Интервью Газете.Ру

Евгений Гришковец рассказал «Газете.Ru» о своей книге «Письма к Андрею» и собственном внутреннем диалоге с Тарковским, а также поделился подробностями выкупа архива кинорежиссера на торгах дома Sotheby’s.

Читать далее…Интервью Газете.Ру

Интервью Кириллу Решетникову

26 ноября прилетел в Нижний
Новгород. Пошёл снег. Шёл два дня. Сейчас улетаю.

«Понимаете, я адресую эту книгу скорее тем, кто любит читать и вообще любит искусство, нежели тем, кто искусство создает. Это не призыв и не манифест, но это попытка помочь человеку, который не ценит своих переживаний, вызванных встречей с искусством. Человеку, который, может быть, сомневается в их важности или даже стесняется обращать на них внимание, считает их чем-то ненужным, мешающим.

Читать далее…Интервью Кириллу Решетникову

23 октября.

Здравствуйте!
Сегодня вернулся домой из Москвы. С утра ездил на телеканал «Дождь» по приглашению Ксении Собчак. Целый час обсуждали произошедшее со мной. Комментировал случившееся, отвечал на вопросы… Я сам обратился к Ксении, понимая, что разговор с ней будет наиболее убедительным и открытым. Почему? А потому что в понимании многих она в том числе относится к той оппозиции, о которой я якобы высказался на Первом канале. Надо сказать, что Ксения откликнулась быстро, разумно и уважительно. Она сразу сказала, что зная телевизионные методы не поверила в то, что такое высказывание на Первом канале действительно было. Разговор у нас получился взвешенный, спокойный и совсем не суетный. Не на все её вопросы я смог ответить. Но не потому, что не хотел, а потому что не знал, что отвечать… А впрочем, вы сможете сами посмотреть наш разговор завтра (а на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири уже сегодня), то есть 24-го октября в 20.00 по московскому времени. Телеканал «Дождь» программа «Собчак живьём».

Читать далее…23 октября.

«Прощание с бумагой», пресса

У спектакля «Прощание с бумагой» на самом деле не один, а два сюжета — общий и частный. Частный легко вычитывается из названия: Гришковец размышляет о том, как электронные носители информации вытесняют бумажные. Общий же не столь очевиден. Автор говорит о времени, о пустоте и о том, что технический прогресс для каждого отдельного человеческого существа — это приближение к небытию, потому что прогресс приходит со временем. А время это и есть осознание небытия. Поэтому Гришковец начинает рассказ со слов «никогда» и «навсегда» — и они потом откликаются воспоминанием о детском страхе перед чернотой в щели почтового ящика, да и той видимой чернотой, что просматривается в финале за шеренгой синхронно открывшихся за спиной Гришковца дверей. Да и смиренный, молчаливый уход героя в конце спектакля несет в себе что-то большее, чем просто прощание с бумагой.
Подробнее Роман Должанский в «Коммерсанте».

Читать далее…«Прощание с бумагой», пресса