22 октября.

Здравствуйте!

На днях вышло моё интервью в «Собеседнике». Я очень огорчён. Больше никогда не буду давать интервью этому изданию…

Почему огорчён… Огорчён тем, в каком виде оно вышло.

А после этого ещё журналисты на меня обижаются, и среди них бытует мнение, что я вредный, капризный, спесивый и так далее.

Да милее, добрее и мягче меня в качестве собеседника не найти! Я – сама доброта… Но когда хотят твоего интервью и присылают список вопросов, а ты, купившись на интересные вопросы, соглашаешься на интервью, а в процессе тебе задают совершенно иные вопросы… Доброта слегка утрачивается. Добродушие отходит на второй план, мягкость улетучивается…

Читать далее…22 октября.

Интервью «Новым известиям»

«У меня нет редактора, нет советчиков, нет человека, мнение которого было бы для меня авторитетно. Потому что свой театр я знаю лучше всех в мире. И текст, который я пишу, я тоже знаю лучше всех в мире. Я очень уверенный в себе автор. Я не очень уверенный в себе человек, который много сомневается и совершает очень сомнительные поступки, но автор я очень уверенный. Я одиночка. Те люди, которые занимаются коллективным творчеством, которые делают коллективный театр или кино, или уже тем более те, которые занимаются коллективным эстрадным творчеством, представить себе не могут тот способ, которым я делаю спектакли. Я один. Совсем один. Это не очень весело, и тем не менее это кристально. Потому что мне никто не может помочь, и никто не может помешать».

Читать полную версию интервью.

«Я всегда хотел туда, где играют рок-н-ролл!»

2 апреля в московском концертном зале Crocus City Hall с большим концертом выступят Евгений Гришковец и грузинская группа Mgzavrebi, которые готовят уже второй совместный альбом и только что представили с него первый сингл.

Евгений Гришковец рассказал COLTA.RU, почему он пишет песни, почему выступает с группой и почему плакал, уходя с клубной сцены.

Читать интервью.

Интервью журналу «Профиль»

«Мне мама сказала после премьеры: «Не ожидала, что ты окажешься таким провокатором. Слушаешь тебя и соглашаешься: да, не надо никого любить, так правильнее, лучше. И только потом спохватываешься».

В этом спектакле много говорится такого, с чем я категорически не согласен как автор и как человек. И он весь состоит из вопросов. В конце ведь тоже звучит вопрос: какая любовь была лучше — та, которая в детстве, или та, которая сейчас? Любовь, которая была связана со спокойствием, или любовь, связанная с тревогой? Что лучше? Определенно сердце говорит, что лучше было тогда. Но в то же время ясно, что и обратной дороги нет, это невозможно, этого больше не будет».

Читать полную версию интервью.