дневник — Страница 83 — odnovremenno.com

Вступительное слово

Здравствуйте!

Приветствую вас ЗДЕСЬ! Приветствую тех, кому небезынтересно, а может быть и важно периодически читать то, что и пишу помимо литературных или драматургических произведений, т.е. то, что я пишу о повседневности. Теперь вы сможете это читать ЗДЕСЬ.

Думаю, что интенсивность моего присутствия на этой страничке будет прежней. Иногда буду писать ежедневно, когда будет на то время, силы, а главное – причины и темы. Иногда буду на некоторое время исчезать, выезжая на гастроли или на короткий отдых.

Думаю, что местное маленькое моё пространство будет технически развиваться, будет видоизменяться и будет более удобным для пользования. Обещаю, что через некоторое время мы сделаем так, что можно будет оставлять свои комментарии. Пока это технически невозможно. Но скоро наладим (улыбка). Завтра, 18-го февраля, полечу на гастроли в Минск, потом в Москву, потом в Нижний, потом снова в Москву и 28-го вернусь домой. Но что-нибудь буду писать СЮДА и в процессе гастролей.

Так что, если вам нравится читать мною написанное «вдали от шума городского» в стороне от скандалов, дрязг и просто волн раздражения, то я буду рад. Я буду писать, даже если меня будет читать совсем немного людей. Или даже никто не будет. Благо ЗДЕСЬ нет ни рейтингов, ни мест и вообще не может быть никакой соревновательности, равно как и гонки за цифрами, т.е. за души.

Ещё раз здравствуйте!

Ещё более ваш Гришковец.

18 февраля

Здравствуйте!

Вот первая страничка нового дневника. Ощущение приятное. Как в детстве, когда открываешь новый альбом для рисования, свежую тетрадку, в которой между обложкой и первой страницей лежит розовая промокашка (эх, канули в прошлое промокашки. как же приятно на них было рисовать!).

А зима не унимается. Снег идёт с ночи. Кружится без ветра… Интересно, как доживёт до весны посеянный нами осенью газон. Перед холодами он едва успел проклюнуться тонюсенькими травинками.

Здорово вчера отпраздновал день рождения. Людей было немного. Всё родные лица. Прочитал друзьям своё эссе про водку. Кажется, они были в восторге. Своё эссе я подарил недавно другу, который водку производит. Сделал ему такой подарок. Теперь же приходится просить у него разрешения его читать и публиковать. Но он хороший, он разрешает… То есть, хорошо вчера отметили. После суматохи и нервов послединих дней и интернет бурления было так хорошо! И сегодня хорошо. Тихо и главное пришло отчётливая убеждённость в правильности совершённого шага.

А ещё вчера произошло чудесное событие. У Сергея Петрунина который со мной работает  уже много лет, он мой администратор, тур-менеджер, он всегда со мной в пути, в гостиницах, в театрах, на пресс конференциях и прочих мероприятиях, он — человек, с которым я провожу почти столько же времени, сколько с семьёй. Он очень близкий человек и единственный мой «подчинённый», так вот вчера у него и его прекрасной жены Алёны родилась дочка. Ну это надо же, именно в один день со мной!!! Чудо да и только…

Через час поеду в аэропорт. Полечу в Минск. Там очень ждут, там давно не был со спектаклями. А пока предлагаю вам почитать моё интервью, которое я давал Новой газете. Из него сделали монолог, но это было именно интервью, состоящее из вопросов и ответов. Именно поэтому монолог выглядит несколько рваным. Но суть того, о чём я хотел сказать, читается.

До скорого.

Всё тот же ваш Гришковец.

Для «Новой газеты»

«Понятия «эта страна», «мы сваливаем» и «мы остаемся» стали снова  актуальными и даже более актуальными чем в 90-е годы. Но если в начале 90-х уезжали люди, которые совершенно не представляли себе жизни вне России, то сейчас отваливают люди, которые хорошо понимают, что их ждет тишина, скука, забвение, выход на пенсию, окончание активной жизни.

То, что происходит в стране, лишает людей хоть каких-то надежд  сделать что-то созидательное. И они говорят «в этой стране», тем самым отключаясь от нее. Они не понимают, как воспитать детей в России, дать им нормальное образование и увидеть их будущее здесь. Это те, люди которые еще 5-6 лет назад строили какие-то планы, открывали автосервисы, спа-салоны, рестораны. Сейчас никому не хочется совершать созидательные шаги, понимая, что результат их труда не приживется, скорее всего, будет уничтожен.

«Эта страна» говорят и те люди, которые никуда не собираются уезжать. Ни по возрасту, ни по знанию языков не годятся в эмиграцию – просто переживают классический страх. Человек, который говорит «эта страна», ощущает процессы, происходящие в России как не имеющие к нему отношения. Я «эта страна» не говорю никогда.

Для тех, кто говорит «эта страна», для них Родина – это друзья, родственники, любимые люди, может быть, их работа. А люди от президента  до сантехника – та страна, в которой они вынуждены жить. И они ощущают эту вынужденность как чудовищную ошибку судьбы, чей-то злой умысел.

Я – не остаюсь. Я вернулся и живу, совершив попытку эмиграции в Германию в 1990-м году. Теперь неизвестно, что нужно сделать, чтобы я вознамерился куда-то уехать из России. Только лишить меня возможности работать. Тогда я уехал, потому что у меня была масса иллюзий – такое было время, многие жили иллюзиями. В Германии иллюзии рухнули, я понял, что совершенно там никому не нужен.  Я и здесь никому особенно не был нужен  тогда. Но здесь я был нужен хотя бы родителям и какому-то количеству друзей. А там – вообще никому. А главное – жизнь там, какой она там оказалась, не была нужна мне.

Самое забавное, что люди, у которых есть недвижимость во Франции, Испании, Черногории, которые проводят много времени за границей в своих домах, не приживаются тоже. Им кажется, что они знают ту жизнь, но как только они отваливают, то понимают, что их представление о «той» жизни было все равно иллюзорным. Наличие жилплощади, знание языка, бытовая адаптированность, умение пользоваться магазинами, банками, заправками, даже учеба детей в местной школе ничего не определяет. Но как только они переезжают насовсем, на них наваливается та самая ностальгия, как беда, как злой рок. Другие нации даже себе не представляют масштаба трагедии эмиграции для русского человека. Для нашего человека жизнь заканчивается, когда он эмигрирует. Я не имею в виду тех, кто поехал стажироваться, учиться, временно работать. Я о тех, кто целенаправленно и осмысленно взял и уехал. Покинул Родину с тем, чтобы никогда не жить в России. Для них жизнь во многом останавливается.

Среди моих знакомых есть те, кто уехал в Сингапур, Америку, Англию. Все с капиталами. Все выдумывают всяческие способы контактов, уверяют, что всегда могут вернуться. Часто приезжают, много говорят о том, как им там здорово, как они занимаются спортом, какую замечательную купили недвижимость за те деньги, за которые в Москве нельзя купить трехкомнатную квартиру, про чистые воздух и какие барсуки у них живут в саду.

Уехав сейчас, я бы продолжал работать по профессии. Меня много переводили, я продолжил бы работать в театре и литературе. Наверняка я смогу зарабатывать преподаванием. Но мне это ни капельки не интересно. Меня интересует мой читатель, слушатель, зритель, современник и соотественник – здесь. Писать книги на Родину не то же самое, что писать письма на Родину.

Мое нежелание работать за границей связано  с тем, что там мне будет нужно беспрерывно адаптировать собственное высказывание для европейского сознания. Моя задача как писателя – разобраться с тем, что является сугубо специфическим, а в эмиграции это главное нужно будет отсечь. Получается, что мне нужно стать другим, а я не хочу. Отвечать на вопрос об особенностях русского характера русскому человеку нельзя.  Для этого нужно от себя дистанцироваться, оценить и в этот момент перестать быть русским. Я не хочу этого делать вообще. Для меня это утрата главного. И  я не могу и не хочу быть человеком мира – человеком, не имеющим определенных признаков, национальных особенностей, пластичным и невесомым.

С русскими детьми, обучающимися за границей, происходит трагедия. Если юный бельгиец учится в Сингапуре или Лондоне, с ним все нормально. С русскими детьми ненормально. Они становятся людьми европейского склада, как того от них хотели родители, но родители также ждут от них чудес, а чудес не происходит. В Европе не нужны чудеса. Чудеса нужны в России.

Если  до 10-12 лет ребенок прожил в России, он будет возвращаться домой из Лондона и Парижа. Страшно радоваться, ходить по клубам, веселиться. А потом уезжать в Европу в ту свою жизнь как на не очень приятную и скучную работу. При этом он не сможет насовсем вернуться  в Россию, потому что его навыки здесь никому не нужны. Он не сможет жить по тем законам, которые здесь существуют, потому что уже привык к упорядоченному рабочему действию. Еще один аспект: отправляющие детей учиться за границу – люди небедные. А получается, что их детям нужно, как всем европейцам, методично работать, зарабатывать себе кредитную историю, снимать квартиру, ездить на мотороллере, сильно экономить. А зачем ему это делать, когда у папы ликероводочный завод или нефтяная вышка? Какая-то фигня получается – и он там не нужен, и ему не нужна европейская упорядоченная жизнь. Отправляя детей в 12-13 лет учиться в иностранные школы или в 17-18 – в университеты учиться не важно на что, лишь бы «там», родители ломают детям жизнь через хребет. Беда России страны – наше сознание никак не становится универсальным, общим с Европой.

И родители выдумывают детям фиктивный, липовый бизнес, открывают им офисы в Лондоне или Цюрихе, чтобы каким-то образом оправдывать их пребывание там. Выросшему в Европе отпрыску русского бизнесмена не хочется работать в России даже на папиной вышке топ-менеджером. Нет системы воспитания европейской аристократии, для которой карманные деньги детям не выдаются после окончания обучения. Потомки аристократов в Европе работают, если родители не безумцы.

Немка вышла замуж за русского. Ему 25, ей 24. Молодой муж купил ей двухместный кабриолет «Родстер». Папа девушки, богатый человек, владелец завода автомобильных двигателей, приехал в Питер, перегнал машину к дому отца этого мальчика и сказал, что он воспитывал свою дочь так долго не для того, чтобы ее в России таким образом баловали. Что его дочь сядет в эту машину, когда ее муж заработает на этот подарок.

Мой знакомый бельгиец, небедный человек, купил своему сыну в честь поступления в университет «Фольскваген гольф» 15-летней давности за 4 тысячи евро. И это тоже очень правильно.

У меня – трое детей разного возраста. У старшей дочери, ей 15, в соцсети аватар «Девочка с персиками». У нее нет и никогда не было дорогого телефона. Она его не просит и даже не хочет. Она просто видит меня. У меня тоже никогда не было дорогого телефона, хотя я могу его купить. Она была в летних школах в Финляндии и со мной она ездит везде с раннего возраста. Она хочет поступать на что-то гуманитарное, скорее всего, в РГГУ.

Там преподают педагоги, которые учили меня в Кемерово».


9 января 2011

Здравствуйте!

Весь день провёл в безделье. Больше всего устаю от таких дней. Маялся, чего-то ел. Причём, не то, чтобы сел и поел, а таскал куски. Доедал что-то за детьми. Смотрел по телевизору, а точнее, всё время досматривал какую-то чушь. Прогуляться не удалось. Просто гулять по городу невозможно. С крыш сходят лавины снега, падают сосульки, капель. И при этом пасмурно и как-то гриппозно. Вчера, хоть, занимался редакцией рассказа и поскидывал тяжёлый снег с крыши. Было за что себя уважать. А сегодня устал от маяты и безделья. Устал от тревожного ощущения бесцельно ускользающего целого дня. Пытался найти какое-то осмысленное занятие, но смыслов найти не удалось. Не научился я пока отдыхать.

А вчера вечером оторвавшись от работы над текстом глянул в телевизор и оторопел. На первом канале шёл концерт какой-то певицы, которая исполняла какие-то совершенно кабацкие песни и читала отвратительные стишки собственного сочинения. Стишки, исполнение и исполнительница были одинаково вульгарны. При этом, концерт был на Первом канале, в очень дорогих декорациях и в праздничный день. Да к тому же и праздник был весьма значительный. Песни же были, скорее, не рождественского, а самого что ни на есть кабацкого розлива. В зале было полно солидного народа и в основном мужики фенотипа представителей партии Единая Россия. Я заворожённо смотрел на эту вакханалию, поинтересовался, кто же это, и узнал, что это некая Елена Ваенга.

Я не в первый раз слышу это имя и фамилию. Видел афиши и мне говорили, что это новое крайне популярное явление из мира рафинированного шансона. Поинтересовался в интернете, прочитал что это «жемчужина Санкт-Петербургской эстрадной сцены», родом из Североморска, настоящая фамилия Хрулёва. Посмотрел, что у неё есть музыкальное и актёрское образование, которое она получила в Питере. Что-то, видимо, произошло в городе на Неве. Если город раньше поставлял крупнейшую поэзию, то в последнее время основных «мастеров» шансона. А концерт, который вчера транслировался, происходил в Госудерственном Кремлёвском Дворце. Печально кремлёвское присутствие приезжих из Питера (улыбка). Ну а то, с каким размахом был проведён концерт, его трансляция на Первом канале и место его проведения говорят ещё и о том, что Елена Ваенга всерьёз и надолго.

Я стараюсь осторожно говорить, догадываясь, что многим то, что я ругаю, может нравится. Может это нравится чьим-то родителям, коллегам… Но с той волной пошлости, которая захлестнула нашу повседневную жизнь, хоть как-то надо бороться. Особенно, когда эта пошлость преподносится, как чистое поэтическое слово, жемчужина, бриллиант и чистый самородок, да ещё и в день праздника Рождества.

Конечно, проще всего слушать этот шансон, пускать лёгкую, а порой и пьяную слезу и считать себя крайне самобытным и приобщённым к некой неповторимой русской культуре. Это приятно, слушая Михайлова, Ваенгу и иже с ними ощущать, что и поэзии ты не чужд…

Что-то надо делать. Обязательно! Нужно создавать хоть какое-то сопротивление, хоть какую-то плотность воздуха и хоть какие-то признаки той среды, в которой пошлости было бы не так вольготно и не так комфортно процветать тем пышным цветом, которым сейчас она процветает. Нужно, чтобы хоть иногда кому-то становилось стыдно. И не только тем, кто производит эту пошлость, оформляет её и транслирует, но и тем, кто покупает на это билеты и пускает те самые слёзы, не видя подмены и фальши. Деньги, потраченные на эти билеты, финансируют пошлость, а слёзы эти, орошают благодатную почву для её процветания. А российская почва всегда была плодородной… И не только для подлинного искусства.

В общем, не умею я отдыхать. Насмотришься от безделья телевизора, не сделаешь ничего хорошего за день, вот и тянет на упаднические настроения. Завтра, если никакой творческой идеи не придёт в голову, пойду чистить снег с крыши гаража. А то он такой талый и тяжёлый, что как бы эту крышу не продавил.

Ваш Гришковец.

P.S. УДАЛИЛ ВСЕ КОММЕНТАРИИ К ЭТОМУ СВОЕМУ ПИСЬМУ. СДЕЛАЛ ЭТО В ПЕРВЫЙ РАЗ ЗА ВРЕМЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ МОГО ЖЖ. НЕ ЖЕЛАЮ, ЧТОБЫ У МЕНЯ ЗДЕСЬ НАКАПЛИВАЛИСЬ ОБРАЗЦЫ НЕВЕЖЕСТВА И ЗЛОБЫ. НАПИСАННОЕ МНОЮ ГОРАЗДО БОЛЕЕ ВЗВЕШЕННО И СПОКОЙНО, ЧЕМ ТО, ЧТО БЫЛО НАПИСАННО В КОММЕНТАРИЯХ, КАК СОГЛАСНЫХ ТАК И НЕ СОГЛАСНЫХ. ДУМАЮ, ЧТО Я ЗАДЕЛ НЕ ТОЛЬКО БОЛЕЗНЕННУЮ, НО И БОЛЬНУЮ ТОЧКУ. и ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО МАСШТАБЫ БЕДЫ МНОГО ЗНАЧИТЕЛЬНЕЕ, ЧЕМ МОЖНО БЫЛО ПРЕДПОЛОЖИТЬ. ДЕЛО, КОНЕЧНО ЖЕ, НЕ В ПЕВИЧКЕ. ДЕЛО КАК РАЗ В ТОМ НЕВЕЖЕСТВЕ ИЗ КОТОРОГО ЗЛОБА И НЕДОВЕРИЕ ПРОИСТЕКАЮТ.

С ПОЧТЕНИЕМ, ГРИШКОВЕЦ.