23 июня.

Здравствуйте!
Сын Саша вернулся из Артека. Как нормальный тринадцатилетний человек, он не особенно словоохотлив на тему, как он провёл смену в лагере. То есть рассказывает не очень. А в целом весьма доволен. Он не в первый раз летал куда-то один и не в первый раз был, что называется, в лагере. В его девять лет мы отправили сына в Казахстан в скаутский лагерь одного, без сопровождения. И в результате получили уже весьма самостоятельного и повзрослевшего человека. Это я к тому, что Саше есть с чем сравнивать Артек.

Что-то в Артеке Саше очень понравилось, что-то вызвало сомнения, недоумение, а что-то откровенное непонимание и несогласие. Например, он не был согласен с тем, что им в один из дней пришлось больше двух часов на солнцепёке ждать приезда каких-то депутатов-не депутатов, Саша не очень понял, которые задерживались, а приехав сказали небольшую и совершенно ненужную юным людям, приехавшим за приключениями к морю, речь. Мой сын был возмущён именно этим.

Дискотека ему не понравилась. Он как человек с уже начинающими пробиваться усами чего-то ждал от дискотеки, но был разочарован. В подробности об этом не стал вдаваться, просто сказал «отстой» и всё.

Но главное – он был среди сверстников, был этим увлечён, был в концентрированном детско-юношеском состоянии, без родителей, наслаждался летней жизненной свободой и в полном восторге от того что видел.

Для него самого было неожиданностью, что он будет сильно впечатлён ботаническим садом и удивительными растениями. Он ходил на Аюдаг, на который я поднимался вместе с отцом, когда мне было четырнадцать. Тогда я страшно завидовал артековцам и, глядя с горы на знаменитый лагерь, чуть не до слёз хотел там оказаться.

Саша побывал в разных дворцах. Каждый вечер любовался Адаларами. Искупался в ещё прохладных июньских, но абсолютно стопроцентно культовых водах Чёрного моря, которое омывает берег Артека.

Артек для нашей семьи нечто особенное. Дело в том, что мой дед Борис Васильевич Гришковец был первым пионером Кузбасса, который побывал в Артеке. Это с ним случилось то ли в тридцатом, то ли в тридцать первом году. То есть в том самом возрасте, в котором его правнук туда съездил нынче.

Читать далее…23 июня.