16 апреля.

Здравствуйте!
Как бывает с первого взгляда невинна небольшая ложь, подделка или фальшивка и какие бывают у этого затяжные и крайне болезненные последствия!

В Курске я давно со спектаклями не был. Не складывалось. И очень ждал возможности привезти в этот совсем недалёкий от Москвы город спектакль «Шёпот сердца». Я знаю, что его там ждали. И вот 17-го апреля спектакль там состоится… Но билеты продавались в Курске весьма и весьма туго. А кассиры информировали нас о том, что люди, интересующиеся спектаклем, недоверчиво спрашивали, действительно ли приедет сам автор и исполнитель, не будет ли вместо него кто-то другой. Люди спрашивали, получали утвердительный ответ, что приедет сам Гришковец, но относились к этому ответу недоверчиво. В чём же причина?

А просто в Курсе и ещё нескольких городах около двух лет назад, как раз тогда, когда у меня была премьера «Шёпота сердца», прошёл некий спектакль, который значился на афише следующим образом: «Е. Гришковец «Скорость жизни». А также на афише был большой мой портрет. Как должны были понимать эту афишу люди в Курске и ряде других городов? А только так, что к ним в город приезжаю я с новым спектаклем.

Наверное, лишне говорить о том, что у меня нет ни одного произведения с названием «Скорость жизни». Словосочетание «скорость жизни» присутствует только в тексте нашей песни с группой «Бигуди», которая называется «Километры».

Читать далее…

Крым мой.

Здравствуйте!
Вчера вернулся из Крыма. Был на этом, во всех смыслах, уникальном полуострове, который для России сейчас вполне остров, пять дней. Сыграл три спектакля. В Симферополе, Ялте и в Севастополе. Общался, знакомился, разговаривал с людьми. Со многими людьми, и много говорил… Точнее, старался по большей части слушать.
В российском Крыму я был впервые в жизни. Мне всё было и продолжает быть интересным. Впечатлений масса. В голове каша. Пытаюсь привести всё услышанное, увиденное, понятое и непонятое в какой-то порядок. Но пока не получается. Скажу только о самых первых впечатлениях.

Прилетел из Москвы в Симферополь ближе к вечеру. Уже темнело. Всё время, пока снижались, смотрел в иллюминатор. Но облачность была низкая, так что ничего я не разглядел. А хотелось увидеть что-то определённо новое, бросающееся в глаза. Последний раз прилетал и улетал из Симферополя в октябре 2013 года. За это время так много всего стряслось и изменилось, что хотелось увидеть наглядные признаки этих изменений. Не удалось.

Пока самолёт катился к зданию аэропорта, а это в Симферополе долго, уж так устроен местный аэропорт, увидел строительство новой взлётной полосы и активную, живую стройку здания нового аэропорта. Сам аэропорт остался прежним, разве что обтёрся и слегка обветшал за время моего отсутствия. Ну и, конечно, реклама изменилась.
Пока получал багаж, совсем стемнело. Выезжали из Симферополя в Севастополь уже затемно.

Я надеялся почувствовать под колёсами машины новую, хорошую дорогу. О том, что в Крыму активно строятся дороги, говорится много. И глава Крыма уверенно утверждал, что деньги на дорогу осваиваются.

Езды из Симферополя до Севастополя около ста километров. Ехали два часа. Участков свежего асфальта повстречалось довольно много. Дорогу эту я знаю хорошо, в сущности, она не изменилась. Она не стала шире, новый асфальт положен старым методом, то есть, ненадолго. Признаки ямочного и какого-то лоскутного ремонта повсюду, но это вовсе не то, что я ожидал увидеть. В трёх местах по пути проехали круглосуточно ведущиеся дорожные работы, которые усложняли движение и накапливали пробки. Техника не новая и не старая, а какая была. Мужики жгли огонь в каких-то бочках, что-то плавили, работали как-то уныло и вяло.

Всю дорогу я расспрашивал водителя о житье-бытье. Он сначала напрягался и старался отвечать уклончиво, а потом, как нормальный крымчанин, то есть, южный человек, разговорился. Я спросил его о новшествах и о том, что смогу увидеть воочию в Севастополе. Он сказал, что ничего особенного я не увижу, потому что ничего особенного и нет. Всё, как было.

Читать далее…

18 ноября.

Здравствуйте!
Скоро, уже совсем скоро полечу на гастроли в Крым. У меня три спектакля. В Симферополе, Севастополе и Ялте. Не был в Крыму больше трёх лет. Отправляюсь на эти гастроли с огромным интересом и сильнейшим любопытством.
Летом и осенью 14-го года меня активно звали поехать в Крым со спектаклем, с концертом – с чем угодно. Звали не из Крыма, а звали те, кто организовывал бесконечные фестивали и праздники на присоединённом полуострове. Потом было довольно много предложений сниматься в Крыму. Если уж мне, не самому востребованному в России артисту, прислали с пяток сценариев, где главным действующим лицом являлся Крым, а остальное было не очень важно, то представляю, сколько таких сценариев находилось в разработке.

Я от всего отказывался. Отказывался по многим причинам. В первую очередь мне было непонятно – где и что мне можно исполнять. К тому моменту я сыграл в Крыму все свои спектакли, а новый «Шёпот сердца» был не готов. Во- вторых, было понятно, что никто всерьёз организовывать мои гастроли там не собирается и зовут меня за компанию. В-третьих, я за компанию и в общей толпе куда-либо ездить или шагать не готов…

А ещё тогда бурлили такие ужасные страсти, так много вокруг этого было эйфорийной радости с одной стороны, и лютого гнева с другой, что не хотелось подливать масла ни в один, ни в другой огонь.

Какое-то время я не знал, с кем работать в Крыму, и кто может взяться за организацию гастролей. Прежде организаторы моих спектаклей в Севастополе и Симферополе были мои давние украинские партнёры.

Ещё потом я не стал спешить с поездкой в Крым, потому что понимал, что для многих и многих моих украинских читателей и зрителей крымская тема болезненна, чувствительна и крайне обидна. Я полагал, что страсти улягутся… Не окончательно, не вполне… А просто слегка улягутся, и тогда можно будет, никого не обижая, поехать и просто сыграть спектакли.

Читать далее…

3 ноября.

Здравствуйте!

На днях остро ощутил довольно давно забытое чувство зависти. Удивился ему, а потом сам над собой посмеялся…
А вновь повстречался я с завистью в родном городе. В Кемерово.

Были гастроли по Сибири. Изначально мы запланировали Новокузнецк, Прокопьевск и Барнаул. Но в какой-то момент я понял, что буду находиться совсем неподалёку от Кемерово и туда не заеду… Эта мысль меня и удивила, и поразила. Я понял, что заехать очень хочу, но надо придумать повод. Повод не заставил себя долго искать. Позвонил в родной город, и запланировали устроить мой творческий вечер в родном университете.

В Новокузнецке я не был очень давно. Пятнадцать лет. Ехать туда категорически не хотел. Уж очень плохими были впечатления от первых моих гастролей в южную столицу Кузбасса. Никак не мог забыть ужас от работы в почти разрушенном и продолжающем разрушаться театре. Пятнадцать лет назад вокруг Новокузнецкого драматического театра стояли маленькие деревянные заборчики, для того, чтобы люди не подходили к зданию вплотную, а просто от стен отваливались большие куски штукатурки, и из под крыши падали объёмные части лепных украшений. Внутри театра стоял запах разрухи, вся материально-техническая часть находилась в кошмарном состоянии, а световой пульт представлял из себя музейный экспонат, который практически не работал, а для музея годился, поскольку был такой древний, что приехавший со мной взрослый и профессиональный светооператор, сказал, что не видывал такого никогда. Пятнадцать лет назад на мой спектакль пришло совсем немного людей, едва-едва треть зала, и всем во время того спектакля было плохо. И зрителям, и мне. Так что ехать я не хотел… Но поехал. И правильно сделал! Театр в Новокузнецке сейчас прекрасно реконструирован, отлично оснащён, и в нём чувствуется дыхание жизни. Зал был переполнен, люди, очевидно, вновь проторили в свой театр дорожку и привыкли в него ходить. Новокузнецк прям-таки порадовал и вновь очаровал.

Читать далее…

11 октября.

Здравствуйте!
Вчера по окончании спектакля в Казани мне среди цветов из зала подали небольшой бумажный пакетик. Подал молодой человек, что-то сказал, но я не расслышал. Только успел ему пожать руку. Было очень громко. К моей великой радости зал был переполнен и устроил мне овацию. В Казани вообще так…

Уже в гримёрной я обнаружил в пакетике небольшой кекс с изюмом и маленькую бутылочку молока. Молока топлёного. Сегодня на завтрак я это съел. С превеликим удовольствием.

Кекс не был каким-то домашним, особенным, бабушкиного или маминого приготовления… Он не был в красивой коробочке какой-то модной пекарни или кондитерской. Он был наглухо замотан тонкой полиэтиленовой плёнкой. Так продают кексы и булочки в самых простых магазинах или киосках. Молоко тоже было не из деревни, не из магазина экологически чистой и органической пищи, а просто бутылочка молока из супермаркета. Определённо парень подарил мне то, что сам любит и сам ест. Это еда из рациона человека, который пока ещё не думает о диетах и лишнем весе. И это было угощение не с намёком на то, что мол вы где-то в дороге и попробуйте чего-нибудь домашнего. Такого, что напомнит вам о доме… Это просто было было угощение. Дружеское угощение. И этот парень угостил меня именно так, как друга, приятеля. То есть если бы мы с этим парнем учились когда-то в одной школе или в одном университете, то вполне возможно, перекусили бы такими вот кексами и запили бы таким молоком, и пошли бы на спектакль «Шёпот сердца».

Ваш Гришковец.