29 апреля.

Здравствуйте!
Апрель выдался очень насыщенным. Решительно не было никакой возможности хоть строчку написать в дневник…

Одиннадцатого апреля выпустил новый спектакль. Окончательное название которого «Предисловие». Пожалуй, впервые за всю мою театральную практику я не знал, какой реакции на этот спектакль мне ожидать. Спектакль настолько сложно устроен композиционно и при этом кажется таким простым в смысле исполнения, что я не знал какое его свойство победит… простота или сложность.

Я счастлив, что моё «Предисловие» зрители приняли, пожалуй, с таким же удивлением и радостью, как когда-то приняли «Как я съел собаку».

Этот спектакль важен для меня ещё тем, что с ним я в очередной раз перешёл в новый смысловой, интонационный и даже внешний возраст.

Когда-то десять лет назад я шагнул в возраст пятого десятка со спектаклем «+1», а теперь вот «Предисловие».

Совсем скоро выйдет роман «Театр отчаяния. Отчаянный театр». Я закончил его шестнадцатого марта. Потом была редактура, корректура… мне кажется, что уже прошло так много времени, а книга всё никак не дойдёт до читателя… Я в конце концов хочу начать эту книгу дарить родственникам , друзьям и знакомым. Я жду впечатлений. А они всё никак не поступают.

Благо с «Предисловием» я уже объездил много городов и в данный момент снимаюсь в фильме Бориса Хлебникова. Волнение и радость премьеры и интереснейший контакт с режиссёром Хлебниковым дают возможность более менее спокойно дождаться выхода книги.

И вы, те кто, я надеюсь, ждёт мой роман — подождите немного.

Ваш Гришковец.

21 февраля.

Здравствуйте!
Сижу в аэропорту города Перт. Скоро вылетать. Закончился фестиваль, закончилась долгожданная поездка в Австралию.

Увожу с собой пару рубашек и пару брюк, которые здесь купил. Не то, чтобы были нужны, а просто купил на память. Они не австралийского производства, но будут числиться как австралийские. Фотографий сделал совсем немного. Увожу также с собой несколько сувениров, да несколько номеров телефонов.

Читать далее…21 февраля.

18 февраля.

Здравствуйте!

Вчера после спектакля отметил день рождения. Те австралийцы, с которыми мы работаем, подарили мне бутылку ирландского виски, который называется «Слёзы писателя». А сегодня я сыграю последний спектакль в Перте…

Очень не хочется расставаться с командой, которая здесь работает, и с декорацией, которую сделали в местных мастерских для моего спектакля. Ужасно интересно пользоваться совершенно другими предметами на сцене. Книги американских и английских издательств пахнут совершенно иначе. В старых австралийских книгах другая бумага, чем мы привыкли. Письменный стол тоже другой. А антикварный стул, который купили специально для моего выступления, такой, что я не могу с ним расстаться. Я бессовестно его выпросил и постараюсь отвезти домой. Шутка ли — австралийский модерн! Ручная работа и какое-то австралийское ценное дерево.

Даже страшно подумать что будет с этой декорацией. Неужели они её выбросят… Особенно забавно получились у австралийцев берёзы. Они сделали то, чего в жизни никогда не видели. Их берёзы больше похожи на матросов в тельняшках, но всё равно само старание очень меня тронуло.

Читать далее…18 февраля.

17 февраля.

Здравствуйте!
Хочу извиниться перед всеми, кто писал мне сегодня поздравления и кто пытался до меня дозвониться. Я отложил телефон в сторону. Нет возможности разговаривать, да и не хочется разориться. Скоро пойду в театр играть спектакль. Потом удастся немножко посидеть и выпить. Бутылочку водки я с собой прихватил.

Как-то пару лет назад я сделал в дневнике запись про случайно увиденный по телевизору концерт чудесного каталонского музыканта Жорди Саваля. Я совершенно случайно, переключая каналы, наткнулся на тот концерт и не смог оторваться. Я даже не знал, как называется инструмент на котором он играл. Я подумал, что это какая-то странная шестиструнная виолончель, а оказалось, что этот инструмент называется гамба.

Сегодня у этого выдающегося музыканта концерт в Перте в рамках того же фестиваля, в котором участвую я. То есть выступать мы будем параллельно. Но организаторы фестиваля сделали мне подарок. Они договорились, и Саваль пустил на репетицию. Я только что с неё вышел.Это был удивительный концерт, или репетиция, или всё вместе. В этот раз он играл с группой музыкантов и с тенором и певицей из Мексики. В программе концерта была как старинная европейская музыка, так и определённо народные мексиканские песни. Мне сейчас кажется, что я мог бы эту музыку слушать всю жизнь. В ней столько благородства, достоинства, романтической красоты и абсолютно откровенного ясного и чистого мелодизма. Такая музыка может нравиться даже детям, поскольку чистые и ясные мелодии действуют и завораживают всех, даже самых непоседливых.

Мне нравится такой день рождения… музыка, тепло, прекрасное австралийское небо, которое отличается от нашего, и я пока не знаю, как его описать… И скоро подойдут пятьсот с лишним австралийцев, которые купили билеты, чтобы посмотреть на меня и послушать. Настоящий праздник.
Ваш Гришковец.