16 апреля.

Здравствуйте!
Как бывает с первого взгляда невинна небольшая ложь, подделка или фальшивка и какие бывают у этого затяжные и крайне болезненные последствия!

В Курске я давно со спектаклями не был. Не складывалось. И очень ждал возможности привезти в этот совсем недалёкий от Москвы город спектакль «Шёпот сердца». Я знаю, что его там ждали. И вот 17-го апреля спектакль там состоится… Но билеты продавались в Курске весьма и весьма туго. А кассиры информировали нас о том, что люди, интересующиеся спектаклем, недоверчиво спрашивали, действительно ли приедет сам автор и исполнитель, не будет ли вместо него кто-то другой. Люди спрашивали, получали утвердительный ответ, что приедет сам Гришковец, но относились к этому ответу недоверчиво. В чём же причина?

А просто в Курсе и ещё нескольких городах около двух лет назад, как раз тогда, когда у меня была премьера «Шёпота сердца», прошёл некий спектакль, который значился на афише следующим образом: «Е. Гришковец «Скорость жизни». А также на афише был большой мой портрет. Как должны были понимать эту афишу люди в Курске и ряде других городов? А только так, что к ним в город приезжаю я с новым спектаклем.

Наверное, лишне говорить о том, что у меня нет ни одного произведения с названием «Скорость жизни». Словосочетание «скорость жизни» присутствует только в тексте нашей песни с группой «Бигуди», которая называется «Километры».

Читать далее…

14 апреля.

Здравствуйте!
Очень долго не писал в дневник. Не чувствовал потребности. Какие-то большие и не очень события происходили, но пролетали мимо меня, не задевая. Все самые важные мои переживания и мысли были связаны только со спектаклем «Весы». Работа окончена. Спектакль прошёл уже два раза без меня, без моего присмотра и внимания. Он начал жить своей жизнью.

Я, конечно, перед спектаклем звоню и пишу всем актёрам и помощнику режиссёра. Не для того, чтобы напутствовать или дать какие-от ценные указания. Какие могут быть указания по телефону?… Я звоню для того, чтобы пожелать успеха и подать сигнал, что мне важно быть вместе с моими актёрами и со своим спектаклем, важно сообщить, что я тоже волнуюсь и участвую. По окончании спектакля мне обязательно тоже пишут, звонят и даже присылают видео аплодисментов.

Спектакль идёт очень и очень хорошо, если не сказать прекрасно. Могу с уверенностью сказать, и поверьте, я ни сколько не лукавлю и не скромничаю… Таких оглушительных оваций и такого открытого восторга от зрителей я со своими моноспектаклями не получал… Нет, нет, мне грех жаловаться, но всё же именно так, как на спектакль «Весы», на мои одиночные работы зрители не реагируют.

Этому есть объяснение и вполне понятное. Тот театр, который я придумал и сделал, тот способ высказывания, который я давно практикую, то одиночное сценическое существование, в котором так, как я, никто не работает, конечно, даёт очень большие возможности для художественного авторского высказывания. Но одиночное существование требует весьма условного художественного сценического пространства. В моих моноспектаклях нет и не может быть фабулы, то есть, некой линейной истории, последовательного развивающегося действия. Монотеатр изначально лишён возможности изобразить жизненную ситуацию. В монотеатре о жизни можно только говорить. Не играя её. Монотеатр — не совсем театр. Именно поэтому многие люди без всякого злого умысла часто ошибочно называют мои спектакли концертами.

Читать далее…