Русская Арктика. Одинадцатый день.

Здравствуйте!
Очень обидно, что позавчера запись не дошла до «большой земли». Мы отправляли ее несколько раз, но, увы, она в положенное время не попала в дневник. Дело в том, что интернет у нас на борту совсем-совсем медленный, работает посредством спутниковой связи и одно текстовое сообщение может уходить до получаса. К тому же мы на борту остаемся в неведении, ушла запись или нет, а главное, достигла она адресата, и в какое время. Все-таки пока коммуникации в заполярье не совершенны.
А мы в данный момент идем довольно резво, море, которое 11 дней назад нас швыряло из стороны в сторону, сейчас спокойное. Довольно солнечно. Столбик термометра стабильно ползет вверх. Мы возвращаемся. А есть ощущение, что мы спускаемся с некой высокой горы вниз. Спускаемся, и становится теплее. Вершины мы не достигли, полюс остался на тысячу километров выше той точки, до которой мы добрались. Уже никто с борта не всматривается в морскую даль, надеясь рассмотреть дельфина или кита. А когда мы шли по Белому морю, уходя к северу, все только и делали, что взбудоражено всматривались в волны и держали фотоаппараты наготове.
Читать дальше на сайте партнёра экспедиции Газеты.Ру

Русская Арктика. День десятый.

Здравствуйте!

Остров Чампа! Как я могу его описать? Это сложно… Точнее, я понимаю, что это невозможно, но, главное, я не знаю, с чего начать.

Перед высадкой на Чампе нам сказали, что в том месте, которое мы посетим, есть странное, удивительное и совершенно неизученное явление. Там находятся так называемые сферолиты, которые нигде больше в мире не встречаются. Кто-то из ученых сказал, что подобные сферолиты находили где-то в Австралии, но они там были меньшего размера и не так многочисленны. Нас много раз предупредили и убедительно попросили: когда мы будем покидать остров, сферолиты с собой не уносить. А во время пребывания лучше их не трогать, не перемещать, а большие сферолиты не пробовать на прочность.
Читать дальше на сайте партнёра экспедиции Газеты.Ру

Русская Арктика. День девятый.

Здравствуйте!

26-ое июля 14.35 московского времени. Идем со скоростью узлов десять. Штиль, но качает довольно прилично.  Волны плавные, но не маленькие. Очень плотный туман. Видно метро 40-50 от борта. На борту тишина, все сонные. Свободные от корабельных работ и те, кого не сломил послеобеденный сон, смотрят фильм Данелия «Кин-Дза-Дза». Вот закончу это письмо и присоединюсь к просмотру… Обратный путь всегда таков. Особенно, когда понимаешь, что этот путь не близкий и ускорить его невозможно.

А позавчера на борту царили совершенно другие настроения. Позавчера был очень ранний подъем. В 6 утра все, кто был в силах, и те, кто был обязан, поднялись и стали готовиться к высадке на острове Хейса. Там находится научная станция и самое северное российское почтовое отделение. На этой станции сейчас работает четыре человека, точнее, до нашего прихода на ней работало четыре человека, теперь их пять. Мы оставили на острове Ваню. Ваня – сотрудник национального парка, и его оставили для того, чтобы… Мне сказали, что он остался для мониторинга. Хоть убейте, не пойму, что это значит в здешних условиях.
Читать дальше на сайте партнёра экспедиции Газеты.Ру

Русская Арктика. День восьмой. Письмо второе.

Еще раз здравствуйте!
Пишу второе письмо за сегодняшний день.
Никак не удается отправить предыдущее письмо, так что, скорее всего, вы будете читать обе записи подряд. Не удается, потому что все средства спутниковой связи задействованы на высадке научной экспедиции. В данный момент высадка практически закончена. «Профессор Молчанов» смог найти брешь в ледовой кромке и подошел метров на 150 к берегу. Мелких и крупных льдин очень много, но все же было принято решение высаживаться на берег зодиаком. Погода испортилась, опустилась низкая облачность, сильно похолодало, полетела морось. Экспедиция и экипаж в огромные сетки загрузили оборудование и лебедкой опустили эти сетки в крошечный и утлый по сравнению с большими льдинами катерок. Этот катерок сделал несколько ходок до корабля к острову. Мы все, остающиеся на борту попрощались с нашими учеными.
Уже во время прощания было видно, что остающиеся на Земле Александры люди не с нами, они уже не на борту, они уже все там, в своих делах.
Орнитолог Мария перед самой отправкой взяла у меня автограф для сына ко дню рождения. Я что-то написал, спросил, сколько ему лет, она сказала, что исполняется 26. Я попросил передать ему привет, а она сказала, что с удовольствием привет передаст, когда позвонит сыну в сентябре. Вот такая жизнь…

Читать далее…Русская Арктика. День восьмой. Письмо второе.

Русская Арктика. День восьмой. Письмо первое.

Здравствуйте!
Сейчас 17 часов 10 минут московского времени. Идем малым ходом вдоль острова Земля Александры. Вышли из бухты Скворцова, где осмотрели с борта в бинокли гнездовье редчайшей птицы со скромным названием белая чайка. Подойти ближе и высадиться было нельзя… Потому что нельзя. Нельзя беспокоить белую чайку, т.к, она, как всякое редчайшее существо, капризна, нервна и даже истерична, а также нежна и ранима. Все более стойкие и спокойные твари встречаются в мире в гораздо больших количествах, чем нежные и чувствительные.
Возле гнездовий чаек было очень красиво, потому что вдоль берега плавало много мелкого льда и небольших айсбергов. Мы шли буквально через сплошную кашу голубых обломков. Нам объяснили, что, видимо, недавно откололся и упал в воду большой фрагмент ледника. Вот из него вся эта бело-голубая каша и получилась.
Читать дальше на сайте партнёра экспедиции Газеты.Ру