2 декабря.

Здравствуйте!
Думал-думал, как и что можно написать о своих китайских впечатлениях, о знакомстве с людьми, о тех вопросах, которые задавали мне первые китайские читатели моей книги… Что я ощутил, находясь в Пекине, то есть, в самом большом городе, в каком я побывал в жизни… Что могу я сказать о коротком прикосновении к чему-то огромному, многоликому…
Я понял, что пока не могу ничего сказать. Рано. Надо будет поехать ещё, чтобы прояснить собственные ощущения и самому задать вопросы, которые пока не удалось сформулировать. Вот съезжу ещё и тогда что-то напишу. К тому времени, думаю, людей, которые прочли мою книгу, станет больше, и у них ко мне появятся и сформулируются какие-то новые вопросы.

В прошлый раз писал про Кавказ, на котором побывал, но гор не видел… Зато в Китае я видел Великую китайскую стену. Я даже побывал на ней.

На Великой китайской стене я побывал в день отъезда. Точнее, в день вылета. Самолёт мой улетал ночью, и Фу Пиньси очень хотел напоследок вывести меня из Пекина, показать Великую китайскую стену, а после этого свой дом. Именно в такой последовательности. Стена от Пекина недалеко. Существенно меньше 100 км. Но основные трассы из-за саммита АТЭС были перекрыты. На вспомогательных трассах были пробки, Пиньси нервничал, сомневался, что мы успеем осуществить всё намеченное. Он нервничал по-настоящему, развеяв миф о пресловутой восточной сдержанности и закрытости. То есть, оказался, понятным и близким человеком, который может моментально взорваться, и также быстро остыть.
Из-за дорожных сложностей ехали довольно долго. Ехали по маршруту, по которому проехали миллионы и миллионы туристов. Это же была дорога из Пекина к Великой китайской стене.

Честно говоря, я не очень хотел ехать. Не хотел быть одним из тех самых миллионов, только чтобы отметиться прикосновением к одному из символов величия и могущества человека. Я плохо себя чувствую в толпе туристов и не люблю делать очередные плохие снимки чего-то знаменитого, много раз снятого хорошо профессиональными фотографами. Но Фу Пиньси считал, что посещение Великой стены – это дело важное и практически обязательное. Я ни секунды не спорил. Поэтому и поехал.

Читать далее…

27 ноября.

Здравствуйте!
Сегодня ночью вернулся домой. Не был дома больше месяца. А это уже такой срок, когда замечаешь, как изменились дети…
Улетал – ещё все деревья были зелёно-золотые, в садах краснели яблоки, было тепло и радостно. А теперь всё опустело, голые деревья, тоненькие ветки чернеют, и лежат в садах у нерадивых хозяев гнилые, раскисшие яблоки. Грустно. И даже хочется снега. Особенно детям.

За этот месяц я побывал в столь разных местах, что впечатления похожи на кучу цветных лоскутков, из которых очень хочется сшить полотно, но непонятно, как сложить эти лоскутки, как собрать эту мозаику во что-то цельное.
Очень хотел начать по свежим следам что-то писать о поездке в Пекин, о презентации книги и о многочасовых беседах с моим переводчиком Фу Пиньси, но понимаю, что с наскока этого сделать не могу. Впечатления и воспоминания столь объёмны и, как бы это сказать, округлы, что не знаю, как к ним подступиться и превратить эти впечатления и воспоминания в литературу. Не понимаю, потому что прикоснулся к чему-то огромному, бездонному и во многом таинственному… Китай всё-таки непостижимо велик…
Помню, задал Пиньси один вопрос, на который получил чудесный ответ.
Привёл он меня в знаменитый и главный пекинский ресторан, в котором можно съесть самую-самую настоящую пекинскую утку… А ресторан так и называется «Пекинская утка»…

Читать далее…

12 ноября.

Здравствуйте!
Рано утром вернулся из Пекина в Москву. Пробыл в столице Китая пять полных дней. Был там по случаю выхода в продажу моей первой и на сегодняшний день единственной переведённой на китайский язык книги. Да. В Китае совсем небольшим тиражом, можно сказать крошечным, вышел мой роман «Рубашка». В переводе Фу Пиньси.

Так случилось, что выход моей книги и мой приезд совпали с саммитом АТЕС. Никто из моих друзей не верит в то, что я поехал в Пекин не в составе делегации, не для того, чтобы осуществить некую культурную программу саммита и что всё это чистое совпадение.

Читать далее…

28 мая.

Здравствуйте!

Сегодня ходил с сыном на «Годзиллу». Сам про себя тихонечко много смеялся. Саша смотрел серьёзно. Собственно, фильм рассчитан и адресован людям, не старше тринадцати, а также тем, кто своих детей готов на такой фильм сопроводить и с большим удовольствием наблюдать не за смешным Годзиллой, а за собственным чадом, относящимся к Годзилле серьёзно.

Смотрел этот фильм и на то, с каким удовольствием американские кинематографисты разрушают свои города. В этот раз очень эффектно разрушили Сан-Франциско. Красиво рушатся небоскрёбы, красиво ломаются огромные вантовые мосты… И как же некрасиво в новостях разрушаются частные домишки или школьные здания из силикатного кирпича в Донецке и донецкой области.

Как красиво и всё красивее разрушают американцы в кино свои мегаполисы, и как некрасиво они же разрушают другие страны.

Утром вылетаю в Москву. Вечером там концерт с Мгзавреби. Опять будем много говорить с грузинами об Украине. У Гиги жена родом из Донецка, тёща там живёт. Поговорим и пойдём играть концерт. Два часа музыки, дружбы и любви.

31-го мая у меня спектакль в Оренбурге. Был в этом городе только однажды. Впечатление осталось несколько размытое и невнятное. Что-то там случилось неприятное, но сейчас уже не помню. Очень хочу в этот раз многое уточнить и исправить впечатление. После Оренбурга будут знакомые поволжские города. Так начнётся моё лето.

А ещё хотел сказать немножко о Китае…

Читать далее…