18 февраля.

Здравствуйте!

Вчера после спектакля отметил день рождения. Те австралийцы, с которыми мы работаем, подарили мне бутылку ирландского виски, который называется «Слёзы писателя». А сегодня я сыграю последний спектакль в Перте…

Очень не хочется расставаться с командой, которая здесь работает, и с декорацией, которую сделали в местных мастерских для моего спектакля. Ужасно интересно пользоваться совершенно другими предметами на сцене. Книги американских и английских издательств пахнут совершенно иначе. В старых австралийских книгах другая бумага, чем мы привыкли. Письменный стол тоже другой. А антикварный стул, который купили специально для моего выступления, такой, что я не могу с ним расстаться. Я бессовестно его выпросил и постараюсь отвезти домой. Шутка ли — австралийский модерн! Ручная работа и какое-то австралийское ценное дерево.

Даже страшно подумать что будет с этой декорацией. Неужели они её выбросят… Особенно забавно получились у австралийцев берёзы. Они сделали то, чего в жизни никогда не видели. Их берёзы больше похожи на матросов в тельняшках, но всё равно само старание очень меня тронуло.

Читать далее…18 февраля.

17 февраля.

Здравствуйте!
Хочу извиниться перед всеми, кто писал мне сегодня поздравления и кто пытался до меня дозвониться. Я отложил телефон в сторону. Нет возможности разговаривать, да и не хочется разориться. Скоро пойду в театр играть спектакль. Потом удастся немножко посидеть и выпить. Бутылочку водки я с собой прихватил.

Как-то пару лет назад я сделал в дневнике запись про случайно увиденный по телевизору концерт чудесного каталонского музыканта Жорди Саваля. Я совершенно случайно, переключая каналы, наткнулся на тот концерт и не смог оторваться. Я даже не знал, как называется инструмент на котором он играл. Я подумал, что это какая-то странная шестиструнная виолончель, а оказалось, что этот инструмент называется гамба.

Сегодня у этого выдающегося музыканта концерт в Перте в рамках того же фестиваля, в котором участвую я. То есть выступать мы будем параллельно. Но организаторы фестиваля сделали мне подарок. Они договорились, и Саваль пустил на репетицию. Я только что с неё вышел.Это был удивительный концерт, или репетиция, или всё вместе. В этот раз он играл с группой музыкантов и с тенором и певицей из Мексики. В программе концерта была как старинная европейская музыка, так и определённо народные мексиканские песни. Мне сейчас кажется, что я мог бы эту музыку слушать всю жизнь. В ней столько благородства, достоинства, романтической красоты и абсолютно откровенного ясного и чистого мелодизма. Такая музыка может нравиться даже детям, поскольку чистые и ясные мелодии действуют и завораживают всех, даже самых непоседливых.

Мне нравится такой день рождения… музыка, тепло, прекрасное австралийское небо, которое отличается от нашего, и я пока не знаю, как его описать… И скоро подойдут пятьсот с лишним австралийцев, которые купили билеты, чтобы посмотреть на меня и послушать. Настоящий праздник.
Ваш Гришковец.

16 февраля.

Здравствуйте!
Я сыграл сегодня свой первый спектакль в Австралии. Зал был полон, зрители спектакль приняли не хуже, не лучше, а точно также как дома. И мы друг другом остались довольны. Завтра сыграю второй спектакль и отмечу свой пятьдесят первый день рождения на сцене… в Австралии. Кто бы мог подумать!!! И это будет первый раз в моей жизни… День рождения в тёплом месте. Для меня впервые февраль — не холодный месяц.

Впечатлений много, но сейчас нет ни сил ни возможностей их передавать. Я их подкоплю и потом поделюсь ими.
Ваш Гришковец.

15 февраля.

Здравствуйте!
Сегодня произвели генеральную репетицию спектакля «Прощание с бумагой» на сцене главного театра австралийского города Перт. Театр носит имя Хита Леджера. Этот замечательный актёр, которого большинство зрителей помнит по роли Джокера в Бэтмене, никогда не играл в этом театре. Он просто австралиец. Австралийский театр всё-таки явление весьма условное. Вот жители Перта и назвали свой театр в честь известного киноартиста, чья трагическая жизнь трагически оборвалась.

Театр технически устроен совершенно. Это невероятно удобный театр и для актёров и для зрителей. В нём около шестисот мест и это самый большой театр города Перт.

В нём работают какие-то чудеснейшие люди, которые относятся к приезжим артистом с благоговейным почтением. Так что репетиция прошла замечательно.

Отдельно надо сказать о том, что декорация спектакля «Прощание с бумагой», которую мы отправили из Санкт-Петербурга кораблём через два океана, в пути задержалась. Проще говоря, декорация не успела придти ко времени нашего спектакля. Спектакль завтра, а декорация ещё в море. То, что декорация не успевает, стало ясно ещё месяц назад. Поэтому фестиваль и театр запросили от нас чертежи. Мы их выслали, и они изготовили точную копию наших декораций. Изготовили очень хорошо. Так что у меня теперь есть комплект декораций в Австралии.

Если кто-то помнит мой спектакль, то знает, что в нём на сцене фигурирует пять дверей. Австралийцы заказали двери в Новой Зеландии. Так что у меня завтра на сцене будет супер экзотическая декорация. Она австралийско-новозеландская. Чего ещё можно хотеть в этой жизни??? Реквизит в виде конверта, бумажек и самое главное — промокашки, мы привезли с собой. Почтовые ящики у меня на сцене будут австралийские. Они очень отличаются от тех, к которым мы привыкли, но я уверен, что австралийцы об этом не догадаются.

Мой технический директор улетал в Австралию на неделю раньше нас, чтобы всё проконтролировать. Но из-за московских снегопадов тоже не смог вылететь вовремя. Короче говоря, Австралия очень далеко и всё что касается доставки сюда чего-то из России связано с изрядными нервами… А моя декорация доплывёт до Австралии через пару недель, развернётся и поплывёт обратно, чтобы как-нибудь к октябрю добраться на родину. Постараюсь завтра после спектакля найти силы и рассказать, как всё прошло. Мне, конечно же, очень и очень интересно, как этот спектакль воспримут люди, живущие в другом полушарии с другими звёздами в небе и с представлениями о том, что юг это холодно, а север — тепло. Я очень хочу, чтобы им спектакль понравился. Потому что австралийцы мне как-то чертовски нравятся. Очень хорошие и в самом лучшем смысле этого слова здоровые люди.
Ваш Гришковец.

14 февраля.

Здравствуйте!
Сегодня, наконец-то, в Австралии закончили репетировать «Прощание с бумагой». Весь текст спектакля на удивление целиком и полностью совпадает с пониманием и представлением австралийцев о мире и о том, что значит для русского человека расстояние, радость встречи, ожидание письма и преодоление ради того, чтобы увидеть дорогого человека… Мой драгоценный переводчик и теперь уже старший товарищ и друг Кайл сообщил, что на английский язык напрямую не переводятся такие слова как «пошлость», «»воля» или «уют». Эти слова переводятся набором слов или словами, которые передают только оттенки наших слов… Работа с Кайлом была невероятно интересной. Теперь остаётся только ждать самого спектакля и узнать, как наш спектакль отразится в сознании австралийского зрителя.

Общение с Кайлом для меня большая радость. Он человек возраста моих родителей, и его судьба и история поражает моё воображение. Он успел в юности, спасаясь от вьетнамской войны, в которой Австралия вместе с американцами принимала участие, пожить в Финляндии. Он как студент помнит Советский Союз времён моего детства. Он дипломатом работал в Советском Союзе в момент исчезновения СССР и появления России как отдельного государства. Он работал дипломатом в Китае… а сейчас он репетирует со мной спектакль «Прощание с бумагой». Мы вместе волнуемся. Нам предстоит послезавтра представить уже не мой спектакль, а наш спектакль австралийскому зрителю. А Австралия уникальна тем, что это единственная страна, которая равняется континенту.

А после репетиции я поехал к океану и сегодня я впервые в жизни видел Индийский океан и мне удалось сфотографировать первое прикосновение Индийского океана… А потом я видел закат.

Комментарии к этому ощущению излишни. Одно понимаю, что капитан Кук приплыл сюда очень издалека. И потомки капитана Кука в виде и в качестве сегодняшних австралийцев стали очень приятными людьми. Мне нравятся австралийцы. Это какие-то очень здоровые во всех смыслах люди. Возможно, они не согласятся с моей оценкой, как люди, которые хорошо понимают все сложности местной жизни, но я хотел бы, покидая Австралию оставить здесь людей, которых посчитал бы своими друзьями.
Ваш Гришковец.