26 марта

Здравствуйте!
Я очень тронут и рад тем, какой отклик нашли мои две предыдущих записи в этом дневнике. Я получил даже не слова одобрения или благодарности, что приятно, но не так важно… Я получил отклик в виде слов понимания… Понимания и единодушия. Ничего не бывает желаннее и радостнее…

Этот большой отклик меня в известной степени успокоил. Успокоил прежде всего в моих переживаниях по поводу выхода книги «Боль». Я так долго над ней работал и очень переживал, что всё происходящее, весь этот накал тревог, сомнений и самых дурных ожиданий не даст возможности тем, кто так или иначе ждал и ждёт выхода этой книги, её спокойно и вдумчиво воспринять и почувствовать. Я, как живой человек, переживал, что выход моей книжки пройдёт незаметно, не привлечёт к себе внимания из-за того, что люди погружены в беспрерывный поток безрадостных новостей. Сейчас же думаю иначе.
По поводу двух предыдущих записей я услышал много разумных, взвешенных и в лучшем смысле трезвых слов и из России, и из Украины, а также из Казахстана, Белоруссии и совсем дальних пределов. Я рад.

Завтра лечу в Киров. Там послезавтра у меня спектакль и концерт с Мгзавреби. Не выступал с ребятами с первого марта. Как раз тогда в Тбилиси мы узнали о том, что принято решение о применении вооружённых сил в Крыму. Прошло всего-то чуть меньше месяца, а кажется, это было так давно. Встреча точно будет радостная, как после долгой разлуки. И я уверен в том, что энергию этой радости очень почувствуют зрители в Кирове и потом в Ижевске. К тому же, Мгзавреби будут в этих городах впервые.

Я им иногда, редко, но остро завидую, потому что они только начали открывать для себя наши города и людей. Для меня же осталось уже не так много больших и средних городов в стране, в которых я не побывал.

Read more

3 февраля.

Здравствуйте!

А в Калининграде резко потеплело. Ещё вчера ночью пошёл дождик, утром воздух наполнился запахами талого снега и оттаивающих веток, снег потяжелел и потемнел. В городе стало неприглядно, слякотно…

Сейчас за окном звуки текущей по крыше воды и шумы струй доносятся из водосточных труб и желобов. Птицы запели, залетали быстро. Соседи убирают с дома новогодние гирлянды. Мы тоже решили убрать. Да и ёлку разберём. Хватит.

Сейчас в окно не так приятно смотреть, как приятно его приоткрыть и нюхать. Запахи так и вьются, так и роятся. Пока ещё тонкие, не яркие и не мощные. Но приятные и радостные.

До весны ещё, конечно, далеко. Но ясно, что по крайней мере, в Калининграде уже сильных морозов и господства зимы не будет.

Если говорить о запахах, то очень интересно пахнет зимой Корфу.

Прилетели на остров и вышли из самолёта мы довольно поздно. Было темно и практически ничего не видно. Зато запах стоял сильный и для меня необычный… Да что там необычный, я такое нюхал в первый раз.

Read more

25 января.

Здравствуйте!

Позавчера закончил писать повесть «Непойманный». Пожалуй, это была самая затяжная моя литературная работа, начатая ещё осенью 2011 года. И с уверенностью могу сказать, что это самое трагическое по своему содержанию из всего того, что я написал. Сейчас занимаюсь редакцией. На следующей неделе сяду за рассказ. Постараюсь написать его быстро, так как он довольно основательно продуман. И книга будет закончена. Не припоминаю, говорил я уже об этом или нет, но книга будет называться «Боль». Это общее название книги. В неё войдут повесть «Непойманный» и три рассказа. И хоть все эти четыре литературных произведения между собой никак не связаны, но книга понимается мною и сформирована, как цельное художественное высказывание. Книжка выйдет в начале апреля. Серж Савостьянов уже предложил оформление. Как всегда для меня неожиданное и удивительно точное.

Read more

17 января.

Здравствуйте!

С ночи Калининград заваливает снегом. Ветра нет, снег кружится, и ложится ровно-ровно, гладко-гладко. Кружится, как внутри стеклянных шаров.

Продолжаю писать повесть. Пишу и пишу. А она всё не заканчивается. В очередной раз убеждаюсь, что некоторые литературные тексты заканчиваются сами собой или не желают заканчиваться. Я полагал, что повесть будет короче, а она всё длится, и герои всё не заканчивают свой разговор.

Пьесу, которую закончил в конце прошлой недели, отправил читать нескольким режиссёрам. Называть их не буду. Но также отправил её в издательство. Хочу издать пьесу отдельной тоненькой книжкой-брошюрой. Так, как это делалось когда-то, в те самые, Чеховские времена. Читать пьесы непросто. Некоторые вообще невозможно. Но эта читается и по-моему, вполне легко. К тому же, пока она дойдёт до постановки и дойдёт ли вообще. В пьесе же нет ни одного слова мата. Ни единого. Так что, для нынешнего контекста современной драматургии наша с Аней Матисон пьеса практически радикально контрапунктная.

Read more

13 января.

Здравствуйте!
Сегодня передал законченную пьесу издателям и на прочтение нескольким людям, чьё мнение мне важно и дорого. Пьесу «Уик энд» закончил как раз в выходные. Никак не мог оторваться от работы, перечитывал и перечитывал сложный для анализа текст. Для меня пьеса, состоящая из 12-ти персонажей и 2-х актов – совершенно новый и неизведанный этап. Но всё. Работа над этим закончена, теперь все силы брошу на повесть.

Как-то уж слишком быстро мелькают дни. Они и так-то коротки и не особенно солнечны. А когда сидишь по многу часов за рабочим столом, то только диву даёшься… Начал страницу, было ещё светло, а закончил её – уже темно.

Read more