Норвегия. Киркенес. Продолжение.

Продолжение.

За осмотр выкопанного в снегу отеля с нас взяли по 100 норвежских крон. Уж не помню, много это или мало, но я готов был заплатить и больше, лишь бы поскорее сесть в тёплый автомобиль. Однако шведская детская писательница проявила гораздо большую любознательность и морозоустойчивость. Она задавала вопросы нашему гиду один за другим. Тот охотно и подробно, со всей норвежской обстоятельностью отвечал. В итоге, мы не просто замёрзли, а задубенели. Благо, от этой холодной достопримечательности до автостоянки можно было не просто идти пешком, а воспользоваться санями. Я прокатил свою дочь на этих санях.

Подробнее…

«151 эпизод жжизни»

Третья книга, основанная на интернет-дневнике Евгения Гришковца появилась в продаже в начале марта.

Страница заказа на Озоне.

Автограф-сессия прошла 7 марта в Торговом Доме Книги «Москва»

книга «Сатисфакция».

Здравствуйте!

28-го ноября в воскресенье в 16 часов, т.е. буквально вот-вот, на днях, в книжном магазине «Читай-город» в Киеве в двух шагах от театра имени Леси Украинки состоится первая моя автограф-сессия по случаю выхода книги «Сатисфакция». Удивительным и странным образом это снова происходит в Киеве. Я не знаю почему, но мне это особым образом приятно.

А книжка собралась хорошая. Она именно собралась, а не написалась. В неё вошли три доселе не напечатанные, а только размещённые в Интернете пьесы «Осада» и «Дом», впервые опубликован монолог, а точнее, текст спектакля «+1», полный и изначальный сценарий фильма «Сатисфакция» и тексты трёх альбомов проекта Гришковец и Бигуди «Петь», «Секунда» и «Радио для одного». Все эти тексты представляют из себя по сути совсем маленькие или вовсе не маленькие драматургические произведения, т.е. тексты, предназначенные не так для чтения, как для исполнения в театре, кино, или с музыкой. Вот и собрался такой сборник. Мне он очень нравится. Особенно его оформление (улыбка).

Самым удивительным и пережившим массу приключений является безусловно текст пьесы «Осада». Мне он особо дорог. Посудите сами: спектакль «Осада» в Кемерово в театре «Ложа» я сделал в 1994 году. Пьеса была мною разработана, но не записана. Я хотел, чтобы актёры усваивали свои роли на слух, свободно их присваивали и могли с известной вольностью интерпретировать. Спектакль получился настолько хорошим, что не только прожил дольше остальных в репертуаре нашего маленького кемеровского театрика, но и практически в неизменном виде был легко перенесён и поставлен на cцене МХТ имени Чехова семь лет назад. И до сих пор с успехом и аншлагами идёт и, надеюсь, будет идти.

Надо отдать должное Олегу Павловичу Табакову. Он согласился на мою постановку в его театре, не имея возможности прочитать пьесу… Потому что пьесы как таковой не было. Но тем же самым способом, что и некогда в Кемерово я сделал спектакль в МХТ всего за тридцать репетиций. Текст настолько легко и даже с радостью был присвоен актёрами, что они сами этому удивились. Спектакль вышел, шёл, шёл, но пьесы так и не было. Мне редко удавалось смотреть спектакль и давать актёрам указания. А они в своих импровизациях частенько уходили далеко от первоначального замысла. Короче, возникла потребность зафиксировать текст.

В итоге, спектакль просто записали на диктофон, запись расшифровали, я её отредактировал, и теперь, спустя шестнадцать лет после первой премьеры «Осады» пьесу можно прочесть глазами. А ещё невероятной особенностью этой пьесы является то, что всех актёров, которые участвовали в кемеровском спектакле и сейчас в двух составах играют этот спектакль в Москве, можно с полным правом назвать соавторами этого текста. Все они, кто больше, кто меньше, вносил свои особенности, интонации или свойственные только им слова и словечки в эту пьесу. То есть у меня было за шестнадцать лет жизни спектакля «Осада» четырнадцать соавторов.

Пьеса «Дом» уже почти год идёт в театре «Школа современной пьесы». В этом спектакле в одном из составов главную роль играет Александр Гордон. Играет неожиданно, иногда даже парадоксально, но очень искренне и интересно. Сценарий «Сатисфакции» мне даже самому было интересно перечитать, спустя почти два года после его написания. Фильм, в итоге, получился ровно полуторачасовым. А сценарий мы написали практически двухсерийной картины. В общем, книжка получилась любопытная. Хорошо, что мы успели её выпустить до нового года. Люблю подводить итоги. Люблю, чтобы к какой-то дате, к какому-то рубежу все дела были сделаны, всё было подчищено и все разложено по порядку. Нравится, чтобы в делах и в комнате был порядок. Книжка «Сатисфакция» — этот как раз и наведение порядка и подведение некоторых итогов.

А Серж Савостьянов так оформил эту книгу, что она вполне сгодится для небольшого рождественского или новогоднего подарка (хитрая улыбка одними глазами).

Ваш Гришковец.

городская детская жизнь.

Здравствуйте!

А у нас по всем признакам жаркое, радостное и настоящее курортное лето закончилось. Ещё вчера холодный ветер дул порывами, но в разрывы облаков успевало проскочить знойное солнце и дать надежду, что прогнозы на похолодание всё-таки ошибочны. Ан нет. Сегодня после ночного довольно холодного дождя +18С, хотя вода в Балтике +22С. Грустно. Но жаловаться не приходится. Всем, кто приехал нынче на наше побережье, да и нам, местным жителям, лето подарило невероятно хорошую, радостную погоду и такое тёплое море, какого я за свои 12 лет проживания здесь не припомню.

А на самом деле уже неделю маюсь. Абсолютно ощущаю себя, как в детстве, когда возвращаешься в город от бабушки, которая жила на юге, или вместе с родителями с летнего отдыха… Возвращаешься задолго до конца летних каникул, а в городе, и особенно во дворе, пусто. Нет ни то что друзей-приятелей, но и вообще детей нету. Все где-то ещё по деревням, по пионерским лагерям, по югам. Вот и слоняешься ты по двору неприкаянный, пытаешься придумать какие-нибудь одиночные затеи, которые большой радости не приносят. Вроде бы ещё лето, но совсем невесело. И особенно грустно от того, что эти бесценные летние дни проходят бездарно.

Вот и я ещё вполне ощущаю лето и остро чувствую то, что оно заканчивается и вроде бы надо воспользоваться каждым днём и летними радостями… но как-то не получается. Программа летнего отдыха выполнена, а лето ещё не закончилось. Вот не умею я бездельничать! Не умею праздно проживать дни. При этом, никакого серьёзного замысла нет. Не к чему всерьёз приложить руки…

И вот наблюдаю я за тем, как живёт сейчас наш околоток и понимаю, что из жизни моих детей и тех детей, которые живут поблизости, да и во многом вообще из городской детской жизни почти совсем, возможно безвозвратно, ушла дворовая жизнь. Исчезла жизнь двора! та жизнь, которой мы жили полноценно и азартно. Та жизнь, которая прерывалась только на сон, еду, школу, домашние уроки и какие-то наказания за провинности. Наверное, я надеюсь, такая жизнь исчезла не полностью, надеюсь, где-то и у кого-то во дворах ещё собираются шумные детские компании, устраивают игры, какие-то вылазки в другие дворы, но этого так немного. А дети из так называемых «благополучных и хороших» семей совсем её лишены. Мы опасаемся, мы волнуемся, мы попросту боимся отпускать наших детей без присмотра, и небезосновательно боимся. К тому же, когда-то мы в своей дворовой жизни, да и в школьной, совершенно не понимали, не думали о том, кто из каких семей, кто как одет во дворе и на какой машине ездит чей-то отец.

Дворовой жизни не стало… У нас… недалеко от моего дома есть брошенный долгострой и рядом с ним шикарная, ещё немецких времён руина. Нами это было бы излазано, исползано вдоль и поперёк. Были бы обязательно полные опасностей путешествия на эти объекты, с бегством от сторожей, мифами о подвалах и прочей жутью. Совсем рядом с моим домом есть маленькое озеро. В нём водятся тритоны, помимо ондатр, карасей и лягушек. Озерцо довольно заросшее и замусоренное… И я представляю, сколько поколений пацанов через день, да каждый день приходили домой от этого водоёма мокрые, грязные, но счастливые, с тритоном в банке. Как много детского времени за долгие годы счастливо прожито на берегах этого озерца. А сейчас я не вижу детских ватаг, корабликов и детских экспедиций на эти берега. Только юные, довольно дерзкого вида пацаны ошиваются возле озера, курят, пьют пиво и создают совсем не романтическое ощущение.

Наши дети ушли в «контакты» и «скайпы». У многих нет велосипедов, да и желаний иметь их нет. Поскольку нормальные родители просто не позволят своим детям далеко уезжать от дома. А возле дома под окнами кататься на велосипеде, когда тебе больше одиннадцати лет, просто не прикольно. Нам давно приходится обговаривать с родителями одноклассников наших детей, их встречи и выбирать ответственных за эти встречи. Дворовая жизнь та, которая была сутью нашего детства уходит и, возможно, уходит навсегда. Во дворах остаются только какие-то почти шайки десяти-четырнадцатилетних ребят, которые вовсе не играют в банки, чижа, казаков-разбойников, вышибалу, козла перевозчика (мы так это называли), путаницу и прочие и прочие. Они зимой и в хоккей-то не играют… Следы от их дворовой жизнедеятельности — окурки и банки, бутылки, пакеты с клеем, а то и шприцы… Такие ребята не постучат в первую попавшуюся дверь любого подъезда своего двора, чтобы попросить попить, да и мы не откроем. Уходит дворовая жизнь. Ещё совсем немного — и она останется только в наших воспоминаниях и в наших рассказах, которые будут вызывать у детей зависть и ощущение чего-то совершенно несбыточного из навсегда ушедшего прошлого.

А я послезавтра буду в Киеве. Всего на один вечер. В магазине «Читай-город», рядом с моим любимым театром Леси Украинки есть такой магазин. Там намечена встреча с читателями в рамках большого российско-украинского книжного мероприятия… Планы по гастролям и по работе на осень уже сформированы. В первых числах сентября мы начнём и закончим с Бигуди запись нового альбома. В альбоме будет десять новых вещей. Тексты и музыка уже написаны. И альбом будет сильно отличаться от предыдущих. Рабочее название альбома — «Радио для одного». Он выйдет в октябре. Так что, лето заканчивается. Но оно ещё подарит радость тем, кто хочет и умеет получать подарки. А это, поверьте, умеют далеко не все.

Ваш Гришковец