Всё ещё отпуск.

Здравствуйте!

А погода по-прежнему не очень. Не то, чтобы плохая, но и не хорошая. Море по-прежнему штормовое и холодное. Однако, несмотря ни на что к следующим выходным народу на местном побережье удвоится. В это время как раз и надо отсюда бежать. Через неделю здесь будет совсем не продохнуть, и русская речь перекроет собой музыку французских голосов.

Подробнее…

28 июля 2010

Здравствуйте!

Отдых, размеренная жизнь и технические сложности с выходом в сеть не позволили мне выходить с сообщениями последние несколько дней. День ВМФ отметили скромно. Моряков настоящих в компании не было. Вышли на катере в море, нашли бухту и покупались в ней. У знакомых оказался на катере «сибоб». Это такая штука на мощном аккумуляторе, при помощи которой можно плавать не только по поверхности воды, но и даже нырять. Внешне это напоминает маленький водный скутер.

Только мы начали на нём плавать в бухте, как тут же прибыла французская водная полиция. Они сказали, что с соседних яхт позвонили и сообщили им, что мы тут пользуемся водным мотоциклом. Но, увидев наш «сибоб», полицейские извинились и ретировались. Быстро «стучат» французы (улыбка). Мы за день до этого терпели чужую музыку и веселье, прежде чем позвать полицию, больше четырёх часов.

В общем, день ВМФ был отмечен скорее спокойно, лирически и даже задумчиво. Получил много поздравлений от сослуживцев, знакомых и просто сочувствующих флоту людей.

Теперь важное. Если помните я говорил о том, что мы расстаёмся с декорациями и реквизитом спектакля «Планета». Помню, было много желающих что-то из этого реквизита взять. Это можно сделать. Сделать это можно завтра — 29-го июля, в четверг. Все вещи будут подлинными, проехавшими многие города и страны, но нам их негде складировать, а спектакль прекращает своё театральное существование. Ниже вы можете прочесть инструкцию от Ирины Юткиной, и если вы этой инструкции последуете, то вам удастся взять себе на память или в пользование кусочек горячо любимого мною спектакля.

Декорации и реквизит «Планеты»

— окно ( механизмы «дворников» и «дождя» монтированы вместе с ним. Перевезти без автомобиля нереально.)

— мостки ( сами деревянные, но вот основания у них из железа. Перевезти без автомобиля нереально)

— абажур

— занавески

— самолёты + механизм

— аккордеон

— гитара

— «звёзды»

— журналы

— книжка Акунина

— бра из комнаты героини

— телефонный аппарат

— телефонная трубка

— фуражка

— пилотка

— «небо»

— покрывало на кровать героини

К сожалению, практически всё сильно потрёпанное. Забрать декорации можно будет в районе метро «Кропоткинская» с двух до пяти четверга. Пишите на мэйл yutkina@gmail.com Сообщите телефоны для связи, в четверг утром пришлю всем смс-ки с точным адресом.

Ирина Юткина.

А на днях к нам сюда в Сан-Тропе приехал Денис Бургазлиев со своей дочкой Сашей, которая родилась и живёт в Берлине. Ей 17 лет. Теперь можно сказать, что мы дружим семьями. Прошёл год после окончания съёмок фильма «Сатисфакция». Мы, конечно, встречались после съёмок, но пообщаться целый год нам не удавалось. Наобщались вдоволь, нахохотались, навспоминались. Его приезд внёс много радостного и эксцентричного. Мы сказали сами себе: разве мы не артисты, разве мы не заработали себе хотя бы немного буржуазных удовольствий, разве мы не можем немножко шикануть !?

Так что, выглядели мы весьма эксцентрично. И хоть здесь масса самых ярких персонажей, от марсельских бандитов, до молодящихся богемных дам с юными сопровождающими, каких-то «седовласых» красавцев, совершенно непонятного социального статуса и происхождения, с юными красотками, в основном с сильным украинским выговором, и каких-то придурков, которые расхаживают по пляжу в шёлковых халатах с часами на руке минимум за 200 тысяч евро… всё равно мы выглядели заметно, а главное, вызывали улыбку одобрения.

Денис уехал, в воскресенье и нам возвращаться. Отдых у тёплого моря закончится уже на этой неделе. Долгожданный и столь скоротечный отдых. Но впереди ещё целый август. Ещё можно много успеть.

Ваш Гришковец.

11 июня 2010

Здравствуйте!

Проснулся сегодня во Владимире, выглянул в окно — тяжёлые сырые облака, сплошные и совсем низкие, деревянные домики, церкви… Посмотрел я на это всё и подумал, а был ли Сочи? Не пригрезилось ли мне?

Сутки на Кинотавре оглушили, и до сих пор стоит звон в ушах. После спектакля в Ярославле, через сплошной дождь поехал в Москву, практически сразу и совсем без сна метнулся в аэропорт, в самолёте скосило сном, а когда проснулся — в иллюминаторе было море, горы и пальмы. В долгой и сплошной пробке добрались до гостиницы, просто как военный умылся и переоделся во что-то более-менее нарядное и побежал на фестиваль, потому что до показа нашей картины оставалось всего ничего… Как только окунулся в фестивальную волну, тут же замелькали очень знакомые, малознакомые, совсем незнакомые лица. Рукопожатия, объятия, вспышки фотоаппаратов. Удалось до показа нашей «Сатисфакции» выпить бокал холодного белого вина, съесть кусок сыра, потом дать с десяток интервью и только после этого позволить себе начать волноваться. (улыбка)

И вот Денис Бургазлиев, Аня Матисон, продюсер наш Саша Орлов и я сидим скраешку в тёмном зале Зимнего театра. Зал заполнен матёрыми и молодыми кинематографистами, очень известными и совсем неизвестными артистами и просто зрителями, которым удалось попасть на фестивальными показы… И вот начинается фильм! На экране наша картина. Звучит музыка, идут титры, первая сцена, вторая… тишина. И я не могу понять, хорошая это тишина или плохая… и вдруг первый лёгкий смех в зале, потом ещё. И я понимаю, что тишина была хорошая. А ощущение чуда вдруг приходит со всей ясностью.

Никак по-другому, кроме как чудом назвать это не могу. Я же помню, как позапрошлым летом нам пришла в голову идея нашей картины, потом было много весёлых разговоров на эту тему. Потом какие-то бумажки, блокнотные листы, из которых складывался сценарий, потом подготовка, потом, потом… радостное начало съёмок, трудности и нервы середины съёмочного процесса, тотальная усталость завершения, потом бесконечно долгие ожидания первых смонтированных кусочков, потом то радость, от того, что получается, и сразу же следом отчаяние от того, что ничего не получается. Но всё это было только работой, понимаете? Это всё была работа, работа. А тут мы сидим в большом, заполненном людьми, зале, на самом главном и остром фестивале нашей страны, на огромном экране наша картина, и приходит удивительное осознание того, что вот мы взяли и сделали кино. Сами сделали! Настоящее кино. И это удивительно.

Как прошёл наш фильм? По-моему, прошёл хорошо. Из зала никто не уходил, реакция и апплодисменты были настоящими, и думаю, что вполне искренними. А когда по окончании фильма я вышел вместе со зрителями на солнце, на меня обрушилась такая усталость и при этом такое радостное ощущение, что никакие благодарности, похвалы или же едкие замечания не могли ни усилить, ни разрушить моё собственное ощущение тихого праздника. Потом фестиваль накрыл меня, закружил. Тосты, разговоры, громкая музыка.

На фестивале принято делать вечеринки по случаю показа фильма, мне предложили исполнить несколько наших песен с «Бигуди», а наша вечеринка была намечена на самой главной вип- террассе. Я пригласил на нашу вечеринку моего приятеля из Ялты, его зовут Яша, по фамилии Головко. Яша удивительно, поверьте мне, просто удивительно поёт песни Синатры и Армстронга, причём поёт так, что люди думают, что звучит фонограмма, а потом не верят, что человек может так петь, стараются подойти вплотную и убедиться. Над морем звучали дивные песни, было радостно, но бОльшая часть пришедшей публики, пришли не к нам на вечеринку, а просто. Пришло много усталых от вечеринок и совсем не радостных людей, многие из которых в этих вечеринках проводят жизнь. Так что когда меня попросили выступить, мне не удалось привлечь внимание, а для спин я выступать не захотел. Два десятка же тех, кто хотели слушать, потерялись в большом количестве безразличных. Короче, исполнил я две вещи, сказал гламуру спасибо, поблагодарил за внимание и ушёл. Просто по большей части публика состояла из тех, кто приехал на фестиваль не ради кино, а ради непонятно чего. Журналистов и тех, кого я хотел бы видеть, на эту вечеринку не пустили, так что было ощущение какой-то нелепицы.

Дело в том, что то заведение, где всё это происходило, работает по каким-то только им ведомым идиотским правилам. Всем этим занимаются те, кто продаёт в России Мартини. И почему-то они полагают, что они лучше других знают, как делать вечеринки. Поэтому они врубили невнятную диджейскую музыку, безликую и такую, где одну от другой отличить невозможно, общаться от этого стало просто невыносимо трудно. Это было обидно, потому что с поздних мероприятий фестиваля пришли приятели, коллеги и люди, которых я давно не видел. Многие посмотрели нашу «Сатисфакцию», но поговорить нормально не представлялось возможным. Мы, многие из нас, просили и буквально умоляли позволить Яше попеть ещё великие песни из великих кинофильмов, объясняя, что здесь всё-таки кинофестиваль, а не рейв, но идиоты от гламура остались холодны, как лёд их химических коктейлей. Понимаю, что я и так-то Мартини не люблю, а теперь вообще его пить не стану. Дрянь, химия и надувательство.

Но ощущение праздника всё равно никуда не делось. А после всего этого собралась уже пьяненькая, но очень тёплая компания. Компания тех людей, которые редко друг друга видят, но очень тепло друг к другу относятся. Я танцевал с Ксенией Раппопорт, танцевали мы смело и, как нам казалось, очень красиво. Уже на рассвете пешочком брёл один к гостинице и улыбался. А утром… пресс-конференция, куча интервью, рукопожатия и прощания, бокал холодного вина, кусок сыра, море, к которому даже не удалось прикоснуться, дикая пробка в сторону аэропорта, почти опоздание на самолёт, короткий сон в кресле у иллюминатора, потом прохладная дождливая Москва, машина, ливень, с которым автомобильные дворники едва справлялись… А сегодня проснулся, а за окном город Владимир. Был ли фестиваль, было ли море, был ли праздник? Уже непонятно. Но кино у нас получилось. Это точно.

Ваш Гришковец.

11 августа 2009

Здравствуйте!

Съёмки нашего фильма стремительно движутся к завершению, и скоро наш коллектив распадётся. Тут же вспоминается фильм «Властелин колец»: распалось братство кольца (грустная улыбка). Вчера завершилась работа Дениса Бургазлиева. Завтра он улетит в Москву…… Мы вчера говорили про странное ощущение времени в работе над фильмом. Мы летели в Иркутск вместе, и кажется, что это было совсем недавно, вот просто совсем недавно, а вот тот момент, когда мы разбивали тарелку и первые съёмки на стройке, съёмки в офисе, кажется, были так давно. Помимо того, что мы делали на съёмочной площадке, мы очень-очень много общались. Выяснилось, что у нас очень близкие музыкальные пристрастия, и есть огромные пласты любимой музыки. А ещё в наших разговорах постоянно присутствовал удивительный человек…Пётр Николаевич Мамонов…

Пригласить Дениса Бургазлиева в нашу картину решил я. Это было для всех весьма неожиданным и странным решением. А я настаивал. Как ни странно, такое мое решение было принято благодаря телевизионному сериалу «Час Волкова», где Денис играет абсолютно нереального, странного и лихого капитана милиции. Я совершенно случайно увидел этот сериал и потом посмотрел несколько серий практически исключительно из-за него. Это потом уже я выяснил, что Денис когда-то играл вместе с Петром Мамоновым в культовом спектакле «Лысый брюнет». Это было давно, я тогда ещё жил в Кемерово. И когда бывал в Москве, несколько раз пытался попасть на это спектакль. Но мне ни разу не удалось. Билетов не было, и купить их было нереально. Все, что было связано с этим спектаклем, было окутано для меня ореолом чего-то прекрасного и таинственного. А довольствоваться мне пришлось только скудными фрагментами показанными по телевизору. А Денис в нём играл. Если бы вы видели как точно и смешно он показывает и изображает Петра Николаевича. И как он был удивлён и обрадован, что я знаю практически все песни «Звуков Му» наизусть… А ещё Денис многие годы жил и работал в Германии в разных театрах, играл крупнейшие роли на немецком языке. И до сих пор он периодически ездит туда, так как спектакли остались в репертуаре. У него большой послужной список в разном западном кино. А ещё он играет музыку… то есть поговорить нам было о чем. Мне же тоже было о чем рассказать (улыбка). А вчера мы закончили нашу совместную работу над нашей картиной. Я рад нашему дуэту, потому что в этом фильме у нас именно дуэт. Актер Бургазлиев очень необычный, нервный и подробный артист. Он предельно тщательно готовился к каждой сцене и проявил себя как высокий профессионал. Но важнейшим оказалось то, что он просто очень хороший человек, он всем, кому это было нужно, старался помочь и создавал атмосферу надёжной и серьёзной работы. А от него зависело многое. Роль у него огромная.

Нас с Денисом очень забавлял… Точнее, забавляло одно существо. Шесть ночей мы провели в ресторане гостиницы «Маяк» в Листвянке, а в это ресторане есть огромный аквариум с разнообразными рыбами, и только одна из них большая и бело-розовая, довольно неприятного вида. Но эта рыба вела себя совершенно особенным образом. Она единственная, кто разглядывала нас и вообще интересовалась съёмочным процессом. Остальные вели себя как рыбы, то есть плавали бессмысленно. А эта…мы назвали его Костя. Не знаю почему Костя (улыбка). Он общается с людьми. Если бы у него были мимические возможности он обязательно бы подмигивал нам и улыбался ( хотя, возможно, что это она)

Вот он (она) общается с нашим вторым оператором.

А вчера, когда мы по окончании съёмки решили выпить по рюмке водки в честь окончания Денисовой работы, Костя очень заволновался и буквально чокался с нами, тыкаясь мордой в стекло. Удивителен мир! Вы увидите Костю в нашем кино. Он старался попасть в кадр (улыбка)

А ещё хочу вам приоткрыть ещё одну страничку кинопроцесса. Расскажу вам про очень важный и кропотливый труд…про то, как предварительно готовился каждый съёмочный день, как он планировался, чтобы быть несуетливым и эффективным. Я расскажу вам про то, как готовились раскадровки каждого съёмочного дня. Каждая сцена и каждый план грядущего съёмочного дня были сначала нарисованы – это и называется раскадровка. Этим занималась режиссер Анна Матисон и художница Наташа. Когда для всех съёмочный день заканчивался Аня выпивала литр кофе и садилась с Наташей прорисовывать следующий день.

Когда раскадровка была готова, её вносили в сценарий и распечатывали в нужном количестве экземпляров, и мы их получали в руки — мастера по свету, звуку, все те, кто работают с камерами, ну и мы, актёры. Эти, казалось бы, странные рисунки очень важны. Они не только облегчают понимание задачи тем, кто планирует свет, планирует размещение микрофонов, думают о том, как установить камеру, но и самое главное — убеждают всех в том, что режиссёр очень хорошо понимает и видит то, что должно быть снято. Эти картинки убеждают всех в том, что наш режиссёр знает, какое он хочет снять кино!!! Аня безусловно это знает.

Вот Денис, например, будучи человеком очень опытным в кинематографе, был впечатлён подробностью и точностью этих раскадровок. На прощание он попросил подарить ему хотя бы один листочек. Ему подарили с десяток. Причем не ксерокопий, а подлинников. Он их очень бережно взял и упаковал.

Наши съёмки в Листвянке вчера закончились. Остается ещё две ночных смены для меня и нескольких местных артистов. И ещё полдня. Вряд ли… а точнее, точно мне не удастся насладиться красотами Байкала. Как говорят местные, Листвянка – это ещё совсем не Байкал, а просто туристическое место. Отсюда виден только краешек этого великого озера. На рассвете я попрощался с Байкалом, точнее, с его краешком. Но наш фильм не про Байкал, совсем про другое (улыбка). Хотя он своим краешком также попадет в нашу картину. И спасибо ему за это. А так же за то, что от него исходит.

У меня за спиной Байкал, и от него просто исходит свет, нужный нашему фильму (улыбка).

Ваш Гришковец.

10 августа 2009

Здравствуйте!

Вчера не смог найти ни сил, ни времени для того, чтобы рассказать о том, что происходило… Были очень трудные и выматывающие ночные смены но сделано очень много. Просто дня не хватило на то, чтобы выспаться, восстановить силы, да ещё и написать что-то СЮДА. Мы возвращаемся уже тогда, когда во всю светло и весёлые, бодрые, примявшие свой завтрак японские, корейские и смешанные европейские туристы автобусами покидают нашу гостиницу, чтобы поехать к Байкалу, от которого мы только что вернулись. Туристы с удивлением смотрят на бледных, заспанных и очень замедленных в своих движениях людей, которые заходят в гостиницу и прощаются друг с другом. Говоря на прощание: «До сегодня». Они поедут пошататься по Листвянке, купить себе сувениров, сфотографироваться на фоне великого и непостижимого озера, но они никогда не увидят его таким, каким мы его видим каждый раз начиная съёмку.

Времени до окончания съёмок осталось всего ничего. Мы работаем в жестком цейтноте. Во время рабочей смены мы не укладываемся, переработки неизбежны. И вот как выглядит Саша со своими прищепками к окончанию трудовой…ночи.

Вчера ночью снимали большую сцену на балконе. Погода была прекрасная и много людей приехало в Листвянку повеселиться и попеть песни, выпивая разнообразные напитки, способствующие песенному настроению. Всю ночь с нами дежурили милиционеры, которым была поставлена задача – «беречь тишину». Но также было жалко и людей, которые приехали отдохнуть и поймать одну из последних приятных летних ночей. Поэтому милиционеры действовали мягко. Они подъезжали или подходили к компаниям, у них с собой была рация, по которым мы им сообщали о том, что у нас начинается съёмка. И пока мы снимали, сотрудники милиции действовали как дирижёры. Сообщали, что на некоторое время песню нужно прекратить, а как только дубль был снят, режиссер Юра говорил в рацию: «У нас пауза, разрешите людям веселиться».

Мы сняли за ночь огромный и очень важный для нашей картины фрагмент. Ночи уже прохладные, если не говорить холодные. Мы хоть и играли людей, которые выпивают, но у нас-то в бокалах были не настоящие напитки, а тщательно их имитирующие. Это те, кто пели на улице…им было не холодно, им было чем согреться. А нам-то нет. Съёмочная группа тоже оделась тепло, а вот мы с Денисом Бургазлиевым красовались в белых рубашках. А ещё на наше световое оборудование чуть ли не со всего Байкала прилетели разнообразные насекомые, но мы работали и сделали намеченное.

У наших режиссеров и оператора лица становятся все благороднее и благороднее. Они наглядно демонстрируют собой, что труд облагораживает человека. А мы с Денисом уже почти родственники. Вчера мы говорили о том, что конечно все наши коллеги будут говорить нам, что мы в Иркутске, наверное, беспрерывно бухали. Потому что такие длительные выезды, да ещё ночные смены это предполагают. Так вот. Уверяю вас – нет. Мы выпили довольно много яблочного сока вместо виски и сладкого чаю вместо коньяка. А уж воды вместо водки…даже не буду про это говорить (улыбка). А вот что, приблизительно, в итоге увидят зрители. Пол, на котором мы сидим, страшно холодный.

Сегодня у Дениса Бургазлиева завершающая его работу в нашем фильме ночная смена. Послезавтра он улетит в Москву. У него другое кино. Я и так-то уже сильно тоскую по дому, а улетит друг, и тоска усилится…Но не будем о грустном (улыбка).

Познакомлю вас с ещё одним членом нашего коллектива и с ещё одной кинопрофессией. Познакомьтесь, это Женя. Точнее, он полный мой тёзка, Евгений Валерьевич.

На нашей картине он работает ассистентом оператора по фокусу, или на киношном языке фокусником. Женя учится в данный момент во ВГИКе на оператора и быть фокусником это не его судьба и призвание. У него довольно интересный послужной список и с кино он знаком давно и проработал немало. Я не знаю, как он попал в нашу команду, потому что я, в общем-то, даже и не знал, что есть такие люди фокусники. Но нам посчастливилось, что Женя к нам присоединился. Что делает фокусник? Это, пожалуй, самая незаметная для зрителя должность, то есть она незаметна только тогда, когда фокусник хороший. Если фокусник хороший, то картинка в фокусе, то есть, проще говоря, резкая. А зритель, как вы понимаете, не обратит внимание на это — он просто смотрит кино. У Жени очень ответственная и трудная задача: держать объект съемки в фокусе. Особенно, когда мы артисты мотаемся в кадре на крупном плане, наклоняемся, отклоняемся, машем руками. А ему надо держать нас в фокусе. Если случается расфокус, то это стоп, брак и следующий дубль. Женя проделывает тонкую, требующую невероятной концентрации, внимания, а иногда и филигранности работу. Как он сам фокусирует зрение после девяти часов ночной работы, я не понимаю. Но Женя работает отлично. Я очень надеюсь, что его ждет интересная операторская судьба. А с нами он постоянно что-то замеряет длиннющей рулеткой или каким-то лазерным приборчиком…замеряет он фокусное расстояние до снимаемого объекта. Я бы не выдержал такой работы. Артистам вообще проще всего. О нас и заботятся лучше (улыбка). В том числе и Женя, заботится о том, чтобы наши физиономии были в фокусе.

Когда Женя, то есть, ещё один Евгений Валерьевич, появился на площадке, стало видно, что он такая столичная штучка (улыбка). Как я уже говорил, наша съёмочная группа сильно недоукомплектована и для многих ребята, которые таскают оборудование, разматывают провода, что-то разгружают и устанавливают, наше кино первое и… скорее такая интересная летняя работа. Женя сначала держался несколько особняком…А в итоге, он оказался очень интересным собеседником, с хорошим и весьма требовательным вкусом и очень хорошо знающим кино человеком. Через некоторое время он понял, что мы хотим, и очень стараемся снять бескомпромиссное кино, и он влился в коллектив. Никогда не понятно, какое получится в итоге кино, но когда есть шанс и надежда, что кино получится, то любящие кино люди, работают по-настоящему. Видимо, Женя этот шанс в нас увидел. И если так случится, что наше кино получится, то Женин вклад там будет очевиден в виде надежного фокуса (улыбка)… А Женя человек абсолютно на своей волне, в своей теме. Он такой всегда немножко особняком, довольно строгий, крутит вручную голландские самокрутки (ничего такого, не подумайте, просто обычный голландский табак, который заворачивается в папиросную бумажку, просто Жене не лень крутить самокрутки и в этом нет ничего предосудительного)

Я часто после дублей подхожу именно к нему и интересуюсь его мнением. Его мнение мне крайне важно. Я не сомневаюсь в наших режиссёрах ни секунды, но и Женино мнение мне весьма интересно. Он никогда не похвалит из вежливости. И несколько раз он дал мне пару казалось бы незначительных, но весьма дельных советов. А просто он любит кино. Он неравнодушный человек. И он за нас, и за нашу картину.

И последнее на сегодня…Нам сегодня нужен был рассвет. Красивый рассвет. Настоящий рассвет. И Байкал нам его подарил. Подарил щедро…до сегодняшнего дня были холодные, туманные или дождливые рассветы, а нам именно сегодня нужен был прекрасный. Мы встретили его и то, что было нужно снять – было снято. Спасибо.

Снова еду сниматься. Ваш Гришковец.