8 декабря.

Здравствуйте!
Я в Тюмени. Вчера приехал поездом из Омска. Должен сказать, что поезд Новокузнецк — Москва это не просто транспортное средство, но и машина времени. В поездах дальнего следования ничего не изменилось за четверть века. Ни работники, ни пассажиры, ни запах… Завтра поеду в Екатеринбург. Всё совершенно в порядке, кроме погоды. Залы, к счастью, полны…
Недели две назад давал интервью эстонскому изданию. Поскольку мне сейчас сообщить нечего, предлагаю прочитать это интервью. Даю их редко. Будет настроение — прочитайте.

Интервью Postimees

Ваш Гришковец.

Интервью «Новым известиям»

«У меня нет редактора, нет советчиков, нет человека, мнение которого было бы для меня авторитетно. Потому что свой театр я знаю лучше всех в мире. И текст, который я пишу, я тоже знаю лучше всех в мире. Я очень уверенный в себе автор. Я не очень уверенный в себе человек, который много сомневается и совершает очень сомнительные поступки, но автор я очень уверенный. Я одиночка. Те люди, которые занимаются коллективным творчеством, которые делают коллективный театр или кино, или уже тем более те, которые занимаются коллективным эстрадным творчеством, представить себе не могут тот способ, которым я делаю спектакли. Я один. Совсем один. Это не очень весело, и тем не менее это кристально. Потому что мне никто не может помочь, и никто не может помешать».

Читать полную версию интервью.

«Я всегда хотел туда, где играют рок-н-ролл!»

2 апреля в московском концертном зале Crocus City Hall с большим концертом выступят Евгений Гришковец и грузинская группа Mgzavrebi, которые готовят уже второй совместный альбом и только что представили с него первый сингл.

Евгений Гришковец рассказал COLTA.RU, почему он пишет песни, почему выступает с группой и почему плакал, уходя с клубной сцены.

Читать интервью.

Интервью журналу «Профиль»

«Мне мама сказала после премьеры: «Не ожидала, что ты окажешься таким провокатором. Слушаешь тебя и соглашаешься: да, не надо никого любить, так правильнее, лучше. И только потом спохватываешься».

В этом спектакле много говорится такого, с чем я категорически не согласен как автор и как человек. И он весь состоит из вопросов. В конце ведь тоже звучит вопрос: какая любовь была лучше — та, которая в детстве, или та, которая сейчас? Любовь, которая была связана со спокойствием, или любовь, связанная с тревогой? Что лучше? Определенно сердце говорит, что лучше было тогда. Но в то же время ясно, что и обратной дороги нет, это невозможно, этого больше не будет».

Читать полную версию интервью.