9 июня.

Здравствуйте!
Пишу из Ульяновска. Нахожусь как раз в середине своего поволжского тура. Позади остались Нижний Новгород и Казань.

Впервые видел Нижний Новгород таким нарядным, прибранным и в то же время странно безлюдным. Казань уже давно нарядная, а в этот раз она какая-то почти идеальная, но тоже пустынная и без пробок. Два этих великих города ждут начала Чемпионата мира. Они как бы притихли. Затаились. А ещё на улицах этих городов очень много милиционеров.

Милиционеры начищенные, наглаженные и постоянно в поле зрения. На входах в гостиницы установлены системы контроля и проверки такие же, как в аэропортах. Проверяющие очень вежливы и явно прекрасно проинструктированы. Везде торопливо довысаживают цветы. Что-то подбеливают, докрашивают. То есть везде чисто, свеженько, цветы на клумбах, вежливые милиционеры и отсутствие людей. Создаётся полное впечатление съёмок дорогостоящей антиутопии. Мои знакомые сказали, что многие решили на время чемпионата уехать.

Читать далее…9 июня.

27 мая.

Здравствуйте!
Вчера прилетел из Владивостока в Москву. Проехал с премьерой «Предисловия» по Сибири и Дальнему Востоку. Томск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток. Сейчас не понимаю, какое время суток и где я. В очередной раз с сокрушительным удивлением понимаю, какая же гигантская у нас страна на такой маленькой планете. Каждый год в этом убеждаюсь, и всё равно — размеры родины непостижимы.

«Предисловие» люди встречают не просто тепло, а горячо. Понимаю, что с этим спектаклем я в очередной раз шагнул в новый сценический возраст. В нём появились новая, прежде не освоенная мною интонация и новые смыслы. Прежде у меня их не было. Для того, чтобы они появились, нужно было перешагнуть за полвека и написать большущую книгу.

Позавчера побывал на острове Русский и не без труда добрался до того места, где находилась описанная в спектакле «Как я съел собаку» и в романе «Театр отчаяния», некогда известная своим ужасом и жестокостью, так называемая Школа Оружия, то есть учебный отряд номер один Тихоокеанского флота… Никаких следов от целого военного городка более чем на две тысячи офицеров и курсантов не осталось. Даже руин. Всё заросло, всё исковеркано и страшно замусорено. На том месте, где когда-то стояли старинные казармы, появилось несколько безобразных частных домов. И это всё прямо напротив бухты Золотой Рог на берегу удивительной красоты пролива Босфор Восточный. Я не был на этом месте пятнадцать лет. А служил я там тридцать лет назад. Но те яркие и страшные события, которые мною были пережиты в этих местах, безошибочно позволили мне найти и ручей, который протекал рядом с нашей воинской частью, и следы фундаментов зданий, и тень дорожек и тропинок, по которым когда-то маршировали юные моряки, коим не было числа.

Читать далее…27 мая.

11 февраля.

Здравствуйте!
Четыре часа назад приземлился в Австралии. Последний час полёта сидел прижавшись к иллюминатору, чтобы поймать тот самый момент когда я увижу краешек земли… Краешек этого континента. Думал о всех тех моряках, которые искали неизведанные земли, представлял себя марсовым матросом, который первый на корабле кричит «Земля! Земля!» И я поймал этот момент.


Паспортный контроль занял какие-то минуты. Мы везли с собой конфеты и крымское вино в подарок организаторам фестиваля. В декларации нужно было указать всё, что мы с собой везём съестного — мясо, мясные изделия, любые фрукты, злаки, семена и тому подобное, но конфеты и вино никак не значились. Проверили нас строго, но доброжелательно. Конфеты и вино для пригласивших нас, но ещё нам незнакомых австралийцев мы всё же провезли.
Успели прогуляться по центру Перта и по какой-то набережной. Тепло. Приятно. Много незнакомых запахов. В небе совсем незнакомые звёзды. Воду в раковине проверили. Действительно закручивается в другую сторону, чем у нас. Выпил местного пива. Пока ощущение реальности не пришло. Я знаю, что я в Австралии, но пока явных признаков, кроме запахов и звёзд не встретил. Люди как люди. Дома как дома. Пиво как пиво. Но я в Австралии!!!

Кенгуру пока не видел.
Ваш Гришковец.

10 февраля.

Здравствуйте!
Через час вылетаю в Австралию!!! Точнее, сначала в Доху, а потом в австралийский город Перт. Потому что пока ещё люди не сделали самолётов, которые умеют летать из Москвы до Австралии. Или сделали, но не показывают.

Лет десять назад я стал совершенно спокойно относиться к тому, что, наверное, и не побываю в Австралии. Мне, конечно, хотелось, но я допускал, что не найдётся свободных денег, времени, а главное — какой-то веской убедительной причины, кроме кенгуру и коалы, побывать на этом самом отдельном континенте. Я даже как-то в одном интервью сказал, что мне конечно хотелось бы побывать в Австралии, но я не уверен в том, что Австралия хочет, чтобы я в ней побывал.

Но Австралия в лице фестиваля в городе Перт изъявила желание и пригласила меня. На всём большом фестивале от России буду только я один. Один за весь отечественный театр. Хорошо, что на фестивале искусств не нужно проходить допинг-контроль. Я бы его точно не прошёл.

Догадываюсь, что большинство людей, которые читают мой дневник, никогда в Австралии не были. Это очень далеко, долго лететь и дорого. Поэтому постараюсь писать о том, что буду видеть, слышать и нюхать. Никакого уровня представлений о том, что меня ждёт у меня нет. Намеренно ничего не читал про Австралию и Перт, никого, кто там бывал, не расспрашивал и ничего себе не фантазировал. Сделал так, чтобы гарантировать себя от разочарований. Наоборот, надеюсь исключительно на очарование. Ну и хочу сам произвести благоприятное впечатление.

Буду писать сюда из страны, равной континенту, то есть с родины кенгуру и утконоса, а также ехидны и многих разных сумчатых тварей.
Ваш Гришковец.

17 ноября.

Здравствуйте!
Случаются удивительные и ужасно комичные совпадения.
Как раз такое совпадение случилось со мной буквально на днях.

Я послезавтра лечу на гастроли в Екатеринбург, оттуда в Тюмень, Курган и Омск. Там буду исполнять спектакль «Прощание с бумагой». А после гастролей декорации этого спектакля сразу же поплывут в Австралию. Точнее, сначала они доедут до Санкт-Петербурга, там будут загружены на корабль и пойдут в дальний поход, о каком я даже во время службы на флоте не мог мечтать.

В феврале в Австралии в городе Перт пройдёт большой международный театральный фестиваль, на который спектакль «Прощание с бумагой» пригласили два года назад на фестивале в Вене. Из Австрии в Австралию — вполне логично.

Я давно уже не испытываю никаких иллюзий по поводу разных фестивалей, на которые в своё время ездил много и часто. Но Венский фестиваль является одним из крупнейших театральных форумов в Европе и мире. А в Австралию просто очень хочется поехать, я там никогда не был, никого там не знаю и даже привык к мысли, что там никогда не побываю. Однажды в интервью я сказал, что давно потерял страсть к путешествиям, стараюсь ездить туда, где есть дела. То есть езжу туда, где меня ждут и где я нужен. Так что если я хочу в Австралию, то возникает вопрос, хочет ли Австралия, чтобы я туда приехал.

Теперь хочет. Вот и полечу за тридевять земель на этот таинственный континент.

А теперь про совпадения… Позавчера мне сообщили, что билеты прямиком до Перта и обратно куплены. Я поговорил об этом по телефону, разговор закончил и тут же взял в руки пульт от телевизора. Когда телевизор включился — первое, что я услышал: «В Австралии обитает двадцать шесть видов смертельно опасных пауков…» Далее показали всех этих пауков, сообщили что самый из них опасный любит забираться в дома и гаражи. К его яду не найдено противоядие и человек после укуса умирает в течение часа, шансом на спасение является прямой массаж сердца. Но в передаче радостно было сказано, что в год фиксируют не более трёх смертельных случаев укусов конкретно этого паука. Дальше я узнал, что в Австралии и конкретно на её северо-западном побережье, то есть возле города Перт обитает самый маленький и самый ядовитый голубой осьминог. Его укус не очень болезненный, но совершенно смертельный. С ним человек чаще всего может столкнуться, если ходит по каменистому или скальному побережью во время отлива. Более тридцати видов австралийских змей являются смертельно опасными, их яды отличаются от ядов змей других континентов, поэтому для многих пока не существует противоядия. Укусы же морских змей, которыми изобилуют прибрежные воды Австралии чреваты моментальной смертью. А ещё в Австралии водится самый большой в мире крокодил. Так называемый морской крокодил. Эта тварь вырастает до шести метров и встречались особи весом двести пятьдесят килограмм. Это очень крутой крокодил он может плавать в море и преодолевать морские расстояния до тысячи километров. А в остальном, как было сказано, Австралия является самым безопасным в смысле флоры и фауны местом на Земле.

Вот так. Информация поступила не раньше и не позже. Ехать-то всё равно придётся. Австралийцы целый год переводили текст, заключены все контракты.

Короче говоря, очень рекомендую жителям Екатеринбурга, Тюмени, Кургана и Омска сходить на спектакль «Прощание с бумагой».

Ваш Гришковец.