Кёнигсберг — odnovremenno.com

8 ноября.

Здравствуйте!
Я очень стараюсь не участвовать в глупых затеях. Но периодически попадаюсь на удочку и приманку. Приманка всегда выглядит как что-то благое и нужное… Вот в очередной раз недавно попался на журналистскую удочку…

Здравомыслящие люди знают о сути пропаганды, они подвергают известному сомнению сообщения разнообразных СМИ, как наших, так и не наших, помнят, что правда посередине, стараются сопоставлять факты и делать собственные выводы. Но бывают случаи, когда это сделать практически невозможно, то есть нет возможности проверить увиденное по телевизору или прочитанное в газете. А также бывают случаи, когда журналисты создают несуществующую реальность, некое иное бытие, которое если и не берётся целиком и полностью на веру, то оставляет странное впечатление, а то и способно заронить серьёзные сомнения.

Как раз случай с созданием несуществующей реальностью и проблемой был сделан и представлен зрителям каналом Россия 24 в одном просто репортаже и в аж Специальном репортаже о, так сказать, сепаратистских и пронемецких настроениях, которые давно зародились и зреют в Калининграде и Калининградской области.

Первый такой репортаж вышел летом. (Авторов и участников этих репортажей я называть не буду. Калининградцы их и без того знают, а не калининградцам их знать не надо, много им чести.) В том репортаже журналист на фоне мирного города и на фоне спящих руин немецкого форта рассуждал о том, что вроде бы всё в городе хорошо, и пронемецких настроений всерьёз не замечено, но в то же время эти настроения зреют и многие калининградцы этим настроениям подвержены. Также он взял несколько интервью у небезызвестных в Калинингрде городских сумасшедших и юнцов, которые декларировали явно экстремистские взгляды. И те, и другие говорили, как очевидно малограмотные и дремучие люди. Однако журналист взял интервью и у грамотных людей. Но так ловко их высказывания обрезал, что возникло ощущение, что эти люди разделяют тревогу и видят основания беспокоиться о сепаратистских и пронемецких настроениях, царящих в калининградском обществе. В том репортаже, конечно же, был использован и ветеран, который был явно чем-то возмущён. Чем? А тем, что ему показали, что на одном из домов на улице имени героя Советского Союза знаменитой лётчицы Марины Расковой есть дом, на котором висит табличка с историческим немецким названием этой улицы. Да ещё табличка написана неоготическим шрифтом. То есть, шрифтом, который был официальным и нормативным для города Кёнигсберга. Очевидно, пожилому человеку, ветерану войны, подали это, как нечто унижающее достоинство победителя и как попытку возрождения того, с чем он когда-то воевал.

А на самом деле?… Этот дом на улице Марины Расковой многие-многие годы ветшал, разрушался, с него осыпалась черепица, из его подъезда были украдены исторические светильники… Когда-то, я помню, в маленьком окошке лестничной клетки этого дома ещё были старые витражи. Потом и их либо разбили, либо растащили. Но дом более и более похожий на печальную руину всё равно был украшением улицы и напоминанием о прежнем дивном её облике. Только очень печальным напоминанием. Этот дом числился и числится памятником архитектуры. Вот только памятником он прежде был брошенным и несчастным.

Подробнее…