2 ноября.

Здравствуйте!
На прошлой неделе был на гастролях в Крыму. Пять дней провёл на полуострове. Ровно год не был. Нынче, хоть и погода была похуже, но понравилось мне существенно больше. Получил настоящее удовольствие от гастролей и пребывания в Симферополе, Севастополе и Ялте.

Нет, нет! Никаких разительных изменений с прошлого года в лучшую или худшую сторону я не увидел. Только, пожалуй, набережная в Ялте стала или становится такой, как и должна быть. Всё же остальное находится приблизительно в том же состоянии, что и год назад. Где-то дороги сделали, но где-то они стали похуже. Что-то разобрали, что-то достроили. В аэропорту видно проведение каких-то грандиозных работ, похоже, что делают ту самую новую взлётную полосу, которая необходима.

Те масштабнейшие работы, которые регулярно показывают в новостях, то есть, новая трасса и Крымский мост, всего этого не увидеть, если не ехать туда специально. В той части Крыма, в которой был я ничего грандиозного не происходит.

А что же мне тогда понравилось больше, чем в прошлом году?

А мне понравилось то, что нынче никто со мной не говорил и не собирался говорить на тему, которая в прошлый мой приезд у всех была на устах, которая поднималась в любом разговоре. То есть, тема недоумения и обманутых ожиданий. Тема удивления тем, как новая федеральная власть распорядилась мощным патриотическим порывом людей, которые с радостью решили стать гражданами России.

В прошлом году многие жаловались на то, что разочарованы теми чиновниками, которых прислали из Москвы и теми местными руководителями, которых оставили на властных постах. Ну и так далее, и так далее.

Читать далее…2 ноября.

Крым мой.

Здравствуйте!
Вчера вернулся из Крыма. Был на этом, во всех смыслах, уникальном полуострове, который для России сейчас вполне остров, пять дней. Сыграл три спектакля. В Симферополе, Ялте и в Севастополе. Общался, знакомился, разговаривал с людьми. Со многими людьми, и много говорил… Точнее, старался по большей части слушать.
В российском Крыму я был впервые в жизни. Мне всё было и продолжает быть интересным. Впечатлений масса. В голове каша. Пытаюсь привести всё услышанное, увиденное, понятое и непонятое в какой-то порядок. Но пока не получается. Скажу только о самых первых впечатлениях.

Прилетел из Москвы в Симферополь ближе к вечеру. Уже темнело. Всё время, пока снижались, смотрел в иллюминатор. Но облачность была низкая, так что ничего я не разглядел. А хотелось увидеть что-то определённо новое, бросающееся в глаза. Последний раз прилетал и улетал из Симферополя в октябре 2013 года. За это время так много всего стряслось и изменилось, что хотелось увидеть наглядные признаки этих изменений. Не удалось.

Пока самолёт катился к зданию аэропорта, а это в Симферополе долго, уж так устроен местный аэропорт, увидел строительство новой взлётной полосы и активную, живую стройку здания нового аэропорта. Сам аэропорт остался прежним, разве что обтёрся и слегка обветшал за время моего отсутствия. Ну и, конечно, реклама изменилась.
Пока получал багаж, совсем стемнело. Выезжали из Симферополя в Севастополь уже затемно.

Я надеялся почувствовать под колёсами машины новую, хорошую дорогу. О том, что в Крыму активно строятся дороги, говорится много. И глава Крыма уверенно утверждал, что деньги на дорогу осваиваются.

Езды из Симферополя до Севастополя около ста километров. Ехали два часа. Участков свежего асфальта повстречалось довольно много. Дорогу эту я знаю хорошо, в сущности, она не изменилась. Она не стала шире, новый асфальт положен старым методом, то есть, ненадолго. Признаки ямочного и какого-то лоскутного ремонта повсюду, но это вовсе не то, что я ожидал увидеть. В трёх местах по пути проехали круглосуточно ведущиеся дорожные работы, которые усложняли движение и накапливали пробки. Техника не новая и не старая, а какая была. Мужики жгли огонь в каких-то бочках, что-то плавили, работали как-то уныло и вяло.

Всю дорогу я расспрашивал водителя о житье-бытье. Он сначала напрягался и старался отвечать уклончиво, а потом, как нормальный крымчанин, то есть, южный человек, разговорился. Я спросил его о новшествах и о том, что смогу увидеть воочию в Севастополе. Он сказал, что ничего особенного я не увижу, потому что ничего особенного и нет. Всё, как было.

Читать далее…Крым мой.

18 ноября.

Здравствуйте!
Скоро, уже совсем скоро полечу на гастроли в Крым. У меня три спектакля. В Симферополе, Севастополе и Ялте. Не был в Крыму больше трёх лет. Отправляюсь на эти гастроли с огромным интересом и сильнейшим любопытством.
Летом и осенью 14-го года меня активно звали поехать в Крым со спектаклем, с концертом – с чем угодно. Звали не из Крыма, а звали те, кто организовывал бесконечные фестивали и праздники на присоединённом полуострове. Потом было довольно много предложений сниматься в Крыму. Если уж мне, не самому востребованному в России артисту, прислали с пяток сценариев, где главным действующим лицом являлся Крым, а остальное было не очень важно, то представляю, сколько таких сценариев находилось в разработке.

Я от всего отказывался. Отказывался по многим причинам. В первую очередь мне было непонятно – где и что мне можно исполнять. К тому моменту я сыграл в Крыму все свои спектакли, а новый «Шёпот сердца» был не готов. Во- вторых, было понятно, что никто всерьёз организовывать мои гастроли там не собирается и зовут меня за компанию. В-третьих, я за компанию и в общей толпе куда-либо ездить или шагать не готов…

А ещё тогда бурлили такие ужасные страсти, так много вокруг этого было эйфорийной радости с одной стороны, и лютого гнева с другой, что не хотелось подливать масла ни в один, ни в другой огонь.

Какое-то время я не знал, с кем работать в Крыму, и кто может взяться за организацию гастролей. Прежде организаторы моих спектаклей в Севастополе и Симферополе были мои давние украинские партнёры.

Ещё потом я не стал спешить с поездкой в Крым, потому что понимал, что для многих и многих моих украинских читателей и зрителей крымская тема болезненна, чувствительна и крайне обидна. Я полагал, что страсти улягутся… Не окончательно, не вполне… А просто слегка улягутся, и тогда можно будет, никого не обижая, поехать и просто сыграть спектакли.

Читать далее…18 ноября.

29 ноября.

Здравствуйте!

В последнюю неделю у меня очень оживилась переписка с моими крымскими друзьями-приятелями. Переписка нерегулярная, она периодически прерывалась и прерывается: то я еду между городами или лечу куда-то, то у них разряжается телефон и нет возможности зарядить, а то попросту отсутствует интернет. А переписка-то идёт всё какая-то остроумная, весёлая, даже, скорее, жизнерадостная.

Все мои крымские друзья-приятели в Крыму остались. Никто за последнее время, после известных событий, не переехал на материк в Россию или Украину. Знакомые украинские военные моряки теперь либо гражданские, либо моряки российского Черноморского флота. Я перестал с ними активно переписываться по причине их постоянного ворчания.

Они прям-таки изворчались после того, как Крым стал российским. Ворчали, мол, хотели совсем другого, кто-то вовсе ничего не хотел менять, кто-то сначала сильно обрадовался, а потом разочаровался. Но большинство ворчали по поводу трудностей, высоких цен, гадкого руководства Крыма и тому подобное. То есть, нормальное наше ворчание.

Читать далее…29 ноября.

3 сентября.

Здравствуйте!

Лето закончилось. Всё. Звонят друзья, приятели, которые на лето потерялись. Возвращаются, хотят встречаться. Последние дни только и отвечаю на вопрос: «Как дела? Как сам? Как семья?» Я говорю им: «Всё хорошо…, если бы не Украина».

У меня действительно всё хорошо. Я провёл лето с семьёй и было много радостей. Я пишу новый спектакль и чувствую, что получается. В субботу женился младший брат Алёша. Женился на хорошей и любимой им барышне. У них у обоих есть работа и перспективы. Старшая Наташа перешла на второй курс. Сын Саша идёт в 4 класс. Маша загорела и вытянулась за лето. Родители были на свадьбе счастливые. Все здоровы. Всё хорошо!

Я как мантру твержу про себя: «Всё хорошо, всё хорошо, всё хорошо». Я уговариваю себя, убеждаю: «Всё хорошо». Но не могу отогнать, хоть на время забыть и не чувствовать тревогу и какую-то душную тоску. Я смотрю на детей, который занимаются своими чудесными детскими делами, не обращая внимания на работающий телевизор, по которому изо дня в день идут только военные новости, и сердце холодеет и сжимается от тревоги и тоски. От страха за них и за тот мир, который их ждёт, тот мир, в котором я не смогу их защитить, мир, который рушится и рвётся прямо сейчас. Рушится безвозвратно.

Я чувствую свою полную беспомощность и вижу свои слабые руки… слабые, чтобы уберечь и защитить даже самое дорогое и любимое.

А дома всё хорошо… Хорошо кроме новостей в телевизоре. И, значит, не хорошо.

Читать далее…3 сентября.