28 марта.

Здравствуйте!
Сегодня 28 марта. Три дня назад в Москве в МХТ отгремела настоящей овацией премьера пьесы «Весы» в моей постановке. Публика спектакль приняла с восторгом. Настоящим восторгом! Если бы это был полувосторг или просто хороший приём, я бы не преувеличивал. Я находился в зале среди зрителей…

Такой приём для меня неожиданен. Пьеса, в сущности, совсем простая. Далась мне она легко. Была написана за 12 дней. Репетировали мы спектакль без напряжения, без трудностей и конфликтных ситуаций. Спектакль сделали досрочно, и не было никаких авралов и доделываний в последнюю минуту. Сценограф Симонов придумал и создал прекрасную, ясную декорацию, которая была изготовлена в срок и сразу же идеально.

В день премьеры я ехал в театр, как к обычному спектаклю, то есть, за час до начала. И совсем не волновался. Я, скорее, трепетал от предвкушения. Так трепещут люди, знающие, что купили другу хороший подарок, и готовятся его вручить.

Однако, я не ожидал такой радости, которую выразили зрители, принимая наш спектакль. Значит что-то удалось и получилось такое… что видят и слышат только зрители.

Накануне премьеры я прекрасно знал, что 28-го марта мне будет очень плохо. Я очень хорошо знаю, как ужасна тишина после окончания большой работы. Эта тишина всегда наваливается после выхода книги или после выпуска очередного спектакля. Но последние двенадцать лет над книгами и спектаклями я работал один. А тут был длительный совместный процесс и удивительная атмосфера настоящего творчества в коллективе разных людей, но при этом единомышленников. И вот я остался один. А вчера ещё был Международный день театра, который я тоже провёл без моих коллег, без моих актёров. Мы все друг друга поздравили смс сообщениями. Вот и всё.

Читать далее…

20 марта.

Здравствуйте!
Не писал и даже не вспоминал о своём этом дневнике, потому что был полностью занят репетициями спектакля «Весы». На сегодняшний день могу сказать, что репетиции окончены. Спектакль готов!!! Осталось три дня до премьеры. А всё готово. Удивляюсь!!!

Заранее с ужасом ожидал именно предпремьерных дней. Боялся нервотрёпки. Опасался того, что что-то будем доделывать в последний момент. Ан нет. Всё готово.

У нас чудесным образом сложилась просто прекрасная команда. Всем в работе всё было понятно… Теперь есть только одно желание — поскорее показать публике спектакль. Мы ждём дыхания зрительного зала и первого зрительского смешка, а потом и, по возможности, смеха. Ждём внимательной тишины… Проще говоря мы ждём людей, которые придут и увидят то, что мы в сущности для них и делали.

Я совсем не боюсь премьеры… Я сейчас боюсь другого. Я боюсь двадцать восьмого марта.

Двадцать пятого состоится второй премьерный показ спектакля. Потом банкет. Двадцать шестого я улечу в Калининград. Двадцать седьмого я высплюсь, приду в себя. А двадцать восьмого проснусь дома… и мне не нужно будет идти на репетицию. Ужас!!! Я привык к МХТ, привык в него каждый день входить и из него выходить. Привык здороваться с большим количеством людей и конечно же привык к коллективу нашего спектакля.

А в апреле начнутся уже мои гастроли, а МХТ продолжит свою жизнь без меня и без наших репетиций. Но сейчас об этом думать не хочу.

Ваш Гришковец.

6 марта.

Здравствуйте!
Сегодня, шестого марта, день рождения Михал Михалыча Жванецкого. Ему сегодня исполнилось восемьдесят три года. Вчера был на его концерте в зале Чайковского. Михал Михалыч в прекрасной форме, и концерт прошёл замечательно. Он прошёл в очень хорошем темпе и был изумительно выстроен.

Когда меня спросили как мне концерт, я ответил: «Давно так много не апплодировал». У меня на руке были самозаводящиеся часы, так вот завёл их как минимум на месяц вперёд.

Сегодня вечером буду поздравлять Жванецкого. Написал очередное посвящение ему. В этот раз это маленькое драматургическое произведение. Крошечная пьеса под названием «Попытка разговора Бога с Жванецким».

Завтра, если МихалМихалычу понравится, я его здесь опубликую. Очень хочу, чтобы ему понравилось.

А ещё завтра НАКОНЕЦ-ТО!!!!! выходит многострадальная видеоверсия «Шёпота сердца». НАКОНЕЦ-ТО…

Я так хотел, чтобы она появилась ещё до Нового года, потом обещал, что она выйдет в конце января. Потом надеялся, что она появится к юбилею… Таких технических проблем, разных неурядиц и досадных случайностей не было ни с одной видеоверсией прежде. Но завтра она уже будет. Ура-Ура!

Искренне прошу прощения у всех тех, кому обещал выход «Шёпота сердца» на видео раньше, у тех, кто ждал и уже заждался. Зато гарантирую, что спектакль снят качественно, и видеоверсия получилась очень хорошо смонтированной и максимально живой.

Пожалуйста, посмотрите её.

Ваш Гришковец!

2 марта.

Здравствуйте!

Ну вот и весна! Слетал домой на выходные. В Калининграде уже было плюс двенадцать, и я своими глазами видел, как прилетели лебеди на центральное Верхнее озеро. Было видно, что они прям издалека прилетели. Они так опустились на воду, что было ясно — они прилетели не с соседнего озера или пруда, а откуда-то из далёка-далёка. Прекрасные усталые белые птицы. Скоро потянутся другие. Но я в Москве. Репетирую спектакль «Весы». И пропущу самое чудесное. Я пропущу начало весны в Калининграде. Не увижу прилёт птиц и пробуждение огромного количества запахов. Боюсь, что и подснежники пропущу. Март в Калининграде особенно хорош. Если, конечно, погода будет не мерзкая, что тоже бывает.

Репетирую «Весы». В пьесе всё происходит в октябре. Потому и название такое. А у меня полное ощущение, что мы репетируем про март. Очень забавное ощущение. И одежда героев совпадает.

Уже третью неделю работаю в Москве. И ещё раз убеждаюсь, что правильно сделал когда-то, что не переехал жить в столицу. Для меня непосильное дело — долго находиться в Москве. Устаю. И не понимаю, как в Москве живут люди.

Очень спасает и радует репетиционный процесс. МХТ как организм работает здорово. Все без исключения мхатовцы -преданные театру люди. Все! Даже повара в столовой, которые кормят мхатовцев и студентов школы-студии. Все непременно здороваются со всеми. В театре царит как бы не сегодняшнее время, а ушедшее, прекрасное.

Может быть, конечно, у меня слишком восторженные ощущения. Допускаю, что кому-то наоборот, работается здесь тяжко, но мне нравится всё. Особенно наша компания. То есть актёры, со мной репетирующие, помощник режиссёра, художник, костюмеры, монтировщики… все.

Так что заходя с Камергерского переулка в театр я сразу же попадаю в иное пространство, другую Москву и удивительное, очень плотное и насыщенное время.

Хорошо бы, чтобы ещё наш спектакль получился хорошим.

Забыл сказать! В эссе, которое написал к своему юбилею, «Я живу давно», я допустил серьёзную ошибку. Написал про дедовы награды за войну, что мне больше всего нравился маленький серебряный танк на ордене Красной звезды. Ошибка заключается в том, что на ордене Красной звезды — маленький серебряный красноармеец, а маленький танк есть на медали «За отвагу». Вот он мне и нравился. Просто у деда медаль «За отвагу» тоже была.

Всё на сегодня. Мне скоро на сцену. Сегодня шепчу сердцем.

Ваш Гришковец.

27 февраля.

Здравствуйте!
Сегодня российские театр и кино простились с великим актёром Алексеем Васильевичем Петренко.

Мне довелось с ним работать на одной сцене. Я как-то с восторгом писал об этом, не думая, что эта работа продлится совсем недолго. Мы вместе сыграли всего четыре раза. И всё… Больше этого не будет. Какое горе!

Так случилось, что этот великий актёр, которого я видел на экране с детства, последние свои роли сыграл в двух спектаклях по моим пьесам. В этих спектаклях у него были небольшие эпизоды. Но я понимал и понимаю тех людей, которые приходили в театр только для того, чтобы увидеть Алексей Васильевича, пусть даже в совсем небольшом эпизоде.

Петренко был актёр очень странной и непонятной природы. Огромный, сильный, громкий и, на первый взгляд, совершенно народный… С очень, что называется, простой, народной внешностью. И при этом все его герои и он сам на сцене и на экране были всегда очень нервными. Его Пётр I и Распутин… Все его персонажи были неудержимо мощными, но при этом чувствовалось, что сам актёр гораздо мощнее своих персонажей. Такое впечатление происходило от той самой страной нервности актёра Петренко. От этого нерва голос его всегда дрожал. Но это была дрожь не слабости, а огромной силы.

Не существует актёров не то что похожих на Петренко, но и не существует актёров его амплуа.

Читать далее…