу и пишу. А она всё не заканчивается. В очередной раз убеждаюсь, что некоторые литературные тексты заканчиваются сами собой или не желают заканчиваться. Я полагал, что повесть будет короче, а она всё длится, и герои всё не заканчивают свой разговор.

Пьесу, которую закончил в конце прошлой недели, отправил читать нескольким режиссёрам. Называть их не буду. Но также отправил её в издательство. Хочу издать пьесу отдельной тоненькой книжкой-брошюрой. Так, как это делалось когда-то, в те самые, Чеховские времена. Читать пьесы непросто. Некоторые вообще невозможно. Но эта читается и по-моему, вполне легко. К тому же, пока она дойдёт до постановки и дойдёт ли вообще. В пьесе же нет ни одного слова мата. Ни единого. Так что, для нынешнего контекста современной драматургии наша с Аней Матисон пьеса практически радикально контрапунктная.

Подробнее…

13 января.

Здравствуйте!
Сегодня передал законченную пьесу издателям и на прочтение нескольким людям, чьё мнение мне важно и дорого. Пьесу «Уик энд» закончил как раз в выходные. Никак не мог оторваться от работы, перечитывал и перечитывал сложный для анализа текст. Для меня пьеса, состоящая из 12-ти персонажей и 2-х актов – совершенно новый и неизведанный этап. Но всё. Работа над этим закончена, теперь все силы брошу на повесть.

Как-то уж слишком быстро мелькают дни. Они и так-то коротки и не особенно солнечны. А когда сидишь по многу часов за рабочим столом, то только диву даёшься… Начал страницу, было ещё светло, а закончил её – уже темно.

Подробнее…

9 января.

Здравствуйте!
Случилось радостное и долгожданное событие. Анна Матисон наконец-то прислала окончание, а точнее, второй акт той пьесы, над которой мы так долго работали. Работали урывками, с большими перерывами, но всё же вдумчиво и с интересом. Однако, работа затянулась. Мы всё откладывали сроки окончания и всё в эти сроки не укладывались. И вот, наконец-то, держу в руках оконченный черновой вариант. Анна проделала удивительную работу: сложную и кропотливую. Мы несколько раз встречались, она прилетела ко мне в Калининград, мы сидели вместе и прорабатывали пьесу.

С самого начала, как замысел этой пьесы пришёл мне в голову, я тут же понял, что без Ани не справлюсь. Пьеса задумалась многофигурной и многослойной. А я в многофигурном материале не силён. Мне очень сложно писать драматургический материал, когда на сцене присутствует и говорит больше трёх человек. Аня же может, кажется, написать пьесу, в которой будет одновременно говорить целый академический хор.

Подробнее…

3 февраля 2010

Здравствуйте!

Большое спасибо вам за отклики на мою пьесу. Она так долго ждала своего читателя. Вот дождалась. И я очень рад тому, как вы её приняли. Хотя откликов было немного.

За два дня пьесу скачали четыре с половиной тысячи человек, а прочли, наверняка, ещё больше. Здорово! Это правда меня очень, очень радует. Жаль только что были какие-то технические сложности со скачиванием, и не у всех получалось заплатить. К сожадению, я в этом совсем ничего не понимаю, но поверьте, те, кто понимает, следили за этим и продолжают следить.

Если помните, какое-то время назад я поднял тему бесплатного скачивания всего на свете из интернета. Было много глупых оправданий, много злобных претензий, а также звучали извинения и робкие разумные слова. Я тогда прочёл ещё и массу довольно бессмысленных советов. Потому что каждый совет был проверен специалистами на возможность его реализации. Но вот вам простая и очень внятная информация: За два дня пьесу скачало более 4000 человек, а денег поступило 200$, из которых 50 $ заплатил один человек. Вот такая арифметика.

Поверьте, я совершенно не намерен был обогатиться за счёт этой пьесы и за счёт выкладывания её в интернет. Но просто приведённые мною цифры наглядно показывают и убеждают меня в нецелесообразности, а точнее сказать, в невозможности выпуска видеоверсии спектакля «+1», а также лишают возможности работать над аудиокнигами. Я просто не могу физически и экономически себе это позволить. Пьесу написать могу, т.к. это только бумажка и ручка. Да к тому же, потом она выйдет в книге и хоть как-то оплатит мой труд. Что ж, будем ждать повышения внутренней культуры, более строгого законодательства и новых технических средств защиты (улыбка).

А за отклики, за интерес и внимание к моей пьесе и за благодарность большое вам, искреннее спасибо. Ещё раз поверьте, я не ругался….

А ещё мне из Кемерово прислали кусочек записи пятнадцатилетней давности. Я и не знал, что такая запись существует. А она, оказывается, есть и бережно хранится. (Митяй, огромное тебе спасибо!)

Можете увидеть кусочек первого варианта «Осады», который был сделан в театре «Ложа» Кузбасского технического университета. На этой записи в рупор кричит Костя Галдаев, а ещё на сцене Сергей Наседкин и … я. Запись старая, но кое-что видно. Я когда её увидел, по-стариковски прослезился.

А Калининград всё засыпает и засыпает снегом. В такие дни совершенно невозможно себе представить, что этот снег когда-нибудь растает, и мы сможем ходить по тем же самым улицам, по которымсейчас из-за снега даже проехать сложно, в босоножках, шортах, и будем изнывать от жары.

Но как же хорошо пишется в такие дни. Не думал, что новая книга, к которой я так осторожно подбирался, вдруг так активно и хорошо пойдёт. Пишу и пишу! Очень хочу до первых гастролей успеть написать как можно больше. Пока не скажу о чём пишу. Не потому что боюсь чего-то там спугнуть, а просто замысел так сложно сформулировать, и он такой странный, что пока говорить не буду. Просто буду писать.

Ваш Гришковец.